Автор Тема: Беглецы. Версия 3.11  (Прочитано 3302 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Беглецы. Версия 3.11
« : 26 Декабрь 2017, 23:17:05 »
Попробую выкладывать здесь третью часть. Говорю сразу - пишется медленно и тяжело.
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #1 : 26 Декабрь 2017, 23:17:51 »
- Уходите. Мы задержим их.
Ирруэль тоскливо опустила глаза к пыльной траве и нехотя кивнула в знак согласия. Она не собирается спорить с вождём их племени. Просто нужно выполнить приказ… Но так душат эти непрошенные слёзы. В конце концов, ей всего двенадцать лет. Давя в горле всхлипывания, молча кивнула в знак согласия. Неожиданно для девочки вождь шагнул вперёд. Большая ладонь коснулась её головы, мягко потрепала волосы под белым покрывалом. Неужели… Мужчина вдруг наклонился и едва слышно прошептал, чтобы не слышали посторонние – вождю неуместно показывать свою слабость перед посторонними:
- Береги себя, дочка…
…Затем подхватил её сильными руками за талию и, словно пушинку посадил в седло верховой ирры, затем сделал шаг назад, громко хлопнул по крупу. Животное взвизгнуло от неожиданности и рвануло с места галопом, догоняя уже довольно далеко отдалившуюся от небольшого отряда воинов колонну беженцев. Вождь вздохнул, на мгновение расслабившись, но тут же собрался и распорядился:
- Готовим засеку. Надо задержать погоню как можно дольше.
Затем первым шагнул к обочине, на ходу вытаскивая из чехла боевую секиру. Не дело, конечно, использовать благородное оружие как инструмент дровосека, но, он надеется, что за такое сталь его простит. Потому что они, немногие уцелевшие воины клана Орте, собираются принять здесь свой последний бой...
…Умереть Иррав ап дель Орто не боялся. В конце концов, долг воина защищать свой народ. И не его вина, что от клана остались лишь сущие крохи. Более сильные и могучие племена почти сто лет назад вторглись в зелёные Долины Высокого народа, после жестоких сражений постепенно оттесняя племя всё дальше к Диким Горам. Год за годом, десятилетие за десятилетием. Кровь, пролитая обеими сторонами давно превратилась в полноводную реку на небесах. Тем не менее, на стороне захватчиков было два преимущества: первое – куда большая их многочисленность. Второе – изворотливость и жестокость, неслыханная среди высокого народа. Пленных вторгшиеся никогда не брали, вырезая захваченных подчистую, причём, и это было обязательным, после жутчайших пыток, запугивая уцелевших. Кроме этого чужаки перекрыли караванные пути, и Высокий народ испытывал настоящую нужду в железе. Его не хватало для изготовления оружия, орудий труда, инструментов и утвари. С каждым днём чужаков на долинах Высоких становилось всё больше. И с каждым днём число тех, кто принадлежал к их противникам наоборот, уменьшалось. Завоеватели охотились на них, словно на диких зверей, не соблюдая никаких договоров. Когда им было выгодно, враги заключали мир, исподтишка стравливая между собой кланы и нападая в удобный момент. Высокие слабели. Враги – крепли. Начало сказываться и то, что наиболее плодородные земли уже были под пятой захватчиков. Кроме железа начало не хватать и пищи для людей, которые вынуждены были уходить всё дальше и дальше. И вот настал тот чёрный час, когда они, сто пятьдесят воинов клана Орто, примут свой последний бой с армией, преследующей их. На сколько времени горстка Высоких сможет задержать противника? На час? На день? Большее время? Каждая минута, выигранная в бою, спасает чью то жизнь. Может, именно этот миг поможет  выжить его дочери. Поэтому он, последний Вождь клана, Иррав ап дель Орто, сделает всё, чтобы преследователи умылись здесь кровью. Им нет другого пути, кроме как подниматься по узкой дороге среди непроходимого леса с одной стороны, узкой полосой вытянувшегося вдоль неведомо куда ведущей дороги Древних, и бездонной пропасти с другой стороны. Именно поэтому он принял решение дать свой последний бой именно здесь, пока караван беженцев, числом две тысячи женщин, детей и стариков, плюс десяток тяжело раненых, стане уходить всё дальше и дальше по этой узкой тропе, проложенной руками неведомых существ, живших в этом мире задолго до Высоких и чужаков…
…Губы Вождя чуть дрогнули в кривой усмешке, тогда как руки делали своё дело, раз за разом вонзая лезвие боевой секиры в прочную древесину синей сосны. Пусть Боги явят милость к его народу и, конечно же, к его единственной дочери, младшей, и любимой. Ибо старшие сыновья пали год назад в страшной сече на реке Умарай, где Высокие сумели удержать очередной натиск железнобоких, но лишились почти всей своей силы. Он, Вождь, надеется, что Древняя Дорога всё же выведет беглецов в безопасное место, а уж они, последние воины Клана, сделают всё, чтобы у них было как можно больше времени на это. Именно об этом он думал, отбивая очередную атаку закованных в железные латы с ног до головы противников. Эта мысль билась в тот момент, когда его тело пробило очередное копьё, но он в последнем усилии дотянулся до шеи врага, пробивая кольчужную сетку, укрывающую его шею. И глядя на пылающую в небе луну, губы Высокого последний раз дрогнули в довольной ухмылке – они выиграли беженцам почти двенадцать часов. Горстка из неполных полутора сотен израненных, измученных воинов, против несчётной рати врага…
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #2 : 26 Декабрь 2017, 23:19:03 »

Глава 1.

…Ирруэль в который раз подняла глаза к холодному, тёмному небу. Луна сегодня пылала особенно ярко своим кровавым цветом, предвещая очередные несчастья Высокому народу. Впрочем, какому там народу? Их осталось всего ничего. Меньше двух тысяч, из которых треть детей, которые ещё нескоро войдут в силу, и войдут ли вообще? Сотня дряхлых стариков, неспособных держать в руке меч или копьё, чьи ноги подгибаются под тяжестью доспеха. Почти тысяча женщин всех возрастов. Ну и десяток тех, кто получил тяжелейшие раны в последнем сражении с врагами. Половина из них умрёт уже сегодняшней ночью, а те, кто выживут, способны будут только делать детей… Сглотнула, чуть тронув ирру пятками под округлые бока. Животное всхрапнуло, но по-прежнему продолжало тащиться тяжёлым усталым шагом – звери были измучены куда больше, чем те, кто сидел в высоких двуосных повозках или медленно брёл по дороге. В возах сидели лишь те, кто не мог сам идти, окончательно выбившись из сил, да раненые и грудные дети. Караван углублялся всё дальше и дальше  по узкой дороге, из выщербленных тёсаных каменных плит, вьющейся между гор вдоль бурной речки, текущей в пропасти слева от беглецов. Справа же ввысь вздымались бесконечные базальтовые стены мрачного цвета, не разбираемого в  сгустившейся тьме. Ирруэль вновь попыталась пришпорить верховое животное, и, о, чудо! Ирра добавила ход, медленно обгоняя еле движущиеся повозки каравана. Спустя какое то время девочка оказалась среди десятка всадниц, составляющих авангард колонны. Женщины несли в руках горящие факелы, свет которых не столько помогал рассмотреть дорогу, сколько слепил, но хоть немного позволял рассмотреть поверхность, чтобы не угодить в бездонный провал. Вязкое молчание окутывало караван. И – безнадёжность, клубившаяся вокруг. Все знали, что будет, когда их догонят враги. И никто не сомневался, что это произойдёт рано или поздно. Но никто не прекращал двигаться. Вперёд. Только вперёд. Ибо пока движется человек, жив он. И жива его надежда. Час за часом. Миля за милей. Всё дальше и дальше. Несколько повозок пришлось бросить – животные, движущие их, не выдержали и пали. Пришлось тесниться ещё больше, но никого не бросили. Ирруэль подняла глаза к небу. В очередной раз. Скоро рассвет, и станет легче идти, когда солнце осветит путь. С другой стороны и враги смогут двигаться быстрее. Вздохнула, стараясь держать на лице бесстрастную гримасу. Она – дочь Вождя, и не дело ей, Ирруэль ап дель Орто, показывать слабость перед своими соплеменниками. Вперёд, сквозь усталость и боль в измученных до края мышцах, пока ещё можно двигаться… Натянула поводья, подавая ирру к обочине. Хватит. Уже рассветает, и теперь авангард обойдётся без неё. Теперь её место позади каравана. Среди тех, кто движется в отряде позади, кто примет последний смертный бой, защищая тех, кто не способен держать оружие… Повозка за повозкой проезжала мимо неё, в бледном свете загорающегося рассвета можно было рассмотреть усталые, потухшие лица. Но… Девочка замечала, что люди готовятся. Кто наводил последний лоск на отточенные до остроты бритв наконечники стрел. Подростки, многие даже младше её, сжимали в руках отцовские мечи, тяжёлые для их неокрепших мышц. Девочки и юноши. Девушки и женщины. Когда наступит время, они станут сопротивляться из последних сил, не щадя себя. А затем… Затем прыгнул в пропасть. Живым не сдастся никто. Потому что попасть в плен, значит, всё-равно умереть. Только к смерти прибавятся жуткие муки… Ожидание, это самое худшее в человеческой жизни. Но пока они ещё движутся, и враг не настиг их. Неужели воины Племени смогли выиграть им столько времени? Да будут они вознаграждены за такое на небесах. Отец… Девочка сглотнула слёзы, и тут заметила, как им навстречу спешит один из членов передового отряда. Выхватив Ирруэль взглядом, устремилась к ней, и,, поравнявшись, развернула своего зверя и коротко склонив голову, средних лет женщина, торопливо заговорила:
- Вождь!..
…Все вздрогнули, услышав такое обращение, только губы Ирруэль превратились в тонкую ниточку, побелев. Женщина повторила:
- Вождь! Дорога вывела нас в долину! Огромная! Полная лесом! Что нам делать?
…Только тут девочка заметила, что колонна уже не движется, а стоит на месте. Делать… Что им делать? Далёкий звук рога, донёсшийся по ущелью, заставил принять решение:
- Лес велик?!
Женщина согласно кивнула:
- Да, Вождь. Края не видно! Из огромных деревьев!
- Тогда вперёд, и как можно быстрее! Матерям с грудными детьми спрятаться в лесу. Остальным…
…Вздохнула, не сдержав эмоции:
- Знаете, что делать.
…Гулкий удар кулаком в грудь, прикрытую кольчугой павшего ранее мужа, более глубокий наклон головы, в знак уважения, а не простой вежливости, как в начале. Затем топот копыт успевшей немного отдохнуть за короткий разговор верховой ирры.
- Вождь…
Голос командира арьегарда заставил вновь собраться.
- Не лучше ли нам принять бой здесь… Тут узко, и они не смогут…
- Взгляни на себя и подруг и сравни врагов с нами.
Коротко бросила девочка, и все сразу замолчали. Их противник закован в железо с ног до макушек. Даже их ирры покрыты металлом. Длинные копья. Длинные прямые мечи. Пусть и скверного железа, но зато его много. А у них… Да, оружие Высоких куда эффективнее! Их мечи не ломаются и рассекают доспех довольно легко, не тупясь. Но только если рукоятка сжата в крепкой руке мужчины, а не слабой женщины. Разогнавшееся закованное в железо животное, на котором восседает такой же бронированный и неуязвимый для них всадник, невозможно остановить. А тут, тем более, дорога идёт под уклон, что играет только на руку врагу. К тому же против Клана профессиональные воины, а не матери и жёны, да незрелые подростки. Смазка для мечей и копий…
…Они вывернули из-за последнего поворота, и Ирруэль невольно ахнула, увидев расстилающуюся перед ними картину. Слова – это просто слова. Другое дело, когда ты видишь всё своими глазами в ярких лучах поднявшегося в небе светила. Громадные, чуть ли не высоту полёта стрелы боевого лука, деревья, никогда не виданные ранее, мощные даже издали. Именно к ним вела древняя дорога, ставшая даже лучше, чем когда вилась среди ущелий. Плиты лежали ровнее, промежутки между ними стали меньше.  И – воистину Великий Лес! Что? Что за этой стеной величественных гигантов? Любопытство вспыхнуло в девочке ярким пламенем, впрочем, тут же потухшем:
- Вождь! С тыла!
…Их ирры уже давно шлёпали копытами по равнине, где высились огромные деревья, одолев примерно половину пути. Караван уже заканчивал втягиваться в небольшой, просто крохотный просвет среди стволов. Но позади, из-за того поворота, который они миновали несколько минут назад, уже вытягивалась мрачная, окованная чёрным металлом плотная колонна врагов.
- Быстрее! К лесу!
… Ирруэль до этого своими глазами не приходилось видеть врага, Точнее, воинов врага. И сейчас ей стало по настоящему страшно. Нет, её решимость крепка по прежнему, и она будет драться до последнего. Но всё это, и даже смерть, было до этого мгновения каким то отстранённым, словно во сне. А теперь это всё – грубая реальность, разорвавшая её жизнь. Страшно. Очень страшно! И девочка пришпорила ирру. Хвала Светлым Богам, что та, словно понимая, из последних сил прибавила ход, чтобы добраться до прохода среди деревьев. Остальные женщины арьегарда тоже ускорили ход. Враг же наоборот замедлился. Его передовые воины остановились. Зачем? И тут же поняла – они ждут, когда подтянутся остальные. Ведь не сотня же воинов преследует Клан? Значит… Вихрем влетела под сень лесных гигантов. Сразу стало темно. Спрыгнула с тяжело поводящей боками ирры, огляделась и едва не ахнула, с трудом удержав удивлённый возглас. Бесконечная зелёная стена леса, где множество зверя и полян, пригодных для выращивания злаков в пищу… На глаза девочки невольно навернулись слёзы, и она зло смахнула их рукавом. Отцепив колчан от седла, направилась к первому гиганту, стоящему у самого края долины, разделяющей лес и словно обрезанные ножом горы, из которых волна за волной выплёскивались закованные в чёрный металл враги. Хвала Богам, что она не одна, рядом сёстры и братья. Те, кто встанет сейчас с ней плечом к плечу для последней безнадёжной битвы. И пусть Боги даруют ей счастье прежде, чем умереть самой, забрать жизнь своего противника…
- Идут! Идут!
Послышались возгласы соплеменниц. Короткий взгляд в сторону – все, кто мог держать в руках оружие, были здесь. Блестели наконечники копий, выставленных вперёд, Заскрипели натягиваемые луки. Рука Ирруэль привычно ухватила стрелу за оперенье, наложила на тетиву. Это не боевое оружие, а сделанное специально под её возраст учебное. Но даже из него девочка сможет положить стрелу в смотровую щель горшковидного шлема на приличной дистанции.
- Готовься!
Ломким высоким голосом отдала она команду. Свою первую в качестве вождя Клана, и, кажется последнюю… Рёв боевых рогов заставил на миг замереть бешено колотящееся сердце, но губы сжались ещё плотнее, а правый глаз прищурился, выбирая цель. Ещё немного, ещё чуть… Уже слышен топот тяжёлых зверей, несущихся во весь опор. Блестит светило на опущенных к земле наконечниках длинных двузубых копий. Кажется, что слышно хриплое дыхание врага… Гром среди ясного неба заставил Ирруэль вздрогнуть от неожиданности. Что это?! Откуда? Внезапно прямо перед надвигающимся клином противника выросли столбы земли и пламени. А затем небо словно раскололось на части. Прямо перед ними из-под земли появились… Появились… Девочка никогда не видела подобных людей: высокие, даже выше её соклановцев, плотные фигуры в необычных круглых шлемах. Зелёные одежды, покрытые мелкими крапинками, толстые жилеты из необычного материала. Древние?! Или чужаки? Те, кому этот лес служит домом? Но в следующий миг все мысли вылетели из головы Ирруэль. Этих зелёных воинов было немного. Где-то сотня. Вряд ли больше. И они смело преградили путь десяти тысячам рыцарей. Сумасшедшие? Или так уверены в своей силе?! Снова гром с чистого неба, и вновь огонь и земля сметает атакующие шеренги. Запахло чем то кислым и едким, заставляя слезиться глаза. А затем… Словно великан рвёт прочную парусину. Треск. Частый, сливающийся в одну нить, рвущий уши. И летят, кувыркаясь, верховые звери на землю, давя своих всадников. Словно проведена некая черта, которую не позволено переступить никому другому, кроме них. Проведена самим Богом Смерти. По одну сторону которой – она со своим Кланом и неведомые воины, владеющие страшной магией. По другую – враги всего сущего. Впрочем, уже не враги, а мертвецы. Снова гром с чистого неба, и к верху взлетают новые фонтаны земли, освещённые изнутри смертным огнём, и взмывают ввысь шлемы и обломки оружия, части тел людей и животных… Злая улыбка на миг появилась на губах Ирруэль – кажется, Боги услышали её молитвы и прислали… Кого? Не окажутся ли спасители ещё худшими врагами?! Внезапно её обожгла мысль – а что с теми, кого она отправила прятаться в чащу?! Хотела было отдать команду вернуть, и замерла в ужасе – прямо из воздуха появилось нечто… Нечто… Огромное, свистящее и ревущее одновременно, с длинным хоботом из стали, покрытое такими же зелёными пятнами, как и одежда воинов. Следом выкатилось ещё шесть стальных повозок на огромных толстых колёсах, устремившихся прямо на врага, на его остатки. Только сейчас Ирруэль заметила, что от стройных атакующих шеренг ничего осталось. Лишь холмы неподвижных тел покрыли когда то ровные каменные плиты дороги, ставшей алой от крови… Гром затих, остановился и тот частый треск, так больно бьющий по ушам, шум от гигантских железных повозок и громадного зверя быстро удалялся к горам. Время от времени доносились стоны и крики боли и ужаса. «Зелёные» воины, повинуясь неслышной ей команде быстро свернули свою цепь, затем собрались в плотную коробку, держа в руках магические жезлы. Ибо то, что увидела Ирруэль и её соплеменники было ничем иным, как волшебством, о котором рассказывают лишь в легендах. Над полем, ставшем смертным ложем для завоевателей, на мгновение повисла тишина. Девочка колебалась лишь мгновение, затем отпустила тетиву лука, не глядя сунула его кому то сбоку. Засунула обратно в колчан стрелу. Сняла тул, так же отдала кому то сзади. И шагнула вперёд. Ещё шаг и ещё. Ещё несколько. Что толку прятаться? От магии не убежишь, это известно всем. И прятаться бесполезно. Ирруэль уверена, что зелёные волшебники её прекрасно видят. Она даже чувствует их взгляды на себе. Почему то… Удивлённые. Что? Чем ближе, тем больше видно, уже можно рассмотреть мельчайшие детали. Их одежда… Одинакова. И оружие тоже. Впрочем, нет. Кое у кого оно другое. Но их обувь, шлемы, жилеты… И уже можно разобрать их черты на пятнистых, как и одежда, лицах с огромными блестящими глазами… Но нет, это не пятна на коже, а боевая раскраска! Значит, они на тропе войны? Ноги ужасно тяжёлые, заплетаются. Волочатся, шоркая подошвами сапог, по камню. Она словно идёт на место казни. Чужаки вдруг начинают шевелить губами, но слов ещё не разобрать, не узнать знакомых слов… Она на мгновение останавливается, отцепляет от вышитого бисером пояса кинжал, наклоняется и кладёт его на землю. Затем выпрямляется и показывает чужакам пустые руки. Поймут ли они, что Клан не хочет сражаться? Страшные мгновения молчания и неподвижности магов. Затем… Один из них выступает вперёд, передавая свой волшебный смертоносный жезл соплеменнику. Снимает свой шлем, обнажая голову с короткими светлыми волосами, сейчас тёмными от пота. Громадные глаза вдруг поднимаются на лоб, и на неё смотрят обычные человеческие глаза светло-зелёного, словно листва леса, глаза. Теперь можно разобрать, что у чужака приятные черты лица, почти не отличающиеся от лиц членов Клана. Он… Старше. Может, лет на десять. Но гораздо, гораздо сильнее любого из тех, кто сейчас прячется за могучими деревьями… Свист и рык стального зверя с длинным хоботом заставил её вздрогнуть. Позор проявить слабость! Но разве можно противостоять такому?! Качнув своим носом, чудовище резко замерло на месте. Его крик-вой стал куда тише. Исчезла злоба в голосе зверя, сменившись довольным  посвистыванием. Замерли повозки рядом с главным, как она понимает, в стае, чудовищем. И – внезапная тишина, когда слышен звук ветра и шелест травы, волнуемой им. И – едкий запах крови и гари, самой смерти для тех, кто преследовал Клан. И мучительные мгновения ожидания решения судьбы для Клана и лично для неё… Чужак подошёл вплотную, глядя на неё сверху вниз. Ну – да. Она почти на две головы ниже его. Коротко, буквально на мгновение склонила голову в коротком поклоне, затем выдохнула внезапно пересохшим горлом:
- Ирруэль ап дель Орто. Вождь Клана. А кто вы?
И протянула руку вперёд, показывая на тех и то, что стояло за его стеной. Тишина в ответ. И невыносимо тяжкие мгновения ожидания ответа. Понял ли её чужак? И не расценил ли её слова, а главное, жест, как знак объявления войны? Тишина становилась уже просто невыносимой, но тут чужак, наконец, разомкнул губы. Его голос оказался низким и приятным:
- Вовк Зван. Новая Русь, девочка.
…Что это за звуки? Ничего непонятно! Ни единого слова! От бессилия Ирруэль уже готова была расплакаться, когда вдруг откуда то сбоку прозвучали уже понятные фразы:
- Он говорит, что его зовут Вовк Зван, и он из Новой Руси. Но скажи мне, девочка, не слишком ли ты юна для того, чтобы быть Вождём Клана?
…Рядом с чужаком возникла… Несомненно, это Высокая! И узоры на её налобной повязке говорят о том, что эта девушка из Родственного им Клана Чёрной Реки, вырезанного под корень железнобокими врагами год назад… Но она одета в такую же пятнистую одежду зелёного цвета, как и чужак. И у неё такой же волшебный жезл! И такие же короткие сапоги со шнуровкой!
- Ты…
- Я, точнее, мы ждём ответа на свой вопрос, девочка. Не слишком ли ты молода для Вождя Клана Сухой Травы?
И насмешка в голосе ей не почудилась. Что же… Гордо вскинула голову:
- Не слишком. Я – дочь Аэра ап дель Орто, павшего вчера. Из семьи вождя, и по праву признания кланом взявшая узы правления в свои руки. Мои люди, точнее, те, кто остался, подтвердят мои слова…
Обернувшись, махнула рукой и вновь развернулась лицом к чужакам, точнее, соплеменнице и волшебнику. Спиной ощутила, как из-за лесных гигантов появляются её люди, и усмешка в глазах Высокой сменяется горем и скорбью. Всё верно. Она знает судьбу, постигшую её клан. Дрогнувший голос, полный сочувствия:
- Вы – беглецы?
Глубочайшее удивление поразило Ирруэль:
- А разве вы вмешались не из-за желания защитить нас от железнобоких?!
- У нас свои дела.
Внутри девочки словно что-то оборвалось, и только зародившаяся надежда рассыпалась пеплом в выжженной дотла душе. Потухшим голосом она произнесла:
- Нас…
Сглотнула комок, возникший в горле, собралась, стягивая в кулак всю волю, потом закончила:
- …Тоже… Уничтожат, как тех?
Кивнула головой за спины двоих, показывая на горы трупов. И едва не закричала от радости, вновь возвращаясь к жизни, когда волшебник своим красивым голосом, с ужасающим акцентом, но, тем не менее, чётко ответил ей на Высокой речи:
- Россы не бросают тех, кто ищет помощи. Мы поможем вам.
И кивнул в знак дружелюбия. Затем уже Высокая задала следующий вопрос:
- Сколько вас осталось?
Вновь Ирруэль стало плохо от того, что она сейчас скажет:
- Девятнадцать сотен. И ещё пять десятков и четыре.
- Из всего Клана?
Удивилась одетая в зелёное соплеменница и вдруг, словно туча, наползла на её лицо. «Вспомнила своих», - поняла девочка. Между тем волшебник что-то произнёс на незнакомой речи в крохотную ягодку, висевшую на тоненьком, почти прозрачном прутике прямо возле рта. Затем обратился к своей спутнице, проговорил несколько фраз, на что та согласно кивнула, и лишь затем вновь обратила свой взгляд на соплеменнице:
- Наш…
На секунду замешкалась, подбирая слово, и, наконец, найдя, продолжила переводить:
- Военный Вождь просит вас собраться в одном месте, чтобы не мешать и случайно не произошло что-нибудь плохое. Они будут переводить свои…
…Снова заминка, и вновь чёткая речь:
- железные повозки и небесные птицы из другого мира.
Затем, без всякого перехода задала вопрос:
- У вас есть пища?
Ирруэль замялась, ей было стыдно, но всё же смогла ответить честно:
- Очень мало. Может, на день, самое большее – два дня.
К её удивлению соплеменница кивнула в знак понимания:
- Это хорошо. Где-то…
Прищурилась на светило, затем бросила взгляд на непонятный браслет у себя на левой руке, вновь продолжила говорить:
- Через четверть пути Небесного Владыки сюда подвезут еду и временное жильё. Шатры. Прибудут лекари, которые окажут помощь раненым и больным. Немного, но и народ Россов не так велик. Они помогут вам устроиться, пока вы не сможете построить себе нормальные дома и не распахать поля.
Ирруэль удивилась:
- А как же железнобокие? Разве они оставят нас в покое?
Ответил ей вновь волшебник, и с тем же жутким по звучанию акцентом, но вполне понятно:
- Не оставят, значит, умрут.
- Умрут?
Переспросила девочка, и получив в ответ утвердительный кивок и спокойный, уверенный взгляд этого… Звана… Задала новый вопрос:
- А зачем вы пришли в наш мир?
На что тот вдруг улыбнулся и вдруг, протянув руку, совсем как… Отец на прощание, коснулся её волос в ласковом жесте:
- Хотел бы я и сам это знать, малышка.
- Малышка?!
Ирруэль вспыхнула, словно вязанка хвороста, облитая маслом и брошенная в  пылающий очаг:
- Я – Вождь Клана Сухой Травы!
- Бывшего Клана.
Спокойный голос соплеменницы заставил девочку взять свои эмоции под контроль. На мгновение замолчав, тут же выпалила:
- Пока жив хоть один человек из Клана – Клан жив!
- Верно сказано, девочка.
Снова вмешался чужак. Бросив на него взгляд, Ирруэль отступила на шаг, затем спросила одетую в зелёное Высокую:
- Почему он не говорит сам, хотя знает нашу речь?
Внезапно та улыбнулась, затем хитро прищурилась:
- Ему щекотно говорить.
- Щекотно?
Это поразило девочку до глубины души, и она повторила:
- Щекотно?!
На что Высокая утвердительно кивнула и повторила:
- Да. Наречие россов более жёсткое, и поэтому наш язык вызывает у них щекотку в горле с непривычки. Со временем всё наладится, а сейчас ему просто тяжел разговаривать без привычки.
- Я… Понимаю…
И отступила назад, потому что за спиной «зелёных» и их людей вспыхнуло сияние, напоминающее свет Небесного Владыки, и из него, из этого света, полезли самые настоящие чудовища из стали. Увиденное слишком надавило на её хрупкие плечи, и, всхлипнув, Иррруэль просто отключилась…
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #3 : 26 Декабрь 2017, 23:20:10 »

Глава 2.

…Я кошусь на лежащую на носилках девочку, возле которой хлопочут две старухи из местных и наша штатная переводчица Аэллиэль Петрова, а сам думаю, как мне расхлебать ту кашу, что заварил мой батя. Итак, давайте по порядку. Начнём с самого начала, которое произошло пять лет тому назад. Родитель мой тогда вернулся с «вахты», как назывались в нашей стране выезды на работу на определённое время в места и столь, и не столь отдалённые от цивилизованных краёв. Ездил он в те времена довольно часто. Надолго. Обычно – два раза в год. Приезжал усталый, исхудавший, но с деньгами. Собственно говоря, вся семья за счёт этих денег и жила. Вернее, выживала, поскольку стране нашей на её простых граждан было наплевать. Более того, мы даже мешали им. Власти той. Поскольку нас, граждан коренной национальности, о которой даже в конституции страны не упоминалось, было, по меркам той самой власти, слишком много. Поэтому и старались количество наше сократить, всеми силами и способами. Тут и практически полное отсутствие рабочих мест для нас, и полная дегенератизация образования, с полным уничтожением профессионального. И отказ врачей лечить граждан старших возрастов, и отравленные и прямо запрещённые к продаже во всех других странах, кроме нашей, геномодифицированных продуктов, распространяющих химер. Да много чего ещё, когда людей в стране слишком много. По чужому мнению, разумеется, а не самих граждан. Нет, работа, конечно, имелась, и довольно много, но… Для так называемых гастарбайтеров, выходцев из других государств, ставших таковыми после развала Империи, при которой родились и были воспитаны мои старики. Батя часто задавал интересный вопрос своим собеседникам из «либерастов», мол, если эти приезжие так жаждали независимости и свободы, так какого они делают здесь, в той самой стране, что их так угнетала и порабощала? Ответа, как правило, не было. Да и жизнь становилась всё хуже и хуже. Цены и различные поборы росли, как и количество чиновников и полиции, в которую переименовали милицию. Сестра моя в последней и работала. Но… Просто деваться некуда. Ну а я, как из армии пришёл, где год траву красил, да дачи генеральские строил, так и сидел на шее у стариков. Потому что ни специальности толковой, ни стажа работы у меня не было. И никому я был не нужен. Кроме родаков, естественно. Батя ворчал, вестимо, но не на меня, а на тех, кто сидел наверху, как пиявка на шее. Так вот и доживали. Спасало и то, что отец в рот спиртного не брал все деньги в дом тащил. Так вот и выживали. И дожил я до двадцати трёх лет, заработав всего то ничего за те три года… Пару халтур, да одну шабашку. Даже вспоминать стыдно. Тьфу! Но отвлёкся я. В общем, вернулся отец с очередной вахты обычный – усталый, с потухшим взглядом, похудевший… Он и так худощавый, а тут вообще – скелет скелетом, кожей обтянутый. Но с деньгами. Мать прямо расцвела от радости. Праздничный стол в честь возвращения, гостей, кроме своих, не было. Потом батя рухнул в койку, после помывки, и почти сутки спал. Ну а потом сел за свой комп. Всё, как обычно. Видно, с матушкой они всё уже перетёрли, ну а нам скажут, что надо, когда всё устаканится. Словом, отец на балконе сидит, где у него кабинет оборудован, и вдруг звонок ему, на мобильный. Я то у себя сидел, искал вакансии. Минут десять – вылетает отец на кухню и меня зовёт. Машина, мол, на ходу? Ну а чем мне ещё заниматься, если других дел нет? Он ключи взял и уехал. Вернулся задумчивый, снова к себе в кабинет, заперся. Благо звукоизоляция там была – не у всякого олигарха такая сделана… Мельком видел, что разговаривает с кем то по «скайпу», потом по мобильному звонил, короче, через день мы с ним поехали на ночь глядя на «рыбалку». В первый раз меня с собой взял. Правда, снасти для этой рыбалки оказались, почему-то, огнестрельные и сапёрные. Кто в теме – тот поймёт. Тут то я и струхнул… И, кажется, начал догадываться, по каким таким вахтам мой родитель ездит. Не хотелось мне, если честно, по его стопам пойти. Не моё это. Не моё. Только куда деваться то? Впрочем, обошлось. А ещё через два дня мы поехали всем семейством в Карелию. Матушка рычала, но сдалась. Правда, всю дорогу дулась. Ну, с двумя водителями, сестра тоже авто водила, добрались за сутки с небольшим. Могли бы и быстрее, да прицеп тормозил. Тяжёлый, сволочь… Генератор мы везли. Зачем, спрашиваете? А лагерь там был, в лесу. У небольшого озера. Здоровый! И так народу много, да пока мы в нём находились, люди подъезжали каждый день! Всё больше и больше! Потом техника пошла, самая разная, и военная, и гражданская. Отец всё отшучивался на наши вопросы, только с сестрой на охоту стал ходить. В принципе, жили отлично. И не скучно было, и кормили не за свой счёт, а общественный, но вкусно! Не хуже, чем дома. Так мы месяц прожили, пока однажды ночью нас по самой настоящей тревоге не подняли, не запихнули в машины и не прогнали через какое то устройство. Совершенно непонятное. Рамка светящаяся, как в сериале «Звёздные Врата», только квадратная, и, сразу понятно, самопальная, потому что и провода накручены, и приборы наши. Ну, может, не наши в том смысле, но человеческие. Изобретение безумного гения, как в кино говорят. Только вот изобретение это сработало. На все сто процентов. Потому что утро мы встретили в совершенно другом месте, мире, и даже, похоже, Вселенной. Честно! Вначале то никто почти и не поверил, кроме посвящённых в это дело с самого начала, но когда две луны в небе увидели – то пришлось. Потом недельный марш через лес и прерию. Ох мать батю и пилила! Особенно, когда оружие всем раздали. Пацифистка она у меня была страшная. И добрейшей души человек… Почему была? Да когда наш караван на место прибыл, стали город строить. Аборигены начали захаживать. Только странные они. По виду – типичные наши, в смысле, земные, азиаты. Такие же тощие, узкоглазые, худые. И апатичные, хоть им кол на голове теши. Ну а у нас стройка полным ходом шла. Жильё, инфраструктура, начали заводы монтировать. Местную жизнь осваивать. Нашли много чего полезного. Наши старшие, Совет десяти, так называемый, всё предусмотрели, кроме одного – что аборигены в один прекрасный момент на нас нападут… Резня была страшная, наших погибло много. Правда, в основном, среди гражданских. И матушка моя тоже… Погибла. Так и не смогла себя заставить на курок нажать. Отец в то время в поиске был, нашли они там что-то интересное. Когда вернулся и узнал – почернел, как каменный стал. И – ушёл. Долг выплачивать, как он выразился. Вернулся через неделю и новость принёс – нет больше аборигенов на материке. Совсем нет. Кого мы похоронили, а остальные выжившие, словно самураи, с собой покончили. Все. И старики, и женщины, и детей сами грохнули. Так что остались мы одни. Постепенно город восстановили, вновь ожили, а там батю заслали в разведку. На другой материк, к другим уже аборигенам. Я пару раз к нему выбирался – ничего так. Словно у нас до Октябрьского переворота. Отец говорил – как в Первую Мировую обстановка. У местных даже название государства на наше прежнее похоже было. Так он почти два года там пробыл, пока и в Русийской Империи не полыхнуло. И, как выяснилось после, не без помощи заокеанских друзей, местных пиндосов. Началось там самое настоящее безумие. Даже, скорее, вакханалия и полный беспредел. Отца пришлось отозвать, когда интервенция началась. Даже перебросили специальное подразделение быстрого реагирования ему на выручку, благо он не один шёл, а с теми, кого смог вытащить. И мне он невесту привёз. Только не срослось у нас с ней. А вот бате повезло! Привёз себе красавицу! Пусть с ребёнком, но зато… Душа в душу живут. Уже двоих своих имеют. Завидую! Дальше – больше. Пришлось нам помочь русийцам разобраться с Океанией, как тутошних пиндосов зовут, и начать государство восстанавливать. Пахали – только спина трещала. От зари до зари, при лунном свете. Но постепенно наладили жизнь. Насколько возможно было. Повезло, что родитель мой умудрился каким то образом их императрицу овдовевшую вытащить, ну а та не растерялась и выскочила за нашего Председателя Совета Десяти. Замуж, разумеется. Так что деваться некуда было. Ну а дальше… Дальше было по прежнему, кроме одного. Наши начали с Океанцами общаться. И я туда попал. Естественно, дров наломал по молодости и дурости. Чуть не женился  даже. Хвала Богам нашим – уберегли. Как предохранитель сработал. Потом полыхнуло и там, за морями-океанами… Навалились на нас вояки, да толку то! Ну и дали им по зубам. Тогда только и выяснилось про гаррахов, потомков Изначальных, которые мутировали в настоящих уродов. И именно они все войны то и устраивали. Откуда знаю? Ну, родитель мой – Член Совета Десяти. Пару раз обмолвился, а остальное – голая логика и точный расчёт. В общем, жизнь, вроде, как наладилась. Но именно, что вроде. Отец мой начал пропадать частенько в Храме Безымянного Змея. Так назвали строение, возле которого первые аборигены массовое самоубийство совершили. Внутри ветхого деревянного здания стоит статуя шестирукого змееголового существа из чёрного камня, а вокруг него в каменном полированном полу – настоящие карты разных миров. Вот отец и повадился туда ездить, да эти карты рассматривать. Аора, жена его, сердилась из-за этого, но всегда прощала. Впрочем, отец не злоупотреблял, её – на руках носил, так что, откровенно говоря, я ему завидовал даже. По хорошему, разумеется. Ну а спустя какое-то время, когда все уже успокоились и начался настоящий мир под небом, у нас началась своя Перестройка. Правда, без таких ужасов, о которых батя рассказывал. Аристократию ввели, короче. И – клановое деление. Вот это вообще, конечно, полный абзац! Но… Как выяснилось, Совет Десяти ничего просто так не делает. А отец мой – так вообще, тот ещё монстр! Во-первых, он скорешился с другим Членом Совета Десяти, Марком Старым Крысом. Во-вторых, они вдвоём затеяли ни много, ни мало, строительство автомобильного завода. Благо, образцов для производства у нас хватало! Поскольку «роялей» в новом мире было предостаточно. Таких, как корабельное кладбище, к примеру, куда попадали корабли, исчезнувшие у нас на Земле в Бермудском Треугольнике и Море Дьявола. Пусть не всегда нормальном виде, но – тем не менее. Во всяком случае, на нас добра хватало. Но это всё мелочи по сравнению с тем, что, оказывается, отцу моему Прародитель Изначальных, Самый Старый Гаррах открыл тайну храма Безымянного Змея! Никакой это не храм, на самом деле! А точка начала телепортов из этого мира к другим! Вот так вот! И отец мой мог этим делом управлять! Куда выберешь, из тех что на полу изображены, туда и попадёшь! Ну и Старый Крыс тот ещё дядя, себе на уме. Он как раз и занимался разведкой этих самых миров. Нашёл один, после катастрофы. Ну, в том смысле, что населения там, как такого, практически не было. Ну человек, может, триста, а то и того меньше. Что у них произошло – неизвестно, но явно не ядерная война, потому что и здания, и оборудование, и много чего ещё сохранилось. А поскольку остались носители языка – особых трудностей в расшифровке информации не было. Вот и раскопал мой родитель на пару с Крысом, что последнее время сырьё в Мёртвый Мир, как его прозвали, тащили отсюда. С этой планеты, где я сейчас стою и наблюдаю по сторонам, пока все суетятся вокруг этой соплячки-вождя. Остро пахнет сгоревшим порохом и кровью, ещё доносятся сухие выстрелы взвода зачистки, добивающих раненых и калек. Жалости у этих ребят ни на грош. Потому что все они из глубинной разведки, и своими глазами насмотрелись на то, что эти рыцари долбанные творят. В общем, самые злобные земные маньяки и фильмы ужасов отдыхают по сравнению с делами «благородных господ»! Ту же Аэллиэль, жену моего друга Валерки Петрова, мы вытащили из бочки, в стены которой были забиты деревянные колья. Её собирались пустить под горку в этой самой бочке. Можете себе представить, чтобы случилось с девчонкой, особенно учитывая, что ей перед этим содрали кожу с кистей рук и со ступней ног… Чудом её дотащили до Новой Руси живой, а там медики спасли. Искал я аналогии в нашей, человеческой истории, да без толку. То ли нашествие монголов на Русь, то ли покорение пиндосами Америки, то ли «118ый карательный батальон» времён Великой Отечественной. До Гитлера местным всё же далеко – масштабы не те. Хотя – такой же точно геноцид, как против нас, русских…
- Командир, переброску техники завершили. Сейчас снабжение пойдёт.
Обращается ко мне мой заместитель, Олег Рудин, протягивая самую обычную трубку мобильной связи. Потому что на выходе рамки стоит усилитель сотовой связи, а с той стороны – точно такой же соединяет нас с основной сетью. Курирует эту заброску мой отец, находящийся в Штабе. Почему он? Так потому что отправка взята на себя моим Кланом. Кланом Званов. Поэтому я и распоряжаюсь тут, в этом мире. Нас, точнее, Новую Русь, интересуют те самые редкие и отсутствующие на нашей планете минералы и руды, которые необходимы для возрождения технологий Мёртвого Мира, на добрый порядок, если не на несколько поколений превосходящие те, что есть у нас на настоящий момент. Не говоря уж о живущих в нашем новом мире аборигенах. У тех с нами разрыв в сто лет! Целый век!..
- Да, батя?
Родитель явно сердит, но мне, как говорится, по барабану. Неучтённый фактор. И этим всё сказано. Так за что на меня бочку катить? А он, между тем, рычит в трубку:
- Какого там у вас творится?!
- Местных спасли.
…Надо отдать отцу должное – у него не голова, а компьютер. Причём – стационар последнего поколения. Два слова, а у него уже картинка сложилась…
- Рыцари?
 Машинально киваю в знак согласия, затем спохватываюсь, что видеть он меня, разумеется, не может, и отвечаю:
- Да!
- Местных много?
- Сообщили, что около двух тысяч.
…Короткая пауза в трубке. Затем снова вопрос:
- Противник?
- Уничтожен полностью.
Опять пауза, но куда короче, затем снова голос:
- Состояние аборигенов?
- Паршивое.
- Конкретно!
- Беженцы. Мужчин, практически, нет. В основном, женщины всех возрастов, дети обоих полов до четырнадцати лет, с десяток дряхлых стариков. Всё. Продуктов тоже нет. Тягловые животные в ужасном состоянии. Требуется срочная помощь.
…Снова молчание, и я уже начинаю думать, что связь прервалась, но тут в трубке слышен голос Старого Крыса:
- Говоришь, почти две тысячи, и практически все – женщины?
- И девушки. Ещё – девочки. У них вождь – девчонка лет тринадцати. Может, и того младше.
…До меня доносится короткий сочный мат вполголоса. Это - батя. Иногда он у меня излишне эмоциональный. И, кстати, снова забирает трубку у дяди Марка:
- Что в первую очередь надо?
- Продовольствие, палатки, медиков. С остальным разберёмся. Кстати, что там у нас по беспилотникам?
…Когда мы сюда переходили, оба старших клятвенно обещали мне беспилотную авиацию для разведки, просто чуть позже. Но поскольку данный вид техники находится в стратегическом резерве Совета… Так что вряд ли. Но, к моему глубокому удивлению, родитель отвечает очень даже довольным голосом:
- Естественно, что не дали. Но!..
…Я словно вижу, как он в любимом жесте тычет указательным пальцем в небо…
- Зато выделили вертолёт! И пару пилотов!
- Ни…
Вот это радость! Никак не мог ожидать, что они пробьют такое! Над винтокрылыми машинами наши трясутся ещё больше, чем над беспилотниками! А отец продолжает радовать:
- Так что «двадцать восьмой» в твоём полном распоряжении, но горючку экономь! И ресурс, сколько можно!
- Да мне карту снять! Окрестностей!
- И её тоже! Не перебивай!
Послушно умолкаю, а отец продолжает:
- На аборигенов мы, разумеется, не рассчитывали, сам понимаешь. Но у вас запасы большие, так что продуктами на сегодня поделитесь с ними. А завтра уже доставим с расчётом на местных. Палатки  на две тысячи человек будут к вечеру. Медики – примерно через час. Выделим десять человек. Больше никак. И так в городе мизер. Как врачи закончат на месте – вернуть сразу обратно. Понял?
…Снова машинально киваю, и, опять спохватившись, рапортую:
- Так точно! Медицину не задерживать, по возможности отправить назад как можно скорее.
- То-то же!
Гудит трубка. Спохватываюсь:
- А с трофеями что делать?
- С трофеями?
- Ну там – мечи, доспехи, щиты…
- Отправляй к нам. На переплавку.
- Понял. Как закончим – сразу же.
- Ты это… Не особо там свирепствуй. Нам ещё шахтёры нужны будут…
- Понятно…
Тяну я. Крутанув головой до хруста в шее. Оригинально мой батя проблемы решает… Очень оригинально!
- Ладно. Пока – конец связи.
- Принял.
Выключаю телефон и прячу его в карман разгрузки. Тем более, что девочка-вождь уже пришла в себя и слабо машет рукой, отбиваясь от хлопочущих возле носилок соплеменников. Эх, ещё бы наречие у них не такое тягучее с переливами было, что от него в горле першит… Океанский, к примеру, куда легче и по произношению, и по содержанию. Надеюсь, привыкну. А если нет – пусть нашу речь учат, в конце концов! Аэллиэль отлипает, наконец от носилок и подбегает ко мне. Докладывает:
- С ней всё в порядке. Просто не выдержала. Эмоции…
Разводит руками в нашем, человеческом жесте. А я, как всегда, в тайне любуюсь ей. Потому что Высокие, как зовётся её раса, очень красивые и гибкие. Все – довольно высокие. Средний рост  - даже повыше, чем у русийцев или океанцев, и вплотную приближается к нашему. И ходят Высокие, словно танцуют. Как то так ловко у них получается. Уверен, что на Земле все их девушки были бы суперзвёздами балета! Одновременно с этим хрупкости земных моделей у них нет, фигурки и девушек просто идеально-точёные, с тонкой талией и высокой грудью. Не такие плоские, как красотки-фанерки с обложек глянцевых журналов ещё «оттуда». Все, поголовно, светловолосые: либо русые, либо пепельные блондинки, причём, натуральные, а не крашеные. Одним словом, глаз радуется при взгляде на такую. Спохватываюсь и подбираю слюни:
- Продукты беженцам выделить из наших запасов. Нам подвезут завтра новую партию. Палатки для них  прибудут уже к вечеру. Через час явятся медики, десять человек. Так что готовить под них помещения…
…Ну, это громко сказано, конечно, но специально оборудованный надувной госпиталь у нас имеется. Спасибо китайцам, чей сухогруз  с полным оборудованием для военной базы мы нашли на «кладбище кораблей». Там много чего было, и это – в том числе. Причём, свежее, а не такое, как на старом сухогрузе типа «Либерти», где обнаружился ещё ленд-лизовский груз… Аэллиэль отдаёт честь и возвращается к своим землякам, а я беру рацию и вызываю зама:
- Герто, доклад.
Мой заместитель родом из Гонведии, ещё одного государства на русийском материке. Одно время империя с ними воевала, но когда произошла революция, охватившая всю сушу, война затихла сама собой. Ну а после, во время восстановления, как-то так получилось, что границ особых не было, и он, естественно, что бывший фронтовик, устроился на работу охранником нашего автозавода. Там был замечен, отмечен, а после образования кланов отец лично ввёл его в нашу армию. Клана, я имею в виду. Она то сейчас тут почти в полном составе. Штатных охранников концерна, а у нас уже не просто завод, а именно концерн, я не считаю. Старшие у меня не дураки, и зря ничего не делают… Рация хрипит, затем слышен голос:
- Зачистку произвели. Есть с полсотни относительно целых. Добить?
Вспоминаю ценные указания и отвечаю:
- Пока  - нет. Нам нужны рабочие руки. Не будут слушаться – тогда можете вздёрнуть. А пока под охрану.
- Есть кандалы. С собой везли. Для рабов, похоже.
Соглашаюсь с ним:
- Вот и закуйте. Пусть сидят в кучке. Стоп! Не сидят, а займутся делом! Мародёрят убитых. Металлолом в кучи и готовить к отправке на Большую Землю.
- Принято.
- Скоро будут медики оттуда и вертолёт…
- О!
…Изумлённо-восхищённый голос в мембране меня не удивляет – вся авиация вызывает неподдельный восторг и восхищение аборигенов русийского материка и Океании. У них то её - нет! От слова «вообще»…
- Так что требуется подготовить площадку для установки госпиталя и «Ми-28».
- Понял. Сейчас выделю людей и место. Схема у меня есть.
- Отлично. Действуй.
Заканчиваю разговор. Теперь вроде можно и дух перевести. Противник уничтожен. Аборигены всё ещё боязливо выглядывают из-за деревьев. Лес, кстати, огромный, как я вижу, и растут там настоящие великаны, вроде земных секвой. Чем то напоминает тот, по которому мы первую неделю после перехода на Русию путешествовали. Такие же, в двадцать пять – тридцать обхватов стволы, уходящие в высоту на тридцать-сорок метров. С раскидистыми кронами, на которых растут то ли иголки, то ли  длинные узкие листья. Между тем рамка переходных ворот начинает вновь набирать мощность, что видно по усиливающемуся свечению. Лезть туда без толку, только мешаться буду. Так что посмотрю отсюда, благо, недалеко и всё видно. Вначале доносится гул множества двигателей, а затем из голубоватого сияния начинает лезть тупая морда первой машины. Это флагман нашего модельного ряда, полноприводный грузовик с дизелем, грузоподъёмностью двенадцать тонн. Три оси, задняя тележка со сдвоенными баллонами, плоская грузовая платформа с гидравлическим краном перед кабиной. Достаточно мощным, чтобы быстро разгрузить автомобиль. Начали выпускать совсем недавно. Вообще линейка продукции у нас не слишком большая, но и не маленькая. Наш автогигант, на котором работает почти двадцать тысяч человек, выпускает два вида гусеничных тракторов, один сельскохозяйственный, второй промышленный. Затем идут грузовики – от обычных бортовых, в полторы тонны, пять, и вот такой вот тяжёлый двенадцатитонник. Ещё есть мелкосерийное, а если быть честным, то стапельное производство машин специального назначения, очень маленькими сериями в десять- пятнадцать машин. Там же монтируем оборудование, вроде ковшей, кранов, мастерских и прочее, типа цистерн для нефтепродуктов. Ну и совсем штучная продукция – легковые автомобили. Они идут нарасхват в той же Океании, Прусии и Гонведии, разумеется, вместе с Русийской Империей. А ещё у нас… но лучше я промолчу. Рано об этом говорить. Да и не всем положено знать… Между тем грузовики, выползающие из рамки, уверенно маневрируют по полю, строясь в колонну. Следом за ними на планету вытаскивают наш вертолёт. Хвала Богам! Ну и Старшим! Тут же трещит рация:
- Борт 02 к полёту готов. Жду ваших распоряжений.
Хе! Меня врасплох не поймаешь!
- Облететь долину, произвести аэрофотосъёмку местности. В горы не углубляться дальше пятидесяти километров. В лес – аналогично.
- Принято.
И тут же раздаётся свист стартера, запускающего вертолётный двигатель. Я то прекрасно знаю, что машину прогрели и подготовили к немедленному взлёту ещё на той стороне. Так что ничего запредельного не требую. Лопасти начинают медленно вращаться, и до меня доносится слабый крик от леса. Точнее, я его угадываю по округлившимся ртам местных. Двадцать восьмой отрывает хвост, затем плавно уходит в небо и начинает описывать круг, обходя доставшуюся нам долину. Через час  у нас будет подробнейшая карта окружающей местности. Это замечательно! Отрываю взгляд от винтокрылой машины и перевожу его обратно на землю. Вроде всё по графику. О! А вот и медицина пожаловала! Уж санитарные машины сразу видно! Направляюсь к ним, благо обе спецмашины сразу отъехали в противоположную сторону от грузовой колонны и затормозили. Открылись дверцы и оттуда появились люди в белых халатах и шапочках. Ну не могут наши врачи без того, чтобы не выделиться. Впрочем, это их проблемы. И комплексы. Ага. Вон и надувной дом для них. Уже заканчивают надувать. Беззвучно тарахтит компрессор, неслышимый за рёвом дизелей мощных грузовиков и тракторов. На мой взгляд, оба старших сильно рискуют, направляя сюда столько людей из клана и техники с ресурсами. Практически все наши запасы сейчас тут, и случись чего, тьфу-тьфу-тьфу, вряд ли мы сможем выправить ситуацию… Но может я перестраховываюсь. Кто знает. Широко шагаю по уже покрывшейся пылью, но всё ещё невероятно сочной и зелёной траве к любующимся на пейзаж медикам, и тут моя рация подаёт голос:
- Докладывает борт 02! Докладывает борт 02! В пятнадцати километрах к югу, в гуще леса, по азимуту 192 градуса местного склонения наблюдаю замок. Очень большой. Выглядит отлично сохранившимся. Разрешите посадку?
- Посадку запрещаю! Категорически! Заснять всё, что можно, и продолжить выполнение поставленной задачи!
…Даже по рации понятно, что пилот недоволен:
- Борт 02, приказ понял. Выполняю.
Торопливо добавляю, чтобы лётчик не психовал:
- Надо кровь из носу проверить дорогу, по которой сюда пришли беженцы! Очень боюсь, что мы перебили только передовой отряд…
- Вас понял. Выполняю.
Куда более весёлым голосом слышен ответ с вертолёта. Всё верно. Они то думали, что перед ними юнец власть показывает. Да нет, ребята. Безопасность превыше всего. Так что сначала выясните, кто тут был – основная армия, или передовой отряд. А там уже думать будем… Ох, Тьма! А ведь только всё ещё начинается…
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #4 : 27 Декабрь 2017, 16:10:33 »
Глава 3.

Наконец сумасшедший день подходит к концу. Уже стемнело, и в свете дежурных прожекторов, питающихся от дизель-генератора, можно заметить, как собравшиеся, наконец, в кучу Высокие, занимаются установкой прибывших на грузовиках палаток. Те большие, армейского типа, с двойными утеплёнными стенками и прозрачными целлулоидными окошками в них. Внутри ставится печка-буржуйка и двадцать четыре раскладушки, полы застилаются специальными деревянными решётчатыми щитами. На первое время беженцам хватит, а там дальше видно будет. Пыхтят полевые кухни, возле которых суетятся добровольцы-повара и их помощники. Оттуда вкусно тянет наваристым борщом и картошкой. Запахи такие, что мой рот то и дело наполняется слюной, но пока до ужина ещё минут тридцать, так что приходится терпеть. Бойцы выставили часовых, служба у нас отлажена на все сто, так что с этим проблем я не вижу. Ну, за исключением того, что детишки Высоких уже освоились, в отличие от взрослых, и носятся по всему лагерю, занявшему не малую часть долины. Отдельно, в тылу – пленники. С ними пока не общались, да и не вижу в этом смысла. Их ждёт каторга, в прямом смысле этого слова. Шахты, лесоповал, стройка. Так что никто из них не вернётся обратно. И уж точно никому ничего не расскажет. Сейчас я тщательно изучаю распечатанную на большом листе ватмана карту, которую сняли наши вертолётчики. Пилоты, кстати, отдыхают недалеко от меня, кайфуя за ароматнейшим кофе. Впрочем, у меня не хуже. Варил то один человек. Заметив мой взгляд, командир борта поднимается со своего места и подходит ко мне. Всё правильно. Мне надо кое-чего уточнить. И когда Василий Иванович, но не Чапаев, устраивается напротив меня, чуть поправляю лампу, чтобы свет лучше освещал лист, начинаю его расспрашивать:
- Если я правильно понял, то через горы к нам не пробиться?
- Совершенно верно. Скалы идут сплошной чередой, причём даже с альпинистским снаряжением это нереально…
…И верно. Потому что я никогда ничего подобного не видел. Даже представить себе не мог. Высоченные, в три-четыре тысячи метров, абсолютно гладкие, зачастую ещё и с отрицательным уклоном. Вершины заострены, ни трещин, ни площадок, ни пещер. В низинах между ними сплошные провалы и озёра, а ещё – огромное количество пропастей, в которых клубятся облака. Фактически, единственный путь сюда, в долину, где мы находимся – это та Древняя дорога. Узкая, метра четыре в ширину, словно вырезанная в теле камня, вьющаяся вдоль бездонной пропасти по всему протяжению, на дне которой блестит узкая полоска речки. Самое странное, что судя по снимкам, горы расположены довольно узкой полосой, километров в сто-сто десять, но зато делят весь материк на две почти равные части. Впрочем, это я так думаю. Вертолёт прошёл тридцать минут в одну сторону, и столько же в другую, и конца-края острым зубцам скал не видел. На сколько видел глаз – сплошная стена.
- Получается, если мы перекроем дорогу, то находимся здесь в полной безопасности.
Пилот скалится в улыбке и согласно кивает.
- Так точно. Кстати…
Он берёт в руки кипу стандартных листков гораздо меньшего размера и быстро пробегает по ним глазами, затем довольно ухает и протягивает мне один:
- Вот тут дорога начинается. Как раз между этих двух скал. Если поставить там заставу, то ни одна сволочь к нам не пройдёт…
…Теперь я рассматриваю фотографию. Что сказать – Василий Иванович прав. Отвесные склоны не дадут никому обойти с боков. А возвести стену не займёт много времени. Тем более, что со стройматериалами мы не бедствуем, и быстротвердеющий бетон для нас не дефицит. Мысль мне нравится. И пока я не возражаю. А сто километров для современной техники, да ещё при наличии авиации – не проблема. Особенно, если поставить настоящую крепость, со стенами метров в тридцать, да толщиной метров десять… Ох, понесло меня! Но всё реально. Поскольку длина стены будет даже меньше толщины. Всего семь метров. Правда, есть мысль сделать её полукруглой, чтобы не было мёртвых зон. Или вообще – ромбом. С машикулями и тройными решётками, да минными полями, миномётами и скорострельной артиллерией наверху, и ловушками по округе. Тогда для этих… Рыцарей… Останется только молиться. И современной нам техникой такую твердыню не взять. А уж им…
- Хорошее предложение. Сразу же и займёмся. Я доложу руководству Клана. Думаю, они не будут возражать.
Василий Иванович довольно кивает. Затем спрашивает:
- Я могу идти?
Спохватываюсь, что совсем забыл о нём в своих размышлениях и машинально киваю, в знак согласия. Тем более, что краем глаза замечаю спешащую ко мне фигуру в белом халате повара, поскольку врачи уже убыли, оставив только дежурного и медсестру, и это не может быть никто иной, как повар. В желудке урчит. Ну – да. Проголодался я. Чего там скрывать… Хм… Не повар, а повариха! Ловкие руки расставляют аккуратно передо мной металлические тарелки из нержавейки с ароматной до одури едой. Как уже упоминал дальше – алый борщ с большими крупинками жира и плавающей сметаной, плюс такая же большая ёмкость с жареной картошкой и здоровенным куском мяса, то ли говядиной, то ли свининой. Венчает всё  небольшая миска с салатом из свежих огурцов и помидоров, обильно политая растительным маслом, небольшая солонка, средних размеров чашка с кофе и крупно нарезанные ломти ещё тёплого чёрного хлеба.
- Спасибо!
Благодарю я девуш… Девочку?! Из Высоких?! Тем более, что лицо её мне знакомо – это юная вождь, или вождиха, э-э-э, как же мне её назвать то?! Та молча кивает мне в ответ и исчезает. Вот так просто – раз, и её нет. И что это такое было?! Но руки уже сами тянутся к хлебу и ложке, и спустя мгновение мои челюсти ожесточённо работают, перемалывая ужин, а глаза непроизвольно скользят по окружающей меня панораме. Тут и там аборигены, усевшись в кружки, так же заняты едой, и я чувствую на себе их взгляды, которые те бросают на меня украдкой, когда я смотрю в другую сторону. Чуть поодаль, усевшись за раскладные длинные столы, питаются мои бойцы. Несколько человек, быстро перекусив, исчезают в темноте, подменяя охрану, заодно прихватив с собой миски с едой для сторожевых собак. Привезённые с Земли псы освоились куда быстрее нас с местными условиями, а поскольку за породой никто особенно не следил, сейчас у нас множество собак самых разных видов и размеров. Но бродячих нет! Наоборот! За щенками постоянный дефицит, потому что ни в Русии, ни в других странах нашей новой Родины ничего похожего на собак вообще нет. А оценив преимущества собачьего племени местные быстро поняли их пользу. Правда, у них спросом пользуются небольшие размеры. Вроде лаек или хаски. Наши же наоборот, предпочитают более крупных – овчарок, ньюфаундлендов, догов, или даже командоров или сенбернаров. Почему местные отдали свою любовь гораздо меньшим нашим братьям – понятно. Сейчас ещё далеко не всё восстановлено и с продовольствием не скажу, что напряжно, но и особого изобилия нет. Так что, как преодолеем полностью последствия многочисленных р-р-революций, так и собаки станут крупнее. Я так думаю. Скажете, а чего же мы сюда полезли, когда на метрополии столько работы, по твоим же словам? Так, простите, из-за этого самого и отправились! Потому что сырья для заводов и фабрик – дефицит, да ещё жуткий! И имеющиеся у нас технологии, несмотря на возможности техники, зачастую применять не можем опять же из-за отсутствия материалов! Смешно сказать – вместо меди в электротехнике используется золото. Скажи кому на старой Земле – там в обморок упадут. А у нас – норма. Но, пусть даже электропроводность у меди и золота схожая, но разница есть, и значительная! Не говоря уж о весе. Из-за этого наши электродвигатели куда больше и тяжелее земных. И это – большой минус. Мало алюминия – ни бокситов, ни промышленных глинозёмов мы так и не обнаружили. Только полевые шпаты и небольшие залежи берилла. Да и много чего ещё. Словом, планета довольно бедна на ископаемые. Хотя и не полностью обследована. Тем более, что почти четверть суши скрывается подо льдами на полюсах. Но для нас куда проще технически добывать руду и сырьё на других планетах, благодаря имеющейся технологии межпространственных тоннелей, чем растапливать миллионолетние льды. У нас просто нет таких возможностей, не говоря уж о прочем сопутствующем. Так что вот так, уважаемые граждане… Ужин закончен, и я медленно пью кофе из чашки, вновь обложившись листами фотографий. Меня очень интересует замок, который обнаружили лётчики. Судя по виду – сохранился он на удивление хорошо. Пусть и почти весь покрыт растениями. Деревья, кусты, стены скрыты под настоящими шпалерами ползучих трав. И, кстати, некоторые деревья очень и очень старые. Это сколько же лет данному строению? Ладно. Завтра попробую доехать до него. Тем более, что эта самая старая дорога, судя по всему, как раз и заканчивается возле этого замка. Бросаю взгляд на часы и едва не вскакиваю с лавки, опрокидывая стол – ничего себе! Уже двадцать два часа! Отбой! Подъём то – в шесть утра! Ох, ты же – засиделся… Впрочем, лечь спать спокойно так и не удаётся. Мешает шум за нейлоновыми стенками палатки: то взвоет дурным голосом какой то падальщик, то заплачет чей то ребёнок. А у нас, Звонарёвых, на это рефлекс выработан, от предков, видимо, достался. Не можем сделать две вещи – первое, это поднять руку на женщину. Второе – спать, когда плачет дитя. И не важно, чьё, наше, или нет. Главное, что оно плачет. Время от времени кричат какие то птицы с до ужаса мерзким голосом, словно пенопластом по стеклу. Даже уши режет. А впрочем, скорее всего, просто как всегда на новом месте. Да ещё день выдался такой… Не спокойный. Всё на нервах. Но всё же, проворочавшись минут тридцать, мне удаётся задремать, чтобы почти тут же проснуться от негромких голосов у входа в палатку. Недовольным голосом я спрашиваю:
- Что там происходит, часовой?
Ну – да. Как положено – при пожаре выносить в первую очередь! Впрочем, охранник, стоящий на часах, тут же откликается:
- Извините, товарищ командир. Тут местные к вам ломятся, а им объяснить не могу, что вы отдыхаете.
- Так вызвал бы начальника караула… Сейчас!
Делать нечего, и я быстро одеваю на себя форменные брюки и камуфляжную футболку. Вбиваю ступни в берцы, затем откидываю крышку входа и выхожу наружу. А, Тьма! Довольно прохладно! Думал, теплее будет. Днём то жарило не по детски! Часовой вытягивается по стойке смирно, а я, окинув свирепым взглядом делегацию из двух стариков, девочки-вождихи и ещё двух тёток среднего, для местных, возраста, задаю вопрос, заранее смиряя с тем, что утром у меня будут болеть связки:
- Что вам угодно, Высокие?
Мгновение тишины, и девочка делает шаг вперёд, чуть склоняя свою головку, увенчанную довольно сложной причёской из крупных локонов:
- Я, Ирруэль ап дель Орто, Вождь Клана Сухой Травы, пришла просить тебя, вождь людей из другого мира, взять наш клан под свою руку…
Неожиданно она опускается на левое колено, затем хватает меня за руку и пытается поцеловать мою кисть. Да что за!!!! Я же мужчина, а не женщина!!! Отдёргиваю кисть, словно от скорпиона, затем быстро наклоняюсь и взяв её за плечи, пока та не сбежала, поднимаю девочку на ноги. Вот же повезло то, а?! Но губы уже сами произносят то, что теперь знает и делает каждый член нашего общества:
- Запомни, Ирруэль ап дель Орто, раз и навсегда – никогда росс не станет на колени!
Пауза. Напряжение просто звенит в воздухе, а я лихорадочно соображаю, что мне теперь делать. А чего тут голову ломать? Есть Старшие, пусть они и думают! Не мне же тут мозги кипятить? А то сами дрыхнут спокойно, а мне кашу расхлёбывать… Да и что нам делать с двумя с лишним тысячами женского пола?
- Ирруэль, я не настолько большой вождь, чтобы принять решение единолично. Поэтому мы с тобой отправимся к тем, кто может дать ответ.
 Девочка буквально съёживается от этих слов, испуганно оглядывается назад, на группу поддержки, но тут же снова берёт себя в руки:
- Прямо сейчас?
Делаю отрицательный жест и дублирую его словами:
- Нет. Чуть позже.
Она молчит, потом, в свою очередь, задаёт новый вопрос:
- Когда?
Чуть улыбаюсь ей в ответ:
- Сейчас узнаем. Идите за мной.
Отпускаю, наконец, тонкие плечики, делаю шаг назад, затем веду всех к навесу, где располагается наш узел связи. Там дремлет дежурный радист, как его называют все по традиции. На деле – он оператор компьютерной связи. При нашем появлении молодой парень, куда моложе меня, вскакивает и вытягивается, докладывая срывающимся ломким баском, чтобы казаться солиднее:
- Товарищ командир, никаких происшествий нет, внеплановых вызов – тоже!
- Вольно, боец. Набери мне Брумма – один.
- Есть!
Парнишка тут же усаживается обратно за монитор, дёргает мышкой, затем его пальцы пробегают по клавиатуре. Спустя мгновение я слышу знакомый вызов скайпа. Динь-динь – у-у. Повтор. Ещё раз. Наконец откликается голос отца:
- Какого демона… Володя! Что случилось?!
И пока ему в голову не полезли ненужные мысли, торопливо говорю в услужливо поданный мне микрофон:
- Папа, тут дело серьёзное. Надо конференцию с дядей Марком организовать. К нам в клан просятся.
Тишина. Затем слышу уже другой вызов, оттуда. Молодец, батяня! Среагировал, как надо! Между тем девочка и её делегация уже буквально звенят напряжёнными до отказа нервами. И тут Старый Крыс, наконец, откликается. Я слышу их переговоры в пол голоса, затем, наконец, дело доходит и до нас:
- Говоришь, они просятся к нам в клан?
- Да.
- Все?
Я переспрашиваю Ирруэль:
- Все в вашем клане хотят пойти под нашу руку?
Девочка –вождь  тут же оживает и торопливо выпаливает:
- Все! Конечно, все!
Перевожу её ответ, и теперь на том конце несколько секунд тишины. А поскольку Ирруэль стоит на той стороне монитора, я маню её рукой к себе, в область действия камеры. Та несмело подходит и вдруг ойкает от изумления – понятно почему, про жидкокристаллические мониторы с диагональю в двадцать один дюйм и изображением высокой чёткости, тут вряд ли слыхали. Экран поделен на две половины, на одной отец, на второй дядя Марк. Высокая несмело пытается поклониться, но я успеваю дёрнуть её за рукав вышитой мельчайшим бисером верхней рубашки: - Не смей! Ирруэль чуть слышно ойкает, спохватывается и гордо выпрямляет свою голову. Опять тишина. Наконец слышу довольный смешок Старого Крыса:
- Хех, интересно! Что скажешь, Брумм?
Батя молчит, но я буквально чувствую, как он ощупывает девчушку взглядом. Ему и рентгеновской установки не надо! Насквозь всё видит… Едва усспеваю переводить вопросы и ответы пары Старших и Ирруэль друг другу. Мда… Моему горлу точно пришёл полярный лис…
- Почему вы вдруг приняли такое решение?
- Мы не выживем без вашей помощи.
- Откровенно. И – честно. А если клан гарантирует вашу безопасность?
- Мы не хотим сидеть на вашем помощи всю оставшуюся нам жизнь. У нас есть совесть!..
…Эмоции девочки плещут через край, сразу видно…
- Это нам не в тягость. И это не главная причина. Так почему?
Ирруэль вдруг замолкает и беспомощно оглядывается назад, на группу поддержки, откуда ей сразу приходят на помощь – вперёд выступает один из стариков. Высокий, с лицом изборождённым глубокими морщинами. Он приближается к столу с монитором, затем отвечает, поскольку связь включена на дольно большую громкость, и в наступившей тишине голоса Высоким прекрасно слышны:
- У нас не осталось мужчин. И вскоре мы вымрем.
Тишина. Затем отвечает отец:
- По крайней мере, без обмана. Володя, угости наших гостей чем-нибудь, а мы переговорим. Свяжемся через тридцать минут.
Связь прерывается, и Ирруэль недоумевающе вопросительно смотрит на меня, потом негромко спрашивает:
- Нам… Отказали?
И такая безнадёжность звучит в её голосе, что мне становится не по себе. Поэтому спешу её успокоить:
- Нет. Они взяли время на раздумье.  Немного, не волнуйся. А пока…
Командую связисту:
- Давай, на кухню. Пусть дежурные нам принесут горячего кофе и каких-нибудь булочек.
Тот кивает, потом спохватывается:
- Есть!
И уносится во тьму. Я же делаю жест в сторону лавки:
- Прошу присаживаться, Высокие. Пока наши Старшие думают, предлагаю выпить один из наших напитков.
Те не заставляют себя упрашивать и чинно рассаживаются вокруг стола. Я краем глаза ухватываю значок ожидания на мониторе, который повесил стандартную заставку программы. Хвала Богам, моё ожидание не долгое. Спустя пять минут из темноты, чётко очерченной освещением, выныривают две фигуры. Одна уже знакомая, нашего радиста, и вторая дежурного повара. Ребята водружают на стол, даже с некоторой гордостью большой чайник с кипятком, сгружают с маленького подноса банку с растворимым кофе и сахарницу, затем торжественно сдёргивают с большого подноса белоснежное покрывало, и у меня отвисает челюсть – под тканью открывается гора румяных, с пылу, с жару, плюшек, обильно посыпанных крупным сахаром. Нежно звенит серебро чайных ложечек, аккуратно раскладываемых перед каждым из присутствующих. Высокие вопросительно смотрят на меня, и я подаю пример, первым накладывая в свою чашку, тоже принесённую с кухни, сахар и кофе. Затем наливаю кипяток, тщательно размешиваю, делаю первый глоток, затем выхватываю сдобу  и начинаю ночной перекус, жмурясь от удовольствия.
- Что это?
Второй старик подаёт голос, указывая на склянку с кофейными гранулами. Прожевав, отвечаю, тщательно выговаривая слова, поскольку язык уж больно закручен:
- Экстракт растения, которое растёт в нашем мире. Он абсолютно натурален, бодрит, придаёт ясность уму и разгоняет кровь по жилам.
… А что? Ни капли ведь не соврал! Аборигены осторожно следуют моему примеру, делают первые, ещё осторожные глотки, и…
- Ах! Ой! О, Небеса! Это же каменная сладость из легенд Древних!
… Прозевав, кто из женщин это произнёс, я, не подавая внешнего вида, настораживаюсь – что это за Древние? Аэллиэль никогда не упоминала ничего подобного! Интересно! Но оставим пока вопросы на потом. Сейчас я не меньше Высоких жду ответа Старших. То, что они согласятся, сомнений нет. Нам люди нужны до зарезу! Через день – два начнём строить постоянный лагерь, и новоиспечёнными каторжниками тут не обойтись, несмотря на всю нашу технику. Бросаю взгляд на большие часы, висящие на столбе, поддерживающем навес – ещё пять минут. Между тем возле транспортных ворот внезапно начинается суета. Я подзываю взмахом руки скромно стоящего поодаль связиста, и шепчу ему на ухо:
- Что такое?
Он так же шёпотом, молодец, что догадался, отвечает:
- Внеплановый переход.
И вновь отходит в сторону. Переход? Это что же мои вожди надумали? Никаких мыслей в голову прийти не успевает, потому что внезапно гул генератора стихает до нормального рабочего, и спустя минуту на свет выходят трое. Отец, дядя Марк и… Моя сводная сестрёнка, Юница. Она то тут зачем? А бросает ревнивый взгляд на сидящую рядом со  мной Ирруэль. На мгновение её лицо становится хмурым, но тут же вновь становится обычным. При виде меня она улыбается, затем демонстративно бросается мне на шею:
- Братик! Я соскучилась!
Немая сцена, а я всё ещё не могу понять причин такой раскованности. Обычно Юница куда спокойнее и никогда публично не демонстрирует своих эмоций, а тут… осторожно отцепляю руки девочки, затем отвечаю:
- И я рад тебя видеть, сестрёнка! Привет, пап! Здравствуйте, дядя Марк!
 - И тебе здорово, мелкий!
 Ну, что поделать, Старый Крыс всегда меня так зовёт. Отец же спокойно кивает в знак приветствия затем делает некий знак, и я произношу:
- Уважаемые Высокие, представляю вам обоих вождей Клана Зван, Михаила Брумма и Марка Незуми.
Те по очереди склоняют головы в коротком поклоне. Оба одеты по всей форме клана, в чёрных парадных мундирах с аксельбантами золотого цвета и одним погоном. Юница же красуется в длинном, до самой травы, платье цвета бордо из лёгкого шёлка, словно взрослая. Впрочем, ей уже четырнадцать, так что скоро, скоро. Тем более с её внешность, фигуркой и положением… Аборигены резко вскакивают со своих мест и начинают представляться:
- Ирруэль ап дель Ордо, вождь Клана Сухой Травы.
- Шаарэль дель Ордо, Левая рука вождя.
- Миантариэль дель Ордо, Правая рука вождя.
- Сауремай дель Ордо, советник вождя.
- Йоарааиэль дель Ордо, второй советник вождя.
…Хм… Руки Вождя, как я понимаю – его заместители. Ну а советники, они и есть советники. Две женщины и оба старика. Понятно. Матриархатом попахивает. Меня толкают в бок, и я слышу злой шёпот:
- Меня забыл, братик!
Спохватываюсь, и добавляю:
- Прошу прощения, дамы и господа – моя сестра, Юница.
Та приседает в книксене, разводя руками полы платья в стороны. Эффектно, Тьма меня побери! Аборигены даже рты раскрыли, это старики. А носик одной из женщин покрылся мелкими капельками пота от зависти, легко читаемой на их лицах. Замечаю промелькнувшее в глазах Юницы чувство превосходства. Или это мне кажется?
- Прошу садиться, Высокие.
Торопливо перевожу, и все рассаживаются на стульях и лавках. Естественно, что нашим гостям принесли стулья. Как-никак, начальство! Меж тем оба обводят аборигенов пронзительными взглядами, и начинается долгий и неторопливый разговор, а я, подозвав радиста, торопливо шепчу в перерывах между фразами:
- Зови сюда Аэллиэль!..
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #5 : 10 Январь 2018, 23:48:00 »
Глава 4.

…Теперь можно спокойно пить кофе и слушать переговоры. Внезапно мне становиться смешно – собрались три вождя и «соображают». На троих. Хотя на самом деле ситуация крайне невесёлая, и пусть этой девочке всего тринадцать-четырнадцать лет, умом она не обделена, и вцепилась в моих стариков, словно коллектор в должника. Пока тот ещё живой.  Старая земная шутка, вопрос: как быстрее всего покончить с жизнью? Ответ: Стать коллектором! Будь ты хоть каким суперменом, но от кирпича на голову, уроненного с крыши, или тёплой компании в ночном переулке никто не спасёт. Тем более, что любительский снайпинг никто не отменял. Такие вот дела. Единственное место на Земле, где всегда были вакансии. Мой друг умудрился отработать в одном таком агентстве целых три месяца. Потом нашли его, раскатанным в блин. Катком для дорожных работ раздавили. Заживо. Жуткая кончина. Ну так есть за что. А всё потому, что банкиры на Земле вообще краёв не знают. Излюбленная их шутка – начислять долги на уже выплаченные им кредиты и отказывать клиентам в закрытии таковых. Так что единственный способ избежать долгового рабства – вообще кредитов никогда не брать и обходить банки самой дальней дорогой. Насмотрелся я, как люди с балконов выбрасывались, под машины кидались, травились. И как выселяли из единственного жилья, выбрасывая в нижем белье на тридцатиградусный мороз. А в России так банкиры вообще, не люди. Где видано, чтобы банки кредиты под 18-20 процентов давали? Причём, это же самый банк за границей впихивает их под 1,2 – 1,8 процента годовых. Да без толку. Им свои дают под полтора, но на всю сумму кредита! Только в России такое. А почему? Потому что демократия. Не зря один умный человек сказал, что всякая демократия является преступлением против человечества… Меня отвлекают от воспоминаний всё ещё продолжающиеся переговоры, куда присоединяется и группа поддержки Ирруэль. Высокие хотят, чтобы их считали русскими. Точнее, новоруссами, как мы теперь зовёмся. Или просто – русы. В этом им, естественно, никто не отказывает. Считать их равными себе. Но стоит ли терять свою эксклюзивность? Или как это сказать лучше – идентичность? Индивидуальность? Ведь им придётся полностью переучиваться – язык, обычаи, нравы, правила. Но они настаивают. Утверждают, что мы ясно показали им, чей путь в жизни правильный. И раз смогли победить железнобоких, то есть, рыцарей, то и они готовы отказаться от прошлого и жить по-новому. Сурово, однако. Даже слишком, на мой взгляд. Впрочем, юность склонна к максимализму. Ха! Юность! Это с высоты то моих двадцати восьми лет её тринадцать кажутся такими. А что говорить про моих Старших? Ой –ё… Или я чего-то не понимаю? Да нет, вроде, наконец, разъяснили. Понять наших можно – клан только-только начал становиться на ноги, и тут две с лишним тысячи нахлебников на нашу шею. Естественно, что не навсегда. Пройдёт полгода, может и меньше. Заколосятся поля, заревут большие стада домашней живности, закричат птицы. Но до этого людей надо кормить, поить, одевать и обувать. Да и зимы здесь суровые, почти как на Земле, так что ещё и жильё, и всё сопутствующее. А главное – образование! Зачем нам неумытые, грязные дикари, отбивающие поклоны грузовикам и самолётам? Не умеющие ничего? К тому же, если откровенно, дармовщина развращает. Если мы сейчас дадим им всё, то не привыкнут ли местные получать всё даром? За так? И когда рано или поздно халява закончится, то не начнут ли они бунтовать, как негры в Америке? Не сядут ли нам на шею, свесив ножки? Как в той сказке, где один мужик двух генералов прокормил? Опасно это дело, ой, как опасно! Сейчас то местные боятся нас до ужаса – громовое оружие, железные птицы, самоездные повозки, железные слоны, или как тут наши танки обзывают? А когда привыкнут? Нет, не нравится мне это. Совсем не нравится!..
…От кофе уже горчит в горле, а в желудке изжога. А разговор всё продолжается:
- То есть вы предлагаете нам использовать ваших людей так, как мы сочтём нужным?
- Разумеется. Мы не против, если наши женщины найдут себе мужей среди ваших людей, а наших детей вы воспитаете на свой манер. Не возражаем, если всем придётся учиться новой речи и новым обычаям. Главное – это знания, с помощью которых мы сможем стать такими же сильными, как и вы! Чтобы никогда не бояться того, что к нам придут новые завоеватели и уничтожат наш Клан и наш народ!
- Но то, что вы предлагаете взамен, как раз и уничтожит вас, как нацию!
- Нет. Ибо память наша будет жить в детях наших. А пока она жива – жив и народ Высоких.
- Получается, что вы хотите стать русами только для того, чтобы отомстить!..
…Я вздрагиваю – вот оно! То, чего я боялся! Мы их обучим, поможем выжить, защитим. А они потом пойдут резать этих рыцарей. Хоть и есть за что, но нам оно надо? Воевать с целой планетой? Батя! Не вздумай! И словно слыша мои мысли, отец припечатывает:
- Тогда наш ответ – нет!
- Но почему?!
Общее недоумение ясно читается на всех лицах аборигенов, а вздыхаю с облегчением. Неожиданно для меня разъясняет всё дядя Марк. Причём аргументы у него те самые, которые я только что сформулировал для себя. Русам, то есть нам, не нужны те, кто отдохнув и набравшись сил, а так же получив новое оружие уничтожат своих старых противников. Тишина. Её вновь нарушает голос отца:
- Мы обещали вам помощь и защиту, - он уже встал со своего стула, и Старый Крыс следует его примеру, как и Юница, тем более, что транспортные ворота уже начинают набирать мощность для перехода.
- И мы не отказываемся от своих слов. Временное жильё вам предоставили. Продукты выделили. С завтрашнего дня можете начинать обустраиваться. До первого урожая мы вас ещё прокормим. Потом – вы сами по себе, мы сами по себе. Слово сказано.
Резко припечатывает он. Аборигены тоже встают. Они в полной растерянности. Естественно! Ведь наверняка хотели проскочить на дармовщину. Наша троица начинает удаляться в сторону ворот, но тут девочка-вождь вдруг кричит:
- Но мы же умрём без мужчин!
Отец резко разворачивается, благо Аэллиэль его провожает, и что-то неслышно ей говорит. Певучий голос чётко выговаривает слова:
- Это ваш выбор. Нам он не подходит.
Все снова разворачиваются и спустя пару минут исчезают в голубой рамке перехода. Аэллиэль же возвращается обратно и, не обращая внимания на местных, которые так и замерли на прежних местах, спокойно произносит, обращаясь ко мне:
- У тебя кофе остался?
Машинально киваю. Затем спохватываюсь и торопливо наливаю ей чашку, выбрав чистую, пододвигаю к ней всё необходимое. Девушка неторопливо готовит напиток, делает первые глотки, и вдруг с облегчением выдыхает:
- Уф, как я устала! И в горле пересохло!
Я сочувственно отвечаю:
- Естественно, - хвала Богам, что разговариваем мы на русском. Делаю очередной глоток уже остывшего напитка, морщусь. Наливаю себе обычного кипятка. Обойдусь. И тут звенит отчаянный крик девочки-вождя:
- Ты же из нашего народа! Так почему они тебя приняли, а нас – нет?!
Наша переводчица резко разворачивается к той:
- Да потому что я приняла русов, как сама себя! И не таю никаких задних мыслей! И не прячу мечты отомстить! И тружусь в поте лица, чтобы открыто и честно смотреть в глаза своему мужу и моим новым соплеменникам! Вам ещё повезло, что вам дали пищу и кров…
…Я вновь настораживаюсь – сорвётся Ирруэль, или нет? Характер у девчонки, похоже, ещё тот! Но её в буквальном смысле слова одёргивают женщины, а один из стариков выходит вперёд и обращается ко мне:
- Я знаю, что ты понимаешь нашу речь. Поэтому говорю – не знаю, что привело к отказу. То ли неточность перевода…
Аэллиэль напрягается, готовая броситься на него с кулаками, но теперь я, в свою очередь, удерживаю девушку за плечо, а старик продолжает:
- …то ли наша юная вождь не смогла чётко выразить наши надежды и ожидания…
- Достаточно, советник.
Я взмахом руки останавливаю старика, готового разливаться соловьём, как видно.
- Слово – сказано. Все вопросы закрыты. Ваше желание высказано. Но это не значит, что мы его должны принять. Было намерение с вашей стороны. Но не обязанность исполнить его с нашей. Что же касается перевода – то могу подтвердить, что Аэллиэль не изменила ни единого слова в ваших речах к нашим Старшим…
Плечо девушки под моей рукой расслабляется, и я отпускаю его. Делаю глоток уже остывшего кипятка – как же хорошо! И до меня доносится еле слышный, упавший голос:
- Но мы же умрём… У нас нет мужчин, сельскохозяйственных орудий, семян, скота. Нет ничего, чем бы мы могли заплатить за них. Не продавать же нам вам самих себя или своих детей… Поднимаю руку, не поворачиваясь к аборигенам:
- Работайте. Зарабатывайте. Нам нужно много рабочих рук, потому что уже утром начнётся стройка. Кто хочет – может прийти честным трудом заработать деньги на то, что вам требуется…
В полной тишине местные внимают моим словам, и я заканчиваю:
- Что же касается того, чтобы ваши женщины продавали себя нашим мужчинам – на Новой Руси проституция запрещена законом.
- П-х… П-х…Пхроо…
Девочка вождь пытается повторить за мной незнакомое слово, но оно слишком тяжело для неё.
- Да. Проституция. Так у нас называют продажу тела за деньги. Так что мы предлагаем только честный труд. И как раз для женщин у нас есть нормальная  работа. Её очень много!
Тяну я. Снова тишина, и спустя мгновение я слышу удаляющиеся шаги. Делаю жест часовым «пропустить», и делегация, наконец то, покидает наш лагерь. Аэллиэль расслабляется по настоящему:
- Дождались… Мои соплеменники могут быть очень упрямыми.
Затем вдруг подаётся вперёд и пускает в ход самое страшное оружие, свои волшебные огромные глаза, затем еле слышно шепчет:
- Они не будут спать всю ночь. Гарантирую.
- Я знаю.
Улыбаюсь ей краешками губ. Чертовка прекрасно знает, что мне нравится, поэтому и пытается вить из меня верёвки. Но – нет. Не выйдет. Не такие акулы пытались меня подмять. Тем более, замужняя женщина. А у меня табу: с замужними – никогда! Тем более, что в своём пруду рыбу не ловят. Аэллиэль это отлично понимает, но всё-равно, никогда не упускает случая пококетничать.
- И всё же, что за работу ты хочешь им дать?
О, женское любопытство – оно одинаково на всех мирах! Улыбаюсь ещё раз:
- Шитьё. Нам нужен дирижабль.
- Дири…
Её глаза теперь округляются, словно в японских аниме. Спустя секунду слышу шёпот:
- Мать Богов…
Но – увы. Все, даже самые лучшие и продуманные планы терпят крах, столкнувшись с суровой реальностью. Утром меня разбудил встревоженный часовой:
- Товарищ командир! Товарищ командир! У нас чрезвычайное происшествие!
ЧП? Что ещё могло случиться за время краткого сна? Тем не менее, тело уже действовало на вбитых навсегда рефлексах, торопливо облачаясь в униформу и шнуруя берцы. Буквально через минуту я вылетел наружу, оказавшись в окружении встревоженных заместителей:
- Доклад!
Коротко скомандовал я, и вперёд выступил командир взвода разведки:
- Товарищ командир местные ушли!
- Как ушли?
- Собрались ночью, и ушли.
- Не понял… А подробности?
- Подробности?
Переспросил тот, затем почесал лоб, спохватился, принял стойку смирно:
- Ночью они долго жгли костры. Потом те погасли. А утром выяснилось, что выделенные им палатки пусты, верховые животные и повозки исчезли, продукты, которые мы им выделили, исчезли.
Я чуть помедлил, собираясь с мыслями, прикидывая варианты – вернуться обратно они, естественно, не могли. Иначе бы часовые подняли тревогу. Обратно – это значит, на равнины, откуда они пришли, спасаясь от рыцарей. Следовательно, аборигены двинулись в лес. Просто другого места нет. Естественно, по дороге. Значит, таков их выбор. Ну, что же. Раз так – значит, пусть так и  будет. Ну и ладно…
- Всё! Прекратить суету. Раз ушли – значит, ушли. Не преследовать, не дёргаться. Я сообщу об этом руководству Клана. Сейчас продолжаем действовать по прежнему плану. Вопросы?
Тишина. Только облегчение на всех лицах. Самое настоящее. Оно и понятно.
- Сейчас – зарядка. Потом – завтрак. Дальше – начинаем строительство базы. Техника подойдёт…
…Бросил взгляд на часы:
- …Через два часа. Времени предостаточно. С приходом оборудования – приступаем к работам. Командирам подразделений выделить по взводу бойцов и отправить к выходу старой дороги в долину. В лес пока не соваться. Главному инженеру  и землемерам – приступить в разметке военного городка. Агроному – взять пробы почвы и начать разбивку полей. Всем начать в восемь ноль – ноль. Сейчас – все свободны.
…Вот что хорошо, так это то, что Клан – организация полувоенная. Есть приказ вождя – значит, надо его исполнить. Сначала то, что делает нас именно организацией и боевой силой – зарядка, отправка естественных надобностей, приведение себя в нормальный вид. Затем – завтрак, после которого пятнадцать минут на личные нужды, и развод на работы. Родичи не подвели – ровно в восемь утра вспыхнула рамка транспортных ворот, и из сияющего голубизной марева высунул нос первый экскаватор. Шлёпая широкими гусеницами по сочной траве, двинулся вперёд, повинуясь машущему алыми флажками регулировщику. Полчаса спустя выстроилась шеренга из восьми машин, а водители сгрудились возле главного строителя. Тот времени зря не терял, выдавая уже готовые задания. Ещё десять минут, и взревели мощные дизеля, выбросив клубы чёрно-синего дыма из выхлопных труб, затем строительные машины двинулись к указанным местам и вгрызлись в почву. Мне даже отсюда было видно, что та – чёрная, даже жирная, напоминающая наши орловские и курские чернозёмы. Причём слой достигал огромной глубины. Тем временем одна за другой из сияния выдвигалась другая техника – автокраны, грузовики, самосвалы, гусеничные трактора с прицепами, на которых громоздились сельскохозяйственные орудия, да и многие другие машины. Пусть нам вчера и пришлось немного сместить наши планы из-за нежданных аборигенов, тем не менее, те, кому было положено, делали то, что должны – анализы, съёмку и разметку местности, ну и прочее. Полюбовавшись на чёткие действия клановцев, двинулся к навесу, под которым расположились связисты:
- Соедини меня с руководством.
Кивнул я радисту. Руки парня запорхали по клавиатуре, и спустя несколько секунд я услышал знакомый гудок системы вызова. Один, второй. На третьем мне ответили. И, как обычно, батя:
- Что?
Вот так. Коротко и ясно. А куда деваться то?
- Кинули нас, пап. Местные кинули.
Отец помолчал, потом покатал клубки челюстных мышцы, затем снова, как всегда, коротко:
- Конкретно.
- Утром встали – их нет. Полночи жгли костры. Часовые посчитали, что те занимаются обсуждением наших предложений. А утром никого уже не было. Ни в палатках, ни в лесу. Забрали свою скотину, наше продовольствие, и исчезли. Разведка говорит, что ушли дальше в лес.
- А замок?!
- Что – замок? Ещё не ездили. У нас два с половиной часа, как подъём. Сейчас провели разнарядку, народ делом занимается, конкретно – стройкой. Отправил заслон на вход в долину. Думаю, крепость надо в самом начале строить. Тем более, что место удобное.
Батя замолчал, потом снова покатал желваки.
- Ладно. В конце концов – их выбор. Мы никого, никогда не заставляем. Не захотели – не надо. Короче – их не искать. Контактов – избегать. Сами работайте по ранее утверждённому плану. Затем…
- Прости, пап. Но я считаю, что надо выслать вертолёт и отследить беглецов.
- Не надо. Только напугаем их. Подумают, невесть что. Возьми машину лучше, да прокатись до замка. Мне думается, что беглецы в нём остановятся. Тот большой, для них – в самый раз. Если будут там – просто вернись. Если же нет – осмотри. На месте примешь конкретное решение. За себя оставь заместителя.
- Понял, пап. У нас там всё нормально?
- Нормально. Ладно. Пока.
Связь оборвалась, а я облегчённо вздохнул – контроль произведён, всё в порядке. Иначе бы отец сказал «Нормально. А что ещё может случиться?». Значит, несмотря на сопротивление некоторых членов Совета Десяти, в наши дела никто вмешиваться не собирается. Это – очень и очень хорошо. Потому что планы у нас на этот мир не просто большие, а очень и очень большие…. Бросил взгляд на часы, удивился – вроде всего пара фраз, а уже десять. Что же, раз отец велел до замка добраться, будем слушаться. Вышел из-за стола, повесил гарнитуру на специальную подставку. Кивнув радисту, направился к стоянке техники, где уже суетились механики. Поманил к себе завгара:
- Костя, мне нужен три четверти.
Тот кивнул:
- Пять минут.
- Пусть к моей палатке подкатывает.
- Так точно.
Развернулся, двинулся к военным:
- Василий Иванович, мне трёх бойцов в полном боевом выдели. Скатаемся в лес.
- Куда явиться?
- К моей палатке.
Он кивнул, развернулся спиной, дальше его дела. Ну а я к палатке. Мне то ведь тоже собраться надо. Аэллиэль брать с собой, или нет? Не стоит, пожалуй. В конце концов, я их язык прекрасно знаю, спасибо Самому Старому…
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #6 : 10 Январь 2018, 23:48:28 »
Глава не дописана.
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #7 : 23 Январь 2018, 22:12:20 »
Пока ждал машину, быстро экипировался. Вещмешок с припасами, камера с запасными чипами памяти и аккумуляторами, боезапас, ну и прочее, вроде сухого пайка и кое-каких принадлежностей. Проверил обувь, сменил носки, готов? Готов. А вот и бойцы подходят. Один наш, в смысле – тоже перешедший с нами на Метрополию, двое уже оттуда. Впрочем, все опытные бойцы и умелые следопыты. А вот и «доджик» фырчит. «Т-214», модель «WC63». Девяносто две лошади под капотом, гидравлические тормоза, четырёхступенчатая коробка передач. Простой, как паровоз, но очень надёжный, и, самое главное, вездеходный. Полный привод. На все три оси. Плюс лебёдка. Открытый кузов. Словом, великолепная машина. Мне нравится. Не очень скоростной, чуть-чуть до девяносто максималка не дотягивает, но устойчивый на дороге и удобный. У нас открытый кузов, в котором уже сами сделали мягкие лавки вдоль бортов. С  рождения то обычные деревяшки были. Здороваюсь с ребятами, затем рассаживаемся по местам. Я – рядом с водителем, предварительно пропуская его вперёд себя, потому что вместо дверцы у него запаска, запасное колесо. Впрочем, у машины вообще дверей нет. Просто проёмы. В кузове установлен тяжёлый пулемёт «тип 85». Китайский, калибр 12, 7 мм. На треноге. Надёжная, проверенная мной в Русии машинка. Боезапаса нам хватает. Всё аккуратно размещено в специальных ящиках под лавками. Ещё бы – полторы тонны грузоподъёмности. Можно, конечно, спросить, почему не более современную технику используем, а ленд-лизовскую рухлядь? Во-первых далеко не рухлядь. Досталась она нам в очень даже приличном состоянии. Практически с нулевым износом. Во-вторых, мало ли что может произойти с перемещением. Её простота позволяет нам надеяться на долгую эксплуатацию, поскольку практически любой из нас, беженцев с Земли, способен отремонтировать такую древность на коленке, как говорится. Ну и её надёжность и вездеходные качества не уступают многим современным джипам. Да и дешевле она. Тем более, что заводы клана уже готовятся к запуску этой модели на конвейере. Благо двигатель и коробка передач с уже выпускающимся сейчас «ГАЗ – 51» одинаковы. Во всяком случае, предзаказов и от наших, землян, и от местных огромное количество. Конечно, что смогли сделать без ущерба для производства – модернизировали. К примеру, шестивольтную систему электрооборудования заменили на двенадцативольтную. Карбюратор более современный, амортизаторы с рычажных на стандартные стойки заменили. И так, по мелочи, вроде переноса запаски на задний борт. Да много о чём можно говорить. Ухожу в сторону. А вот и Аэллиэль бежит, рукой машет…
- Далеко, командир?
 Запыхалась. Румянец на щеках играет. Улыбаюсь в ответ:
- Неподалёку замок обнаружили. Хочу посмотреть.
- Замок?
Её глаза становятся круглыми. Киваю в знак подтверждения.
- А я?
Тянет обиженно. Теперь мотаю головой отрицательно:
- Нет. Извини, ты нужнее здесь. Надо с пленными разобраться. А если что – сам объяснюсь. Ты же в курсе.
Теперь она кивает, разворачивается, уходит. Причём умудряется спиной показать свою обиду. А зачем? Лицо подчинённое. Раз. Два – мало ли чего. С меня потом башку снимут. Три – замужем. Нечего мне глазки строить! Четыре – первых трёх пунктов за глаза! Разворачиваюсь к машине. Нога на подножку, плюхаюсь на сиденье.
- Поехали.
Додж характерно и до боли знакомо взрёвывает движком и мы, наконец то, трогаемся. Длинная машина идёт плавно по ярко-изумрудной траве. Замечаю, как испуганно косятся на нас захваченные пленные, орудующие лопатами в уже довольно длинной канаве, предназначенной под братскую могилу. Да пора уже поскорей покончить с похоронами, трупы довольно ощутимо попахивают. Так глядишь, и взрываться начнут. От накопившихся газов. Отворачиваюсь, вглядываясь в приближающийся лес. Вот и дорога. Шины сразу начинают шуршать по нанесённому невесть откуда песку на прокаленных каменных плитах. Тем не менее, звук двигателя меняется, становится чуть слабее. Ещё немного, и мы, наконец, въезжаем под сень леса. Сразу становится прохладнее, и значительно. Сквозь плотные кроны свет пробивается с трудом. Пробитая неизвестно сколько лет назад дорога тем не менее, в прилично-ровном состоянии. Не то, что у нас в России, на Земле. Впрочем, в древнем Риме тоже умели строить. До сих пор стоят, не ломаются. Медленно, со скоростью тридцать километров в час, двигаемся всё дальше и дальше. Невольно вспоминаю старую присказку – чем дальше в лес, тем толще партизаны. Рука сама крепче сжимает автомат за цевьё. Моя озабоченность, видимо, передалась и бойцам в кузове. Ствол «восемьдесят пятого» двигается на турели, поводя срезом в стороны. Что интересно – тихо. Даже птицы не поют. А прочая живность, похоже, испугалась рёва мотора и постаралась скрыться подальше. Одни деревья, и даже без подлеска и кустарника. Почка засыпана толстым даже на глаз слоем старой хвои. Стволы необъятной толщины чуть отливают бронзой. Километр за километром углубляемся всё дальше и дальше в глубину леса. Что настораживает больше всего – нет никаких следов от прошедших раньше нас Высоких. Вообще ничего. Ни волей по слою песка. Ни потерянных или брошенных предметов, ни лепёшек кизяка от скота. Словно никто и не проходил тут. Это напрягает меня всё больше и больше. Не нравится. Очень и очень сильно не нравится. Бойцы тоже нервничают. Я ощущаю это просто физически. Тем не менее, едем. Спустя полчаса делаю контрольный вызов по рации. Подтверждаю, что мы в целости и сохранности, как положено. Не останавливаясь двигаемся дальше. Дорога начинает петлять. Ну, как петлять? Просто прямая трасса сменилась плавными изгибами. По моим прикидкам ехать до замка нам ещё минут сорок. Так что двигаемся дальше, и спокойно. Стоп! Додж выруливает на довольно большую поляну, и сразу становится спокойнее на душе, потому что там мы видим две брошенные повозки. Сломаны оси. Да довольно большая гора оставленных вещей. Охраны не наблюдается. Поэтому мы следуем мимо. Так. Приостановились на минуту обшарили всё вокруг через бинокли. Никого и ничего. Едем дальше. Очередной контрольный вызов, очередное подтверждение. Мы в пути уже почти три часа. По прямой то короче, естественно, а изгибы пути значительно удлиняют путь. Внезапно ощущаю что-то странное в воздухе и вокруг нас, но брошенный на водителя взгляд показывает, что кроме меня никто ничего не чувствует. Словно еле слышный гул в воздухе. На грани инфразвука. Кажется? Может быть. Очень даже может быть… Очередной поворот, и вот он, замок! Шофёр резко тормозит, машина замирает на месте. Пулемётчик уже наводит нашу бандуру на ворота, благо додж застыл возле длинного каменного моста, переброшенного через глубокий, точнее, через провал в земле, глубиной на глаз метров пятьсот, не меньше. И хотя путь выглядит надёжным, рисковать нашим транспортом никто не собирается.
- Глуши.
Командую я, и водитель послушно поворачивает ключ зажигания. Тишина после этого становится просто осязаемой. Но нет. Спустя мгновение я слышу шум воды, шуршание раскачивающихся крон позади нас, шелест травы. Со скрипом кожи сиденья спрыгиваю на плиты дороги, вздымая крохотное облачко пыли, тут же унесённое слабым ветерком. Поправляю экипировку, поворачиваюсь к бойцам:
- Влад – со мной. А вы ждите здесь.
..Влад, это наш, землянин. Боец спрыгивает на землю, тоже поправляет оружие, затем мы двигаемся к замку. И ведь следов то – нет! Ничьих! Куда они делись?!
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #8 : 23 Апрель 2018, 23:04:44 »
Глава 5.

…Внимательно вглядываясь в шлифованные до блеска камни под ногами, мы, прикрывая друг друга привычно взятыми наизготовку автоматами, аккуратно продвигаемся к воротам. Через тактические очки я не вижу ни лазерных следов, ни заграждений, словом, дорога чиста. Спустя несколько минут мы стоим у провала ворот, хотя так называть аккуратно обтёсанные под один идеальный размер это назвать нельзя. Для такой древности, а возраст выдаёт множество самой растительности на крышах строений, выглядят ворота практически свежими. Невольно замираю перед чернеющим входом внутрь стены, собираясь с духом и мыслями, Влад так же останавливается, разворачиваясь ко мне спиной и обводя стволом пустоту с боков и вход на мост, затем шепчет по тактическому передатчику, наушник от которого торчит у меня в левом ухе: «Чисто». «Принял». Звучит в ответ, так же шёпотом, и набрав в грудь побольше воздуха, словно ныряя в воду с вышки, рывком бросаюсь вперёд, тут же отпрыгивая влево, под стену. Затем отслеживая стволом взгляд, аккуратно семеню вдоль покрытой непонятным налётом кладки. Очень странной, кстати – швов между камнями практически не видно. Так, тёмные полоски, едва заметные в полумраке прохода. Мой напарник идёт справа, точно так же водя стволом своего старого «АК-105» вверх-вниз. Видны небольшие отверстия в потолке. Либо бойницы, либо ловушки. Но, к нашему счастью, все смертоносные устройства либо рассыпались от древности, либо вообще стали прахом. Ведь явственно видно, что этому замку не одна тысяча лет. Коридор длиной около десяти метров, и чуть вогнут к центру. На камнях пола видны следы воды. Скорее всего, от дождей. Может и от снега. Кто знает. А ещё – на меня словно давит вся эта масса камня, из которой построен этот замок, и каждый новый шаг даётся мне всё с большим усилием. До выхода остаётся буквально пара метров, но Влад вдруг опускается на камень и стонет, буквально выдавливая из себя звуки: «Всё, босс! Я – сдох!» Затем растекается по блестящему в полусумраке камню мостовой. Твою ж… Сглатываю ругательство, затем напрягая все силы – да, мне не кажется, тяжесть выросла, и значительно, двигаюсь к парню. Очень медленно, боясь разбить колено, опускаюсь возле него, Влад уже хрипит, да и я замечаю, что тяжесть усиливается с каждым мгновением, назад? Вперёд? Где гарантия что нас не раздавит, когда мы окажемся за переделами стены? С огромным трудом выпрямляюсь, цепляюсь скрюченными пальцами за воротник, делаю первый, самый тяжёлый шаг к близкому и столь желанному выходу, маячащему передо мной. Второй шажок. Третий. Я буквально рычу, в висках стучит, бухает, надрываясь сердце, прокачивая тяжёлую, словно свинец, кровь по жилам. Перед глазами багровая пелена, с каждой секундой становящаяся всё алее и алее. Вот я уже снаружи, и тут происходит ужасное – неведомая сила вырывает у меня из пальцев ткань, и мой напарник буквально улетает обратно, а я замираю, бессильно кроя всё и всех вокруг отборными ругательствами от бессилия что либо изменить… Мне только остаётся смотреть и сжимать кулаки, как умирает мой товарищ… Но что это?! Влад, оказавшись на мосту, гибким кошачьим движением оказывается на ногах, его автомат направлен на меня. Точнее, не на меня, а вперёд. Перед глазами всё темнеет окончательно, и я, прорывая спиной свисающие с потолка клочья то ли тины, то ли лишайника, падаю на спину, но уже за пределами прохода в стене, ощущая лишь бесконечную тяжесть на груди, не дающую мне вздохнуть. В голове уже грохочут барабаны, чувствую, как внутри всё рвётся и клокочет, затем наступает темнота, и… Внезапно всё исчезает. Тяжесть уходит. Только бухает, с каждым мгновением всё тише, сердце. Ощущаю невероятную лёгкость, я уже могу встать? Подняться удаётся легко и привычно. Рефлекторно выставляю автомат вперёд, перед собой, затем быстрый взгляд вокруг – я замираю, шокированный открывшейся мне картиной. Большая, метров триста по прикидкам, идеально круглая площадь, вымощенная таким же камнем, как и проход через стену, залитая лучами яркого солнца. И – совершенно никаких строений. Вообще ни одного. Только лестницы из того же камня, ведущие на верх стены, опоясывающей эту площадь. Ещё я вижу чистое голубое небо необыкновенной яркости, по которому плывут облака. Стоп!!! А как же крыши многочисленных построек, поросшие чуть ли не вековыми деревьями, которые видны на снимках с вертолёта?! Лишь чуть подрагивает от струй тёплого воздуха картинка небес, и всё. Нет ничего. Совершенно. Кроме… Мне становится не по себе. Даже больше – по спине пробегает озноб, а волосы шевелятся под форменной кепкой, потому что в центре появляется провал. Камни один за другим проваливаются волнами куда-то вниз, под землю, образуя пустоту, и она с каждым мгновением приближается ко мне, всё быстрее и быстрее. Остаётся уже немного, а я не могу заставить себя сделать шаг назад и бросится бежать к своим парням, к спасению. Словно замороженный гляжу на то, как приближается смерть… Вот уже камень под моими подошвами задрожал, меня качнуло, будто на палубе корабля, но всё останавливается, и хотя вокруг меня пустота, непонятным образом скреплённые камни мостовой, образуют под ботинками крошечный помост. Под ним – ничего, кроме клубящихся облаков то ли дыма, то ли тумана, густо сиреневого цвета, колышащегося от движений то ли скрытых им механизмов, то ли живых существ. Бом! Бом! Бом! Густые, если можно так сказать, удары бронзового била исполинских размеров рвут воцарившуюся тишину – забыл сказать, что всё это, и падение камней мостовой, и отсутствие ветра происходило в полной, небывалой тишине, словно звук отключили. Туман под мной вдруг вспучивается, и… Солнечный    зайчик отражается от полированной до совершенства каменной поверхности. Из неведомых глубин провала медленно и торжественно начинает появляться нечто. Статуя или обелиск. Огромный. Колоссальный… Когда то давно я был в Волгограде и видел статую «Родина-мать зовёт», Вучетича. Эта – много больше. Намного больше. Из белого, отполированного до невероятно глубины неизвестного мне кристалла. И – тоже женская, точнее, девичья фигура в развевающемся на ветру одеянии, плотно облегающая великолепную фигуру с высокой, идеальной формы грудью и стройными ногами. Огромные, больше человеческих глаза, расположенные чуть под большим углом, чем наши, тонкий прямой носик идеальный овал лица совершенной формы, изгиб точёных губ. Почти человек. Но не он. Я словно зачарованный, не могу оторвать своего взгляда от работы неведомого существа, потому что эта статуя совершенна. Не вижу ни одного изъяна, ни единой царапины, ни малейшего скола. Сколько же лет этому изображению? Кто его создал? Какой неведомый гений? Изначальные. Изначальные? Какие такие Изначальные? Откуда… Певучий тихий и одновременно печальный голос звучит у меня в мозгу. Изначальные. Это что?! У меня мозги набекрень? Поехали от перегрузки?! Сосуды в черепке полопались?! Вз-з-зиу! Скрежещущий звук рикошета автоматной пули приводит мои мечущиеся мысли в относительный порядок. Резко, на рефлксах оборачиваюсь, одновременно приседая, чтобы увидеть, как за моей спиной вспыхивает рикошет. Спустя мгновение до меня доносится звук выстрела. Одиночного. Какого… И тут же наушник в ухе оживает:
- Командир! Командир! Ответь! Ты живой?!
…До чего же приятно слышать неподдельное волнение и тревогу за свою шкуру. Странно. Но до этого ни одного звука по рации не было слышно. Я отключила помехи, чтобы они не мешали нам общаться. Стоп! Это не моя крыша шуршит шифером!
- Всё нормально, я внутри. Не волнуйтесь. Тут всё в порядке. Осматриваюсь…
Облегчённый вздох Влада, затем снова голос:
- Командир, что там внутри?
- Слушай, не отвлекай, пожалуйста. Сейчас осмотрю и расскажу.
- Извини, командир.
Он умолкает. Но ведь действительно, последнее дело отвлекать человека в разведке, когда у того обострены до предела все чувства, и каждый звук может стать смертельным! И ведь далеко не новичок. Что на него нашло? Может, не может прийти в себя от вида статуи, на многие десятки метров возвышающейся над стеной? Они меня не видят. Снова этот пленительно волшебный голос, от которого внутри меня всё поёт… Надо срочно успокоиться. Отдышаться… Рука сама скользит по боку, отцепляет флягу, скручиваю крышку и делаю большой глоток воды. Влага проскальзывает по пересохшему рту, принося облегчение. В голове немного проясняется. Ещё глоток. Автоматически совершаю обратные действия, то есть завинчиваю крышку, цепляю её за карабин к поясу. Затем решительным движением забрасываю автомат за спину и делаю шаг к статуе. Другой. Третий. И только тут соображаю, что иду по воздуху… Молодец. Снова звучит в моей голове её голос. Ага. Уже воспринимаю всё происходящее, как реальность. Интересно девки пляшут… Фу, какой ты… Извини. Не хотел тебя обидеть. Прощаю. Снова шелестит в моей голове. Наконец без всяких приключений, если не считать того, что я иду прямо по воздуху, останавливаюсь возле ног статуи. Вблизи материал из которого изготовлена гигантская фигура так же идеально отполирован и чист, без единой пылинки или соринки, не говоря уже о царапинах, о чём, впрочем, я уже упоминал. Невысокое, чуть даже ниже меня, круглое, как можно угадать, основание, на котором стоит монумент, внезапно раздвигается, обнаруживая уходящую внутрь лестницу. В голове вновь шелестит голос: «Заходи». Рискнуть? Очертя голову броситься в неизвестность? Подождать? Вызвать отца? Что предпринять? Лихорадочно ищу решение. Хочется всего и много, но врождённая осторожность понемногу берёт верх над авантюризмом. Видимо, Океания отучила меня от поспешных решений.
- Я приду завтра.
Короткий смешок в ответ, затем уже привычный голос в голове:
- А пущу ли я тебя сюда вновь?
- Да.
- Почему ты так уверен в этом?
- Потому что мы тебе нужны.
…Да. Мы, люди, нужны тому, или чему, что находится под основанием этого чуда. В этом у меня нет ни капли сомнения. Ни малейшего. Спокойно разворачиваюсь и двигаюсь к выходу.
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #9 : 22 Май 2018, 01:10:42 »
- Постой, - мне кажется, или в безжизненном, лишённом каких либо эмоций голосе звучит мольба? Поэтому всё же замедляю шаг, а спустя мгновение останавливаюсь и поворачиваюсь лицом к статуе, так и застывшей посреди провала на площади.
- Что?
- Останься, пожалуйста, ещё ненадолго.
…Я не ошибся. Она действительно умоляет. Зачем, только? Решаю съёрничать:
- Зачем?
- Ты даёшь мне энергию. А до утра я могу умереть.
…Здравствуйте – приплыли. Вампир, что ли? Но голос спешит объяснить:
- Ничего страшного для тебя нет! Не волнуйся! Всё совсем не так, что ты думаешь. Просто я так давно не ощущала ничего живого рядом, - короткая пауза, затем звучит продолжение:
-Мои Создатели наделили меня душой, в вашем понимании этого слова. Если я не буду получать… Энергию жизни… То умру.
- Ты будешь забирать у меня жизнь?!
- Совсем нет. Точнее, буду, но не в твоём понимании. Для тебя это безопасно, клянусь.
Криво усмехаюсь в ответ:
- Знаешь ли, я слишком недоверчив. Ты берёшь у меня жизнь, как сама сказала, и вдруг это не повредит мне. Как то странно звучит, тебе это не кажется?
Снова пауза. Зачем? Впрочем, может она подбирает пояснения? Чтобы я понял? Наверняка с точки зрения этого создания я примитивен, словно амёба. Снова звучит голос:
- Наверное, ты прав. Я просто не могу найти подходящие понятия.
- А ты попытайся.
- Попробую.
Снова мгновения молчания, а потом голос вновь начинает говорить:
- Ты – чужой.
- Догадалась? Да. Я не скрываю и не отрицаю этого. Но что это даёт тебе?
- Многое. Например, то, что ты не подвергал себя никаким изменениям. Не имплантировал никаких устройств в тело, не менял никаких внутренних органов. И… Твой мозг абсолютно чист. От всего постороннего, - вновь короткая пауза, затем голос продолжает:
- Поэтому ты излучаешь чистую, незапятнанную энергию жизни, которая питает меня. Неосознанно. Естественно. Просто выбрасываешь то, что даёт уже мне жизнь.
- Теперь более-менее понятно, - я ухмыляюсь, зная, что моя гримаса выглядит сейчас далеко не лучшим образом.
- Но мне то какая польза от этого? Незадолго до нас тут прошла целая колонна беженцев. Куда она делась? Мы не видели никаких следов от них. А ведь там было немало народа.
- Я отправила их обратно.
- В смысле?!
Сказать, что я удивлён, ещё мало!
- Как это обратно?! Почему мы тогда не встретили их?! Обманываешь?!
- Нет. Я не лгу. Обратно – не в смысле навстречу вам, а в прошлое. Чтобы спасти их.
И крыть мне нечем. Несколько мгновений пытаюсь переварить услышанное. Потом осторожно интересуюсь:
- И на это ты потратила свою энергию?
- Да. Но я не рассчитала свои силы. Для обеспечения их безопасности пришлось израсходовать куда больше, чем я могла себе позволить.
- Интересно, - я задумчиво касаюсь подбородка, ощущая уже проступившую на подбородке щетину.
- Допустим. И где же те, кого ты перебросила в прошлое?
- Они умерли. Точнее – вымерли.
Вымерли?! Невольно я произношу это вслух, и Голос поясняет:
- Да. Я отправила их почти на сто тысяч ваших лет назад, и эти беженцы смогли выжить. Постепенно создали цивилизацию, стали развиваться, осваивать вначале планету, затем космос, потом – Галактику. Но в конце концов они создали одно устройство, которое, как им казалось, облегчит им жизнь. Нечто вроде усилителя мозга, улучшающего усвоение знаний. Они думали, что это устройство поможет им стать ещё умнее, но вышло совсем наоборот. С каждым поколением люди становились всё глупее и глупее, а эти их устройства всё изощрённее и изощрённей. Беглецам не нужно было напрягать собственный разум. Поэтому техника становилась всё лучше, а они – всё глупее. А потом случилось самое страшное – они перешагнули порог, когда уже ни одно устройство не могло им помочь. Разумные стали животными, и их техника отторгла их. Они перестали быть людьми. И кроме того, с каждым поколением обитателей становилось всё меньше. Поэтому за тысячу лет до вас они вымерли.
- Страшно звучит.
- Согласна. Впрочем, вас ждёт тоже самое.
- Уверена?
- Я это знаю. И я – никогда не ошибаюсь.
- Ну-ну. Может, объяснишь, почему?
- Легко. Этому есть несколько причин. Первое – вас слишком мало. Мало, для того, чтобы создать устойчивую популяцию…
- Допустим, - бесцеремонно прерываю я её.
- Но это только здесь. Нас ещё больше десяти тысяч в другом мире…
Теперь обрывают меня:
- Это мне известно. Тем не менее, ваш конец уже близок. Вас слишком мало. И это самое главное на данный момент. Хотя вы пытаетесь подгрести под себя остатки высокоразвитых цивилизаций, стать их наследниками. В вашем обществе слишком много противоречий. Даже между собой у вас нет единения.
- И в чём причина этого?
- Тот яд, что вы принесли из старого мира. Того, в котором вы жили. Ваше мышление.
- Мышление?!
- Да. Прежде, чем перестроить чужую жизнь, вам надо изменить своё мышление. И переделать вас самих.
- И ты, конечно, знаешь, как это сделать?
- Знаю. Но не скажу. Иначе ничем хорошим это не закончится. Вы должны сами найти выход из проблем, которые вас ждут. Только сами. Без всяких подсказок. Учиться на чужих и своих ошибках. И лучше вам не совершать последнее.
- Не ошибается тот, кто ничего не делает.
Выдаю я старую пословицу.
- Создавать трудности и героически их преодолевать – не значит идти по пути прогресса. Скорее, уподобиться животному, а не разумному. Я знаю, что вы торопитесь, спешите. А зачем? У вас есть возможность практически бессмертной жизни. Так зачем вы так торопитесь?
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн NIKTO

  • Сержант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 837
  • -> Вас поблагодарили: 41
  • Сообщений: 365
  • Расстрелянных врагов народа 80
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #10 : 26 Май 2018, 13:04:14 »

Цитировать (выделенное)
"По Чернышевскому, главными факторами, формирующими нравственное сознание, являются «естественные потребности», а также «общественные привычки и обстоятельства». Удовлетворение потребностей, с его точки зрения, устранит препятствия расцвету личности и причины нравственных патологий, для этого нужно изменить сами условия жизни через революцию. Материализм служил теоретическим обоснованием политической программы революционеров-демократов, они критиковали реформаторские надежды на «просвещённого монарха» и «честного политика».

Его этика основывается на концепции «разумного эгоизма» и антропологическом принципе. Человек, как биосоциальное существо, принадлежит к миру природы, определяющем его «сущность», и состоит в общественных отношениях с другими людьми, в которых он реализует изначальное стремление своей «натуры» к удовольствию. Философ утверждает, что индивидуум «поступает так, как приятней ему поступать, руководится расчётом, велящим отказываться от меньшей выгоды и меньшего удовольствия для получения большей выгоды, большего удовольствия», только тогда он достигает пользы. Личный интерес развитого человека побуждает его на акт благородного самопожертвования, дабы приблизить торжество выбранного идеала. Отрицая существование свободы воли, Чернышевский признаёт действие закона причинности: «То явление, которое мы называем волею, является звеном в ряду явлений и фактов, соединённых причинной связью».

Благодаря же свободе выбора человек двигается по тому или иному пути социального развития, а просвещение людей должно служить тому, что они научатся выбирать новые и прогрессивные пути, то есть становиться «новыми людьми», идеалы которых — служение народу, революционный гуманизм, исторический оптимизм."
Нда.Тяжело будет в самоизгнании
Троллинг - вид информационной войны

Оффлайн lemberg

  • Oberstwriter
  • Администратор
  • Майор государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 927
  • -> Вас поблагодарили: 5109
  • Сообщений: 7020
  • Расстрелянных врагов народа 6414
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #11 : 26 Май 2018, 21:30:39 »
Верить Чернышевскому?.. Сложный вопрос. Спонсируемый Лондоном, - так он был известен жандармам Российской Империи. Думаю, уже этого достаточно, чтобы высказать свою точку зрения. Человек действительно существо социальное. Без всяких "био". Особенно, проживающий на  территории России, кем бы он ни был по национальности. Потому что одиночка никогда не выжил бы там. У нас не Запад. Но нынешняя идеология, сам образ жизни целенаправленно внушает совсем другое - Человек человеку волк. Ты должен быть всегда один! Так что...
Не умирай раньше времени. Ещё не всё сделано.

Оффлайн NIKTO

  • Сержант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 837
  • -> Вас поблагодарили: 41
  • Сообщений: 365
  • Расстрелянных врагов народа 80
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #12 : 30 Май 2018, 15:52:11 »



Никто не призывает верить ему,хотя человечество все равно кому то верит.
Правителям,близким...А вот что делать?- надо решать самому
« Последнее редактирование: 30 Май 2018, 15:54:07 от NIKTO »
Троллинг - вид информационной войны

Оффлайн NIKTO

  • Сержант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 837
  • -> Вас поблагодарили: 41
  • Сообщений: 365
  • Расстрелянных врагов народа 80
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #13 : 07 Июль 2018, 13:30:29 »
Чет никого и ничего не слышно.То ли футбол виноват,то ли ещё что? mrgreen facepalm dolf
Троллинг - вид информационной войны

Оффлайн bobr1609

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 386
  • -> Вас поблагодарили: 10
  • Сообщений: 9
  • Расстрелянных врагов народа 11
  • Пол: Мужской
Re: Беглецы. Версия 3.11
« Ответ #14 : 12 Август 2018, 14:05:15 »
как-то тихо все здесь...