Автор Тема: Миха Волков.  (Прочитано 3160 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Миха Волков.
« : 17 Январь 2017, 13:28:18 »
Сахаров Василий.

Миха Волков.

Пролог.

Командор ордена Защиты с трудом держался на ногах, и виной слабости был самый обычный грипп. Болезнь скрутила его летом, когда ее совсем не ждешь, и человек, который являлся для своих последователей символом стойкости человеческого духа и с гордостью носил прозвище Железяка, едва не отдал Богу душу. И только своевременное вмешательство врачей, которые заставили командора принять лекарства и лечь в постель, спасли его жизнь.
Впрочем, Железяка не мог долгое время находиться в состоянии покоя. Поэтому, немного отлежавшись, преодолевая слабость, командор встал и вызвал к себе участников Миссии Спасения Человечества. Именно так, все слова с большой буквы.
Будущие спасители человечества уже давно ожидали аудиенции и прибыли на зов Железяки без промедления. Было их немного, всего семеро, но каждый являлся фанатичным адептом ордена и верил в успех Миссии. А вера, как учил командор, способна изменять мир и помогает человеку даже в том случае, когда нет никакой надежды. Ведь Господь все видит. Ничто не укроется от его взора. И если всемогущий Бог заметит готовность людей во имя благой цели пойти до конца, он не сможет оставаться безучастным и обязательно спасет своих последователей, а потом выведет их на верный путь.
Пристальный взгляд Железяки, широкоплечего коротко стриженого брюнета в перетянутом черными кожаными ремнями камуфляже с погончиками полковника на плечах, скользнул по лицам участников экспедиции.
Первым с правого фланга стоял пожилой и совершенно седой приземистый крепыш с застарелыми бледными шрамами на щеках и в потертой горке. Воин. В далеком прошлом он был командиром десантно-штурмовой роты. Во время вторжения темных сил пытался спасать людей и создавал лагеря переселенцев. А потом в лагере вынужденных переселенцев вспыхнул мятеж, его предали и расстреляли. Как он выжил, одному Богу известно. Видимо, ангел-хранитель не оставил воина, дал ему силы и он, тяжелораненый, уполз в лес. Там командор, который на тот момент сам не знал, чего хочет и куда идет, его и подобрал, подлечил и приблизил, а потом доверил воспитание бойцов будущей Армии Света.
Вторым был механик, мастер на все руки, который мог разобраться в любой технике, перебрать мотор, починить автомобиль или катер, восстановить сложный заводской станок или вертолет. Среднего роста худощавый дядька в черном комбинезоне. Талантище и природный самородок. Такие люди рождаются чрезвычайно редко, один на тысячу, а может быть и реже. Его следовало ценить, беречь и не отпускать в экспедицию. Командор это понимал. Но случай особый. На кону будущее всего человечества, а если и нет, то будущее ордена, как минимум. Большую группу не пошлешь. Следовательно, она должна быть универсальной и когда механик вызвался стать добровольцем, командор, скрипя сердцем, согласился.
Третий – разведчик. Смуглый мордастый бурят в новенькой серой куртке. Он прибился к ордену в самом начале становления организации. За минувшие годы доказал свою верность и полезность, не раз участвовал в рисковых рейдах по пустошам, вступал в схватки с монстрами и однажды смог тяжело ранить серого ублюдка. Этот не подведет, профессиональный охотник и выживальщик. Кто-кто, а он в диких землях обязательно уцелеет и доведет группу, куда нужно. Но самое главное – сможет вернуться обратно в замок ордена и донести ценный груз.
Четвертый участник экспедиции выглядел в этой компании довольно странно. Полный румяный монах в черном подряснике, поверх которого висела стальная цепь с большим медным крестом. Этому персонажу в опасном и дальнем походе делать нечего, ведь заметно, что он к походной жизни не приспособлен. Так думали многие члены ордена, кто участвовал в формировании и подготовке группы. Но они не знали, куда и зачем отправляется экспедиция. А командор, естественно, обладал полной информацией, и присутствие священнослужителя считал не просто необходимым, а само собой разумеющимся.
Пятый член группы – девушка в маскхалате и высоких кожаных сапожках. Симпатичная. Молодая. Стройная. Фигуристая. Взгляд шалый, шкодливый. Русые волосы слегка выбивались из-под зеленого платка. Командор не хотел включать ее в состав экспедиционной команды. По одной простой причине – она являлась его родной дочерью, единственным ребенком, который пережил все катаклизмы последних лет и крушение старого мира. Однако дочь была достойной воспитанницей отца и смогла доказать, что ее участие необходимо. Хотя бы потому, что она обладала ведовскими способностями, хорошо чуяла опасность, легко находила безопасный путь в пустошах, на нее не действовала магия серых ублюдков и девушка могла лечить людей. Ведьма – так называли ее за глаза в ордене, а командор считал, сила дочери не что иное, как дар Господа.
Шестой, как и первый, тоже был воином. Но необычным. Высокий красавец, жгучий длинноволосый брюнет с примесью кавказских кровей в обшитой стальными пластинками кожанке. Он не признавал огнестрельного оружия и пользовался только мечами, саблями, ножами и кинжалами, луками и арбалетами. Мастер рукопашного боя и замечательный мечник. Универсальный боец и убийца, диверсант и шпион. На его счету много трупов, и он открыл его задолго до того, как присоединился к ордену и дал клятву на верность командору, не организации, а именно лидеру. Человек непростой. Впрочем, как и все в группе. Командор его даже немного побаивался. Однако был уверен, что он своего слова не нарушит. Ни при каких обстоятельствах. Следовательно, ему можно верить. Почти, как самому себе.
Ну и последний, седьмой, косматый бородач в фуфайке. По внешнему виду бомж, цель которого - достать бутылку самогона и похмелиться. Никчемный человечишка, отброс общества и отребье. Однако без него никак. Во-первых, он проводник, единственный, кто знал дорогу к цели. А во-вторых, никакой он не бомж, а разведчик, который по приказу командора три с половиной года бродил по диким землям, налаживал контакты с другими общинами людей и отправлял в орден тех, кто мог пригодиться набирающей силу структуре.
Рукавом командор смахнул со лба пот и заговорил:
- Друзья мои… Не стану повторяться… Все, что требовало обсуждения, уже оговорено не по одному разу… Поэтому буду краток… От исхода вашей Миссии зависит многое… Ангелы Небесные будут с вами и Господь направит вас на истинный путь… Ступайте и знайте – мы, ваши братья по ордену, молимся за вас и ожидаем вашего благополучного возвращения… Пусть, сколько вас уйдет, столько и вернется… С Богом!
Командор осенил участников экспедиции крестным знамением и опустил голову. Это был знак того, что они могут уйти.
Люди стали расходиться. Через полчаса посадка в вертолет и они покинут замок ордена. Возможно, навсегда. Однако дочь командора задержалась. Девушка подошла к отцу и тихо окликнула его:
- Папа…
- Да? – он посмотрел на нее.
- Ты все еще болен. Разреши, я тебя подлечу. Это много времени не займет. Ты знаешь – облегчение наступит сразу.
Отец улыбнулся и покачал головой:
- Нет. Я оклемаюсь, а тебе силы еще понадобятся. Дорога дальняя и опасная. Не растрачивай себя.
Признавая правоту отца, девушка кивнула:
- Как скажешь.
Короткая пауза. Томительная и неловкая. Отец о многом хотел сказать дочери, и она это чувствовала.
- Береги себя, - сказал командор, не найдя нужных слов, а затем отвернулся и отправился в свои покои.
- Постараюсь, - отозвалась девушка и пошла за товарищами.
Командор обернулся и, глядя ей вслед, подумал:
«Почему я такой сухарь? Ну почему? Я хотел обнять ее, прижать к себе и поцеловать в лоб, благословить и пожелать удачи, но не сделал этого. А ведь может так сложиться, что мы видимся в последний раз»…

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #1 : 17 Январь 2017, 13:29:26 »
1.

Гибриды были здесь. Сначала я почуял запах немытых тел, дерьма и сырой кожи. Уроды прятались в развалинах и готовились к нападению. Видимо, посчитали меня легкой добычей, но я был настороже, остановился и удобнее перехватил АКМС. Не хотелось мне с ними драться. Ни к чему это, ибо у меня своя цель. Однако отступать было поздно.
- Уй-я-я!!! – раздался истошный крик, и гибриды полезли из развалин наружу.
Пять отдаленно напоминающих людей обезьян в лохмотьях, явный тип-2, сжимая в руках куски арматуры и дубины, бросились на меня. Они хотели жрать, а я хотел выжить. Все просто – они меня или я их. Третьего не дано. Переговоры невозможны. Не было такого случая, чтобы кто-то договорился с гибридами типа-2. С типом-1 еще есть шансы, они хоть и мутанты, но разум сохранили. А эти уже не люди, а животные, злобные и кровожадные. Поэтому пытаться им что-то объяснить бесполезно.
Врагов не так уж много – это хорошо. Оценив степень угрозы, я решил экономить боеприпасы, машинально сдвинул переводчик огня на одиночный огонь, прижал приклад автомата к плечу, поймал в прицел первого дикаря и плавно потянул спусковой крючок.
Пуля разнесла самому смелому каннибалу череп, и его мозги забрызгали обломки кирпичей. Тело еще не успело рухнуть, а я уже срезал второго. Этому достались две пули в грудь, и он замер. Всего на мгновение своим телом он прикрыл других дикарей и они, надо отдать им должное, сообразили, что нарвались на опасную дичь и попытались скрыться.
- Ай-я-р-р!!! – завопил один из гибридов, и они опять скрылись за разрушенной стеной.
Отпускать гибридов нельзя – это закон. Они далеко не уйдут и обязательно вернутся. На этот раз с подмогой, настолько многочисленной, что и автомат не поможет. Старик Матвей какой суровый вояка был, но даже его толпой задавили, и неважно, что он покрошил полсотни мутантов. Итог – смерть и конец жизни, которая одна.
Опустив верный АК-76, который повис на ремне, левой рукой я вытащил из разгрузки Ф-1, разогнул усики и перекинул металлическое яйцо в правую ладонь. Долой чеку! Бросил гранату в укрытие дикарей и отступил за большой бетонный блок.
Бум-м! Граната взорвалась и снова в деле автомат. Я последовал за гибридами и, оказавшись в развалинах, обнаружил одного убитого и двух раненых. Человекообразные обезьяны, которых посекло осколками, еще могли двигаться. Теряя кровь и прихрамывая, контуженные взрывом монстры ковыляли во тьму. Очень может быть, что неподалеку нора, где ждет корма их потомство. Жаль, что я один, можно было бы устроить зачистку. Но помощников нет, а соваться в подвалы без прикрытия глупо. Меня хоть и считают отморозком, но я всегда осторожен, рискую только в самом крайнем случае, когда иначе никак, и потому до сих пор жив.
Экономными короткими очередями я добил раненных гибридов и замер.
Тишина. Опасности не чувствую – хорошо. Однако звуки выстрелов и взрыв гранаты, наверняка, всполошили всех окрестных хищников. Но самое плохое – скоро появится серый ублюдок, а вместе с ним свита: оборотни, гибриды типа-1 и еще какая-нибудь мерзость. Это всегда так, проверено на личном опыте. Надо уходить и, чем скорее, тем лучше. Хотел провести разведку, возможно, найти, что-то нужное, а потом уйти, как пришел – незаметно. Однако не вышло.
Осмотревшись и убедившись, что трофеев нет, я тяжело вздохнул. После чего, поправив лямку тощего рюкзака, покинул развалины и направился на восток. Через пять-шесть километров есть безопасное место. Там передохну.
Шел быстро, но осторожно. Нельзя расслабляться. Никогда и нигде. Ни при каких обстоятельствам. Кругом враги. Кругом хуйня. В полях и пустошах одичавшее зверье, ловушки и монстры. В брошенных городах гибриды и серые ублюдки. А в человеческих анклавах мошенники и воры, мерзавцы и долбоебы, шлюхи и выблядки, которые так и норовят вольного бродягу наебать, опоить отравой и завладеть его вещами, оружием и припасами. Я усвоил это крепко-накрепко, еще в те времена, когда люди надеялись, что вскоре все вернется на круги своя. Потому до сих пор и жив. А кто не просек тему, того давно монстры сожрали или собратья по разуму на кладбище какого-нибудь анклава прикопали. Хотя анклавы разные. Кое-где людишки так одичали и отощали, что от гибридов типа-2 только внешностью отличаются, каннибализмом промышляют, и труп до могилы могли не донести. Это запросто и тут нет ничего удивительного. Я с подобными «людьми» уже сталкивался. Было такое. И уверен, что еще встречу подобных мразей на своем пути.
Спустя два часа, покинув город, я добрался до Стеллы. Это был обломанный каменный постамент, памятник героям Великой Отечественной войны, который в результате Сдвига – предвестника вторжения темных, оказался далеко от того места, где его изначально установили. Сюда монстры не сунутся – можно сделать привал и восстановить силы.
Вокруг Стеллы поваленные деревья и я присел на ствол. Автомат на коленях, пистолет в кобуре, кинжал в ножнах. Вместе с патронами это мое основное богатство. Будет оружие – все добудешь. Слова моего учителя Матвея я запомнил крепко-накрепко и постоянно их вспоминал. Как и самого лютого старика, который меня спас и научил всему, что знал.
Невольно я погрузился в воспоминания. Не люблю ворошить прошлое – это приносит боль и бередит уже зажившие душевные раны. Но поделать с собой ничего не могу. Находит иногда тоска и я пролистываю страницы своей жизни с того момента, когда наступил Апокалипсис, произошел Сдвиг и погибла Вера…
Крик любимой девушки вырвал меня из сонного состояния. Находясь под впечатлением от прекрасного вечера и утомленный сексом, я хотел только покоя. Но в голосе Веры была тревога, и она волновалась не зря. Сильнейший ветер раскачивал коттедж, в котором мы ночевали, и я подумал, что с моря надвигается какое-нибудь цунами. Черное море в принципе спокойное, однако, изменения климата, которые происходили в мире, могли повлиять на природу, и мы оказались под ударом стихии. Примерно такие мысли были у меня в голове, и я решил, что необходимо покинуть домик, а потом подняться в гору и спрятаться в лесу.
Схватив в охапку одежду и сумку с документами, мы бросились наружу. Ветер был сильнейший, нам с трудом удавалось удерживаться на ногах, но мы все-таки добрались до окраины леса и начали подъем. Справа и слева от нас были люди. Как и мы, они искали спасения от стихии, и это правильно. Кто остался внизу, пережидать бурю в доме отдыха, погиб сразу. С моря пришла огромная волна. Она налетела на сушу, когда мы уже поднялись и ухватились за выпирающие из земли корневища огромного старого граба, и ее напор был таким, что нас едва не унесло.
Ночь. Кругом кромешная тьма. Ураганный ветер пытался оторвать нас от дерева. Соленые брызги били в лицо и скатывались по телу. Вера что-то кричала, но я ее не слышал. Мимо, вниз по склону, вместе с вырванным из земли кустарником, покатился человек. Хаос. Отчаяние. Злость на себя, что выбрал неудачное время и место для отпуска. Боязнь потерять любимую девушку. Все это было во мне, кипело и бурлило. Однако я заставил себя мобилизоваться. Будь сам по себе, наверное, не выдержал. Но рядом была любимая и этим все сказано.
Превозмогая слабость, я смог подобраться к Вере, и когда стихия, временно, всего на минуту, присмирела, снял с пояса ремень, сделал петлю и обмотал кисти наших рук. Потом перекинул ремень через корневище и ухватил свободный конец. Мы оказались прижаты друг к другу, и я говорил любимой, что все будет хорошо.
 Снова буря пошла в атаку и на побережье налетела вторая волна. Опять соленая вода. Деревья трещали и мимо нас проносились обрывки листьев, сучья и какой-то мусор. Казалось, что наступил Конец Света, и спасения не будет. Однако мы не сдались и продержались до утра.
Когда наступил рассвет, сумрачный и туманный, ветер стих и резко похолодало. Температура воздуха градусов двенадцать, а мы мокрые, в шортах и майках, сумки унес ветер, а на вершине горы осталось всего девять человек. Остальные погибли.
Мы замерзли. У нас не было еды. Ни у кого при себе не оказалось спичек. Мобильники отсырели, а механические часы уже не в моде и никто не знал точного времени. Но мы выжили и надеялись на скорое появление спасателей.
Прошел час. Что происходило внизу разглядеть не получалось, мешал туман, но со всех сторон был слышен шум воды. Спасатели так и не появились. Зато вместо них пришли плащевики-кровососы.
В поисках обрывков одежды или полиэтиленовой пленки, которой можно обмотаться, люди разошлись. По крайней мере, кто был в состоянии. Словно неприкаянные души в аду или каком-нибудь Чистилище, мы бродили в редеющем тумане между деревьев и ворошили мусор. А затем раздался громкий душераздирающий женский крик и всей толпой мы бросились на голос. Подбежали к краю горы, где под ударом стихии от нее отвалился кусок, и увидели на обрыве жуткое чудовище. Нечто черное и слизистое, по форме напоминающее трехметровое продолговатое одеяло или плащ, зависло над землей. Как?! Каким образом?! Почему это непонятное существо в форме одеяла левитирует?! Не ясно. Однако, несомненно, оно было живым, потому что имело два глаза и время от времени открывало усеянный острыми клыками рот в своей верхней половине. И перед этим чудовищем на грязной траве лежала испуганная женщина. Глядя на монстра, она кричала от ужаса, а мы застыли в ступоре и не понимали, что нам делать.
Неизвестный науке черный монстр, взмахнув верхними краями тела, плавно и одновременно с этим быстро спланировал на жертву. Он обхватил женщину, спеленал нижними конечностями, которые казались нам уголками одеяла, и рывками, соприкасаясь с землей, потащил к обрыву. Кто-то из выживших хотел последовать за ним и даже сделал рывок вперед, но из леса появилось еще несколько монстров.
Люди стали разбегаться. Кто куда, а мы с Верой помчались подальше от моря. Ломились через лес. Упали в наполненную жижой яму. Выбрались. Оскальзываясь, спустились по крутому склону и уперлись в бурную горную реку. Вот тут силы нас уже оставили. Мы остановились, и появился оборотень. Он выглядел, словно большая гиена с длинными костяными зубцами вдоль хребта и тогда они поразили меня больше всего. Костяные гребни, пробивающиеся сквозь рыжую шерсть. Я смотрел на них и не мог отвести взгляда, а Вера дернула меня и что-то прошептала. Наверное, она хотела поторопить меня, но я ее не расслышал. Тогда я не знал, кто или что перед нами и от обилия впечатлений тормозил.
Оборотень собрался прыгнуть, и Вера нас спасла. Она толкнула меня в бурную реку и прыгнула следом.
Я оклемался и попытался грести. Да куда там… Течение оказалось сильным, а у меня не оставалось сил. Шансов на спасение не было. Река стремительно уносила нас в море, и утешало одно – мы все еще вместе.
К счастью, нам в очередной раз повезло. Половину реки перегородил старый тополь, который не выдержал ночного урагана и рухнул. Мы ударились об его мощный ствол и чудом не напоролись на сучья. А еще повезло, что течение не утащило нас под ствол и не поволокло дальше. Получилось задержаться, и я выбрался на дерево. После чего вытащил Веру и по стволу, едва не рухнув обратно в холодную грязную воду, мы выползли на сушу.
Зверь остался на другом берегу. Он видел нас, но не мог перебраться через водную преграду. Поэтому, задрав башку к небу, оборотень злобно рыкнул и скрылся в лесу.
Немного отлежавшись, мы пришли в себя. Оставаться нельзя и пришлось подниматься, а потом скрываться в лесу.
Голодные, озябшие и мокрые, не понимая, что происходит, два потерянных человека брели неизвестно куда и, в конце концов, выбрались на шоссе. Точнее, на кусок асфальтовой дороги, где нас поджидал серый ублюдок, самое опасное порождение Темного мира.
Издали серый ублюдок походил на человека. Глядим, стоит невысокий мужчина, ростом, примерно, метр пятьдесят. Одет странно, в кожаную серебристую куртку и такого же цвета штаны. В высоких черных сапогах и с длинным ножом на красном поясе. Наряд дурацкий. Но в тот момент это нас не насторожило, и мы его окликнули, а когда он обернулся, было поздно.
Спутать серых ублюдков с людьми можно только издалека и со спины. Лицом они отличаются от нас и вблизи разница заметна сразу. Серое лицо. Отсутствие носа. Редкие волосы и остроконечные уши. Кто-то сравнивает их с темными эльфами из фантастических романов и кинофильмов. Может быть и так. Но факт остается фактом - это нечто иное, злое, жестокое и совершенно чуждое человечеству. Иная логика и мотивация, а еще совершенно непонятное и необъяснимое взаимодействие с силами природы и животным миром.
Серый выхватил нож, который оказался стальным мачете и приблизился. Только что он находился в пятидесяти метрах, но сделал всего один шаг и оказался рядом.
Сверкнул клинок, и голова Веры скатилась с плеч. Серый ублюдок отрубил ее легко и непринужденно, без каких либо видимых усилий. А я… Что я… Глупый, ничего непонимающий и неподготовленный к подобным ситуация парень… Это в цивилизованном мире, где человек считал себя венцом творения и был окружен автомобилями, компьютерами и телефонами, я что-то значил… А против серого ублюдка - я никто… По крайней мере, в тот момент…
Противник что-то тявкнул, не сказал, а именно тявкнул, словно собака. Я его не понял и он рассмеялся. Что-что, а смеются серые ублюдки как люди. А потом он занес над моей головой мачете и раздался выстрел. В грудь серого чужака влетел заряд крупной картечи, который располосовал его тело. И тут же второй выстрел, в голову. Череп ублюдка разлетелся, будто тонкокорый орех от удара молотком, и он рухнул на асфальт.
Я не оборачивался и не искал стрелка. Вместо этого смотрел на упавшую под ноги голову Веры. И так я стоял пока из придорожного кустарника не выбрался рослый старик в маскхалате и двуствольным ружьем в руках. Он на ходу перезарядил оружие, а потом оглянулся, схватил меня за плечо и потащил с дороги.
Так я потерял любимую и встретил старого Матвея…
Встряхнув головой, я прогнал мысли о прошлом и услышал приглушенные голоса людей, которые приближались.
Скатившись в яму за стволом, приготовился к бою или бегству, в зависимости от обстоятельств.
В этот момент меня окликнули:
- Волков?! Миха?! Мы тебя издалека видели, с горки! Ты тут?!
Голос был знакомый и я отозвался:
- Да.
- Один?
- Да.
- Мы выходим?
- Само собой, Сурок.
Один за другим под Стеллу вышли вооруженные люди, такие же вольные бродяги, как и я. С той лишь разницей, что я одиночка и не имею своего логова в одном из поселков, где еще кучкуются уцелевшие люди, а они из Севериновки.
Бродяг-поисковиков было трое – Сурок, Лева и Прокоп. Мало. Не хватало четвертого, юркого хитрована с позывным Линза.
- У вас потери? – спросил я Сурка, который в этой группе был вожаком.
Он подошел и отрицательно покачал головой:
- Нет. Линза скурвился и сбежал. Мы один склад нашли, думали его подломить, двери тротилом подорвать…
- Что за склад?
- За Белым ручьем.
- И что?
- А ничего. Нас кто-то опередил. Не знаешь, кто бы это мог быть?
- Без понятия, - сохраняя серьезную мину лица, ответил я, хотя сам же этот самый склад три недели назад и подломил.
- Так вот, - продолжил Сурок, - назад пошли и Линза ночью исчез. Удрал, сученыш!
- Может, монстры утащили?
- Без вариантов, Миха. Монстрам тротил и боеприпасы с гранатами ни к чему.
- Ясно.
- А ты в город ходил? – Сурок вопросительно кивнул.
- Ходил.
- Опять один?
- Мне так удобней.
- И как ты до сих пор живой…
Я усмехнулся:
- Дуракам везет.
- Ну, уж нет… Ты не дурак, Миха… Просто сам себе на уме… Впрочем, это твое дело…
Тем временем, пока мы беседовали, Прокоп и Лева, быстро развели костерок и повесили над огнем медный чайник с мятыми боками. Сурок пригласил меня пообедать с ними, и я согласился. А потом, когда мы пили чай, он сообщил, что в Севериновке намечается большой сход вольных бродяг, и я могу присоединиться к его группе.
Мне торопиться некуда, и я решил идти с ними. Севериновка так Севериновка. В этом поселке есть красивые бабы, а я по ним соскучился. Тем более идти не слишком далеко. Если хорошо пойдем, без приключений, завтра к полудню окажемся на месте.

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #2 : 18 Январь 2017, 10:00:14 »
2.

- Бляди-и-и!!!
Вопль Прокопа прокатился по окрестностям, вспугнул двух крупных ворон, которые сидели на покореженном обгорелом тополе, а затем стих.
- Бляди-и-и!!!
Прокоп снова закричал. Вороны сделали над нами круг и полетели в сторону болота. Падальщики почуяли поживу, и они ее получат. В этом я не сомневался. Крестовики свежак сразу пожирают и, что характерно, брезгуют внутренностями. Вот и будет воронам лакомство – кишки человека.
Он сам виноват, пошел на Зов, поддался мороку и угодил в Липучку. Опытный бродяга, я с ним пару раз по Лаврентьевским полянам ходил. Поэтому знал, на что он способен. Но и на старуху бывает проруха. Расслабился Прокоп и оказался в ловушке. А где Липучка, там всегда неподалеку полуразумные пауки-крестовики. По натяжению высокопрочной паутины, из которой состоит ловушка, они быстро поймут, что обеденный стол накрыт. Так что шансов на спасение у Прокопа нет. Будь у нас бронетранспортер – тогда можно было с пауками сразиться, разъебашить тварей из тяжелого пулемета и вытащить бедолагу. Но чего нет, того нет. В Севериновке, куда мы шли, стоит пара БТРов, а вот с топливом беда. Отец Серафим держит несколько бочек в неприкосновенном запасе, на самый крайний случай. Однако нам, вольным бродягам, доступ к его запасам закрыт.
- Миха! Сурок! Лева! Не бросайте меня!
Не оборачиваясь, я поправил на плече рюкзаки, свой и Прокопа, сдвинул на бок автомат и ускорился.
- А-а-а-а!!!
Мы отошли от края болота метров на сто пятьдесят, но голос Прокопа все еще слышали. В нем был ужас, а потом раздался последний крик, который резко оборвался.
Сурок сплюнул на землю и процедил сквозь зубы:
- А вот и крестовики.
Ему никто не ответил. Хуля базарить? Понятно, что пауки добрались до Прокопа. Пиздец ему. Ну и хуй с ним. Главное – сами вовремя сорвались, покинули опасное место и в живых остались, ибо нет никакого кайфа с крестовиками рубиться. Просто нечем. Одного завалить сможем, а остальные нас покромсают. Монстры ебаные! Каждая взрослая особь словно корова. Четыре пары лап, а в пасти жвалы, словно стальные сабли. Это только по внешнему виду, весьма отдаленно, они напоминают земных паучков, которых все мы часто видели в прошлой жизни. А по сути крестовики порождения иного мира, сильные, быстрые, живучие и безжалостные.
- Миха, - Сурок посмотрел на меня.
- Чего? – отозвался я.
- Дорогу до Никитиного амбара хорошо помнишь?
- Нормально.
- Смотри. Если я не туда сверну, поправь.
- Понял.
Мы шли по окруженной кустами широкой тропке и были начеку.
Стоп! В полукилометре от болота Сурок замер на месте, присел на левое колено и вскинул СКС. Мы тоже остановились и приготовились к бою. Лева держит тыл, а я отвечаю за фланги.
В чем дело? Непонятно. Но с вопросами к старшему не лезем, молчим и ждем развития событий. У него чутье отменное и опыт серьезный, потому он и вожак. По крайней мере, в этой группе, пока не дойдем до Севериновки.
Прошла минута. За ней другая. А затем впереди шорох и на тропу выскочили собаки. Стая, восемь или девять особей. Хотя… Нет. Не собаки, а шакалы. Слегка измененные Темным миром мутанты, но все-таки шакалы. Пока их мало, они не опасны, а когда тварей больше десятка и они голодные, считай, что не жилец. В любом случае, у вольных бродяг зарок – по возможности, отстреливать тварей.
- Огонь! – Сурок отдал команду и начал стрелять.
СКС ствол хороший, но только если умеешь с ним обращаться, и он хорошо пристрелян. Нужно быть фанатом этого оружия, а Сурок как раз из таких, любит карабины и стреляет неплохо. Так что мог справиться самостоятельно. Он быстро сделал четыре выстрела и свалил двух шакалов, а я успел дать одну короткую очередь и зацепил последнего падальщика. Итог: два шакала мертвы и один подранок. Теперь зверюкам не до нас – они своих собратьев рвать станут.
Ничего не происходило. Тишина. Относительная, конечно. Слышно, как в кустарнике суетятся воробьи и синицы, да ящерицы ебутся, но опасности от них нет. Это обычные птицы и мелкая живность, не порождения Темного мира, а наши, земные твари. Шакалы исчезли, оттянулись подальше от тропы и притихли.
- Идем, - не оборачиваясь, бросил Сурок и поднялся.
Двигались не торопясь, средняя скорость три-четыре километра в час. Вскоре добрались до развилки, и Сурок повернул налево. Все правильно и когда он на меня покосился, я одобрительно кивнул.
Привалов не делали. Мы привыкли к дальним переходам, и груза практически нет. Не всегда нам везет. Я сам по себе, хотел в развалинах что-то отыскать и за серыми ублюдками понаблюдать, если найду хорошее укрытие, только пока не судьба. А группа Сурка думала запечатанный склад в подвале найденного в пустошах дома вскрыть, но они опоздали. В прошлый раз бродяги из Севериновки результативно сходили – мне это известно, я за ними со стороны наблюдал. Помнится, группа Сурка нашла два брошенных дома. В одном оказалось много шмотья и книги, а в другом подвал с соленьями и маринадами. Добыча неплохая и отец Серафим расплатился с ними честно. Не сразу, конечно, а когда поисковики вместе с севериновскими мужиками хабар в поселок притянули. Но это в прошлом, а сейчас им не фартило. Мало того, что пустые идут, так еще двоих потеряли. Сначала Линза сбежал, крыса ебаная, а сегодня Прокоп в ловушку попал. Из болота Зов пошел, и он не сдержался, прыгнул в грязь, чудом не утонул, выбрался на крохотный островок и практически сразу врезался в Липучку. Однако и тут есть плюс - рюкзак и оружие он с собой не прихватил. По законам вольных бродяг мы его имущество разделим. По братски. Ему оно ни к чему, а мы пока еще живые.
«Интересно, - промелькнула у меня мысль, - что такое Прокопу почудилось, что он не смог удержать себя под контролем?»
Хотя чего спрашивать, когда ответ на поверхности? Понятно, что это нечто из прошлой жизни. Скорее всего, он услышал голоса близких людей: жены, дочери, сына, матери или близкого друга. Они звали его на помощь, и бродяга не сдержался, кинулся «спасать» родных и попался. Это обычное дело – по себе знаю. Кому чего, а меня Зов окликает голосом матери или Веры, той девушки, которая должны была стать моей женой. Красивая и стройная блондинка, душевная и спокойная. Мы познакомились на первом курсе университета и сразу полюбили друг друга. Как это случается, с первого взгляда. На втором курсе уже жили вместе. А потом поехали на Черное море и теплым летним вечером, когда опускающееся за линию горизонта солнце казалось огромным красным шаром, под пение цикад, я сделал ей предложение стать моей законной супругой. Она ответила согласием, и я был самым счастливым человеком на планете. До тех пор пока ночью не произошел Армагеддон, и наша родная Земля не сомкнулась с параллельным миром…
- Миха, ты в порядке? – заметив мой отстраненный взгляд, прошептал Лева.
- Норма-норма, - я быстро кивнул.
- Ага, - стволом АКМа он указал на крышу Никитиного амбара, который виднелся среди буйной зелени. – Кажись, пришли.
- Верно.
Рядом с Никитиным амбаром спокойно, порождения темного мира здесь появлялись чрезвычайно редко. Поэтому Лева повеселел, заулыбался и спросил:
- Интересно, а кто был этот Никита? Миха, ты не в курсе?
- В курсе.
- И…
Лева хотел получить ответ, да и Сурок к нашей беседе прислушался. Поэтому я ответил:
- Амбар на самом деле корпус животноводческой фермы. Когда все накрылось пиздой, на ферме остался один сторож, Никита его звали. Он помыкался, что-то сам себе скумекал и притих. Темные сюда не лезли, а коровки снабжали Никиту мясом и молоком. Годик он перебедовал, а потом к нему беженцы подтянулись. Появилась небольшая колония, человек пятнадцать, не больше. Так бы колонисты, может, и жили тихо, но отец Серафим стал зазывать Никиту в Севериновку. Долго его уговаривал, а когда понял, что никто к нему добровольно не пойдет, прислал сюда наемных бойцов. Они непокорных зачистили, а коров перегнали в поселок.
- И ты был среди этих бойцов?
- Нет. Все эти разборки происходили без меня. Я ведь не местный, позже пришел. А историю узнал от севериновцев. Кстати, это они корпус амбаром прозвали. Просто как определение локации.
- Ясно, - Лева помедлил и задал новый вопрос: - Миха, а ты вообще откуда?
- Москва.
- До того как Песец пришел, наверное, студентом был?
- Да. А тебя это как-то задевает? – я стал заводиться и в голосе появились нотки раздражения, ибо не люблю, когда прошлое ворошат.
Лева напрягся, почуял неладное, и ответил коротко:
- Нет.
Больше вопросов не было, мы спокойно добрались до Никитиного амбара и разошлись для осмотра местности. Без людей добротное каменное строение с пристройками обветшало. Двери в животноводческий корпус на сотню голов крупного рогатого скота покосились. Из стены начали выпадать кирпичи, а в крыше появились крупные дыры. Плохо, но терпимо. Важнее другое – вода в колодце чистая, рядом никого нет, а на холме за корпусом, как и прежде, рос крепкий дубок, на ветках которого висело несколько выцветших красных и синих ленточек.
Пока Сурок и Лева находились с другой стороны здания, я подошел к дереву, быстро поклонился в пояс и погладил ствол ладонью. Для чего и почему? А для того, чтобы уважить местного духа-хранителя. Напарники, конечно, многое повидали, но меня не поймут. Они на своей волне и о теории, почему в тех или иных местах нет порождений Темного мира, я рассказывать не собирался. Ни к чему это. Хотя бы по той причине, что за каждое знание надо платить. Я за свое заплатил, и цена была немалая, а до Сурка и Левы мне дела нет. Сегодня мы одна команда, компаньоны, а завтра, возможно, окажемся заклятыми врагами.
На миг я закрыл глаза и попытался услышать духа-хранителя. Однако невидимый защитник спал или я ему не интересен. Ну и ладно. Ну и пусть. Не очень-то и хотелось.
Еще раз поклонившись дереву, я спустился с холма и прошел в строение. Мои напарники уже были здесь. Лева из обломанных досок разводил костер, а Сурок вертел в руках АКС покойного Прокопа и, увидев меня, махнул рукой:
- Миха, давай рюкзак Прокопа, посмотрим, что у него было, и сразу поделим наследство.
Скинув с плеча свой рюкзак, я отставил его в сторону, а затем подошел к компаньонам и вытрусил шмотки нашего погибшего товарища на деревянный настил. Рюкзак у Прокопа тощий, про это уже упоминал, и ничего особо ценного мы не обнаружили. Есть полкило горохового концентрата, потертая плащ-палатка, складной нож, две пачки анальгина и бинты, пакетик кофе, кулек с несколькими конфетами, спички, ложка, тарелка, кружка, нитки с иголками и бензиновая зажигалка. Остальное свое богатство Прокоп носил на себе: разгрузка с БК, кинжал, пара осветительных ракет и сухарка с походными мелочами.
Поверх вещей Сурок положил АКС и магазин. После чего спросил:
- Как делиться станем, кореша?
Лева сразу все распределил:
- Предлагаю такой вариант – автомат и магазин мне. Жратву на общак. С меня, как возмещение, каждому по два серебряных рубля. Не сейчас, конечно, а в Севериновке.
Мы с Сурком переглянулись, одновременно усмехнулись, и старший покачал головой:
- Все нормально. Только дашь каждому не по два рубля, а по пять.
- По четыре, - Лева начал торговаться.
- Идет, - согласился старший и посмотрел на меня: - Ты как, Миха?
Я спорить не стал:
- Пойдет.
Мелочевку раскидали быстро. Плащ-палатка и рюкзак Сурку. Мне зажигалка, таблетки, бинт и нож. Остальное забрал Лева.
Поделив наследство, стали готовить ужин и распределили ночные смены. Лева поставил на огонь котелок с водой и, когда она закипела, заварил гороховый концентрат. Сухари у каждого свои, как и посуда, раскидали варево по тарелкам и перекусили. К этому времени как раз стемнело, и первым, помыв котелок и снова наполнив его чистой водой, в караул заступил Лева. Ему стоять до полуночи. Сурку до трех утра. Мне до рассвета.
Вход в корпус прикрыли дверями, которые дополнительно изнутри подперли бревнами. Лева присел поближе к выходу и занялся чисткой АКСа, а мы с Сурком, раскинув на деревянных настилах плащ-палатки, завалились спать. Старшой лег в одном углу, а я достал из кобуры верный «макаров» и расположился в другом. Это на марше нужно держаться кучкой – такая у вольных бродяг тактика. А в относительно спокойных местах, где нет угрозы от монстров Темного мира и основная проблема – люди, лучше рассредоточиться.

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #3 : 19 Январь 2017, 12:52:06 »
3.

Сурок не успел подойти, а я уже открыл глаза. Правая ладонь легла на пистолет, и я сразу направил его на компаньона.
- Тише-тише, - он замер и приподнял ладони. – Свои.
- Время? – спросил я его, поднимаясь.
- Ровно три часа утра, - он хмыкнул и слегка дернул головой: - Ну и чуйка у тебя, Миха.
- Нормальная. Часы оставишь?
- Бери, - он протянул мне свои часы, между прочим, настоящие швейцарские, а не подделка какая-нибудь.
Посмотрев на циферблат, я положил часы в карман и вопросительно кивнул Сурку:
- Порядок?
Он кивнул:
- Полный. Тишина и покой. Хорошее место. Доброе. Только…
- Чего? – я поторопил его.
- Да примерещилось кое-что…
- В смысле?
- На холме, где дуб растет, тени какие-то.
- Это призраки убитых поселенцев.
- Думаешь? – Сурок нахмурился.
- Уверен. Ночами, особенно лунными, как сегодня, их многие видят, кто здесь ночует.
- И что?
- А ничего, нам они не опасны.
- Если так, то ладно.
Сурок подошел к костру, который продолжал гореть, подхватил свои вещи и направился к лежаку, а я натянул разгрузку и взял автомат. После чего начал обход территории.
Сначала подошел к дверям и убедился, что они по-прежнему закрыты. Сквозь щель посмотрел наружу. Полная луна давала много света и на небе ни единого облачка. Видимость отличная и это хорошо.
Затем прошел через корпус в противоположный конец. Здесь каменный обвал, без шума никто не пройдет, а щели небольшие.
Посмотрел, что происходит на холме, и сразу увидел тени, о которых говорил Лева. Тринадцать призраков медленно кружились вокруг дуба, и все это в полнейшей тишине. Жутковато. Однако я был спокоен. Привык уже к подобному и, наблюдая за танцем мертвых, подумал, что не прав был отец Серафим, когда прислал сюда карателей. Я его понимал, он отвечает за Севериновку и ее жителей, среди которых много детей и подростков. Это его крест. В Севериновке были два бычка, а у Никиты дойные коровы, которых колонисты не желали отдавать в поселок. Вот отец Серафим и решился на кровавое деяние. Хоть и не своими руками, но этот грех на его совести. Не просто человека, а священнослужителя.
Впрочем, вопросы веры меня никогда особо не интересовали. Нужно помолиться – запросто. Отдать дань уважения святому месту – не проблема. Духу-хранителю жертву принести – тоже не вопрос. Вера – костыль для тех, кому с ним легче идти по жизни. А я таков каков есть и не надо меня переделывать. Один умник, после первого года вторжения темных тварей, когда все вокруг смешалось и чудом уцелевшие люди были растеряны, пробовал наставить меня на «истинный путь». Но я ему так все объяснил, что он сразу потерялся и больше попыток не повторял. Вежливо и культурно. Все-таки у меня за плечами два курса МГУ и порой филологическое образование прорывается наружу. Интеллигенция, блядь! Обычно с примесью матерных слов разговариваю, чтобы меня окружающие люди понимали четче, а иначе никак, ибо классический русский язык многие подзабыли и если начинаешь «нормально» общаться, часто это воспринимается, как слабость.
Еще раз посмотрев на холм, я замер. Пустоши спали…
Кстати, о пустошах, которые в Севериновке называются Лаврентьевскими полянами. По крайней мере, такое название у территорий, примыкающих к поселению. Сдвиг, слияние миров и прорыв монстров на Землю, породили много казусов и кардинально изменили ландшафты нашей родной планеты. После падения невидимых границ между двумя реальностями, Темный мир, который был параллелен нашему, соприкоснулся с Землей и попытался ее поглотить. Но это получилось лишь частично. Материки и моря Темного мира вторглись в нашу реальность. Они сдвинули материковые плиты родной для всех человеков планеты и кусок Вологды можно встретить в районе Крыма, а какую-нибудь кавказскую гору в пустыне Средней Азии. При этом произошли землетрясения, которые стали причиной гибели миллиардов людей, разрушения городов и полного уничтожения инфраструктуры. Однако часть людских поселений и определенных локаций, каким-то чудом сохранилась и осталась нетронутой. А в пустошах вокруг них можно найти что-то нужное и полезное. Естественно, дело это рисковое, ибо ничейные территории, которые превратились в пограничье между людьми и серыми ублюдками, стали пристанищем мутантов и монстров. Поэтому бродить по ним решались немногие. В основном группы бандитов, поисковики, такие как Сурок с братвой, и отчаянные одиночки, вроде меня. А поскольку подчинить нас никто так и не смог, прилипло общее самоназвание – вольные бродяги.
Вот странное дело. Миры сомкнулись и Темный все-таки поглотил часть Земли, видоизменил некоторые физические законы и вернул древнюю магию. Такова версия, которая распространяется среди выживших представителей людского рода. Но возникает множество вопросов, ответить на которые никто не в состоянии. Что такое граница между параллельными мирами, из чего она состояла и почему исчезла? Как это вообще возможно, что две планеты столкнулись и стали одним целым? И если это так, каков нынешний объем планеты, на которой мы все еще проживаем? Наверняка, он должен был увеличиться и тогда получается, что у планеты обязана измениться орбита. Разве не так? По логике вещей, так. Но все по-прежнему. Возможность провести полноценные научные исследования отсутствует. Хотя бы по той причине, что не осталось ученых и оборудования. Однако мы смотрим наверх и видим, что карта звездного неба не меняется и планета остается на своей привычной орбите. Луна, где висела, там и висит. Солнце, как светило, так и светит. А день, как длился двадцать четыре часа, так и длится.
Парадокс на парадоксе. Так хочется узнать истину. Не поверить во что-то, не принять за правду Священное Писание и Евангелие, которые по выходным дням читает своей пастве отец Серафим. Не вчитываться в строки, написанные древними полубезумными пророками и подстраивать под их видение Страшного Суда свои мысли. Нет. Хочется знать истину, опираясь на факты и науку. Но, к сожалению, это невозможно. Доступа к правдивой информации нет. В поселках ее получить точно не получится и приходится выходить в пустоши, наблюдать за врагами, подмечать их повадки, делать схроны и рисовать карты местности.
Многие мои знакомые, кто проживает в поселках и выбирается в пустоши только за добычей, не понимали меня. Одни считали, что Миха Волков полный отморозок, хорошо подготовленный и матерый убийца, которому не хватает адреналина и крови. Другие утверждали, будто я тронулся умом и продолжаю мстить порождениям Темного мира за смерть старого Матвея. А третьи тихо нашептывали управленцам поселков, будто я колдун, ищу способ сговориться с серыми ублюдками и продать им уцелевших людей. Глупцы! Они меня откровенно боялись. Отчего и почему? Да потому, что я ни у кого не просил помощи, выживал самостоятельно и чувствовал в людях гниль. Ну и ладно. Пусть будет так, я никому и ничего объяснять не собирался, делал, что считал нужным, изучал наших врагов и многому у них учился. Но самое главное – я понял, почему магия Темного мира не могла поглотить некоторые куски Земли. Понятное дело – я не один такой умный, но для большинства выживших это было тайной.
Как пример, три локации. Севериновка - самое безопасное место в поселке старая церковь. Чем дальше от нее отойдешь, тем больше вероятность появления монстров Темного мира. Периметр безопасности примерно один километр. Стелла, памятник героям войны, обеспечивает защиту от темных уже на сто метров. А к Никитиному амбару монстры ближе чем на полтора километра не подходят. Что объединяет эти три локации? Святость и особая энергетика. Люди долгое время молились в Севериновской церкви и по древнему преданию рядом с ней похоронен великий христианский подвижник. Возле памятника воинам, которые погибли в битве за родину, пролито много слез и проходили различные мероприятия. А что касательно Никитиного амбара, причина в холмике, который рядом с ним. Раньше это был курган, который не успели разворошить археологи, и он служил погребением великого человека минувшей эпохи. Вот причина, почему враги человечества не могут подступиться к подобным местам. Не все, конечно, а большая часть. Гибриды, например, помесь человека и обезьяноподобных монстров, в состоянии подойти к святому месту и уничтожить помеху, которая мешает хозяину продвигаться дальше. Но только по приказу и под контролем серых ублюдков.
В общем, есть святые места и намоленные предметы. Благодаря этому на Земле еще имеются пригодные для проживания людей территории. Но их все меньше. Серые ублюдки уничтожают нашу защиту и делают это методично. Сначала разведка монстров. Потом «святая локация» окружается со всех сторон мутантами и место блокируется. Далее в атаку идут гибриды, которые все уничтожают, оскверняют и выжигают. А в завершении появляются тайные руководители операции. Они проводят обряды, и Темный мир преобразует местность. Происходит это очень быстро, и выжить в новых условиях крайне трудно. Иной воздух. Иные физические законы. Иные растения. Все чужое. Не наше. Вредное для организма человека. Я это знаю, потому что видел преобразование собственными глазами. Еле вырвался с вражеской территории и с той поры веду свою войну, которой нет конца…
Тем временем стало светать. Компаньоны спали без задних ног, а за пределами строения по-прежнему тишина.
«Пожалуй, пора будить Сурка и Леву», - посмотрев на часы и покосившись на бродяг, подумал я и поднялся.     

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #4 : 20 Январь 2017, 09:53:39 »
4.

Ночь прошла спокойно. Мы позавтракали остатками запасов, что у кого было, и двинулись в сторону Севериновки. Возвращались пустые, но зато живые и не пораненные, что само по себе уже неплохо. Пусть сегодня пусто – завтра Фортуна улыбнется. Тем более что за себя я не переживал. У меня в пустошах собственные схроны и логовища, если все вытащить и выставить на продажу, стану самым богатым человеком от Севериновки до Медвежьего острога. Да и мои компаньоны особо не волновались. Лева продаст автомат покойного Прокопа деревенскому перекупщику, кстати, своему родственнику, и получит пятнадцать рублей серебром, а может и больше. Потом часть отдаст нам, и на остаток некоторое время будет неплохо жить. А для Сурка бродяжничество и поиск в первую очередь отдых от семьи. Он в Севериновке появился в позапрошлом году. Только если я одиночка и сам себе на уме, он человек пожилой и любит уют. Так что быстро обзавелся семьей, сошелся с севериновской вдовой Наташкой Кириченко, у которой уже двое детей от разных мужиков, и вкалывает на огороде. Словно маленький трактор, пыхтит и рычит, землю роет и постоянно что-то сажает. Но порой ему это надоедает, и он уходит бродить по Лаврентьевским полянам.
- Впереди люди, - прерывая мои размышления, прошептал Сурок и втянул носом воздух.
До слияния миров Сурок был отставным офицером ВДВ на пенсии, боевым, что немаловажно. Навыки еще не растерял, и чуйка у него работала, как надо. Потому и выжил. Вовремя прибился к общине староверов в Белогорске, это тридцать километров на восток от Севериновки, и там произошла наша первая встреча. Он возглавлял отряд самообороны и тренировал молодежь, а мы с Матвеем проходили мимо. Поговорили и обменялись слухами, а потом разошлись и встретились спустя несколько лет в Севериновке. Но это не важно. Главное – он профессионал и воин, многое умеет и знает, ему можно доверять и пока мы в группе я его старшинство принимаю, как должное. И если он говорит, что впереди люди, скорее всего, так и есть.
Сурок, молча, дал нам знак спрятаться, и мы с Левой, осторожно, стараясь не шуметь и не обламывать ветки, юркнули в зеленку. Он слева, а я справа. Такова наша тактика в данном конкретном случае. Мы остаемся на месте, а Сурок отступает и занимает удобную позицию для обороны. Как раз неподалеку кочка на тропе. Вот за ней он и спрячется.
Вожак ушел и затаился, а мы притихли и взяли тропу на прицел. Как я уже говорил, люди в пустоши стараются без нужды не соваться. Есть вольные бродяги, одичавшие одиночки, мародеры, бандиты и караванщики, которые ходят между поселениями и перевозят на лошадях товары. Но в Севериновке, которая уже не так далеко, помимо поисковой группы Сурка еще три и здесь собратьям по ремеслу делать нечего. Валера Псарь со своими учеными собаками, насколько мне известно, недавно из рейда пришел, так что отдыхает. Гена Карапет вместе с несколькими мужиками уходил искать выброшенный на речную отмель большой катер, если уже вернулся, то восстанавливает силы. А Дима Валет со своими головорезами работает исключительно с южной стороны Севериновки – это его вотчина. Следовательно, впереди караванщики или мародеры. Однако торговцы идут по восточной дороге. Поэтому делаем логичный вывод - мы столкнулись с разбойниками или мародерами. Обычно они не высовываются, в больших поселениях появляются редко и считают себя хозяевами брошенных земель, живут словно звери, не признавая законов и правил, грабят вольных бродяг и при удобном случае нападают на деревни. Линза, сучара, скорее всего, к ним и сбежал. Только не понятно почему. Видать, напорол боков в Севериновке, потому и дезертировал. Гондон штопаный! Встречу, убью, суку! Хотя мне-то что? Он ушел из группы Сурка, а я вольный стрелок.
Прошла минута и я услышал приглушенные голоса, которые приближались. Позиция у меня отличная, небольшая промоина под раскидистым кустом бузины, а перед ней просвет в зеленке и видно тропу. Если придется стрелять – очередь дам и по любому достану противника. Был бы АКС или АК-74, не решился бы стрелять сквозь ветки. Но АКМС мощнее. Там где 5.45 будет в зеленке отклоняться, давать рикошеты и уходить в сторону, 7.62 выйдет на цель. Только бы Лева под мою очередь не попал. Но это вряд ли. Он не мальчишка-призывник и устроился неплохо. Чуть в стороне и на небольшой возвышенности. Как раз один другому не мешаем.
- Стоять! – голос Сурка, который окликнул встречных. – Кто такие?!
В просвете зеленки мелькнули силуэты. Один. Два. Три. Четыре. И шорох в тылу чужой группы. Итого: пять человек. Не так уж и много против нас. Но все-таки их больше и рисковать не стоит, потому высовываться не надо.
Шевеление и звяканье металла. Неизвестные гуляки по пустошам залегли. После чего Сурку ответили:
- Вольный бродяга Трофим! Поселок Крапивный! Иду из Севериновки в Логвиново!
Вранье! Трофим погиб три месяца назад, напоролся на оборотня, информация из надежного источника. Логвиново в другой стороне – еще один косяк. А в Крапивном мор и людей из него отец Серафим велел в Севериновку не пускать. Можно не сомневаться. Перед нами враги, мародеры или рейдовая группа бандитов. Сурок должен это понять, и я прижал к плечу приклад автомата. Плохо, что гранат нет – дефицит. Что у меня было, все в развалинах города использовал. Но ничего, справимся.
- А вы кто?! – наконец, спросил наш противник.
- Бей! – вместо ответа, прорычал Сурок и открыл огонь.
Сомневаться нечего. Даже если ошибаемся, пустошь затрет все следы, и крайних найти не удастся. Мочи и убивай – ради собственного выживания. Закон древний и действенный.
Автомат задергался в моих руках. Длинная очередь, а затем я перевел АКМС на одиночные выстрелы.
В просвете человек. Он хотел убежать, но не успел.
Бах! Бах! Я выпустил две пули и обе в цель. Беглец дернулся, резко вскинул руками и упал.
Выстрел за выстрелом. Рожок опустел быстро. Перезарядка. Затвор на себя. Дослал патрон. Готов к продолжению боя.
Теперь не торопиться. Не надо спешить. Двух-трех, наверняка, завалили. Однако кто-то уцелел. Или хитрый, затаился. Или удачливый, повезло.
Сурок больше не стрелял. Лева тоже. Ждем.
Минута. За ней вторая и третья. Слева хрустнул сучок. Враг рядом, решил обойти меня с тыла. Но я его вовремя почуял и, покинув укрытие, выкатился из промоины и спрятался за кустом.
Над головой прошла автоматная очередь, и противник прыгнул туда, где я только что находился. И все бы ничего, он мог выжить, но неловко дернулся и я его достал. Над ямой появилась голова, человек попытался сохранить равновесие, и пули разнесли его череп на куски. Калибр у меня серьезный, а башка у человека хрупкая.
- Миха! – окрик Левы. – Последний на тебя бежит! Лови!
Приподнявшись, я увидел единственного уцелевшего противника. Это был молодой светловолосый парень в рваном армейском бушлате. Он ломился через зеленку и, судя по всему, от страха совсем потерял голову. Оружия не видно, легкая добыча.
Не размышляя, подчинившись инстинктам охотника, я начал преследование. С легкостью обошел беглеца по флангу, где заросли не такие густые, и когда он выскочил на меня, ударил его автоматом. Оружие перед собой на уровне груди и удар магазином в лицо. Беглец моментально поплыл, и сразу подсечка. Я сбил его с ног и придавил горло парня еще теплым стволом автомата.
- А-а-а-а… - захрипел он. – Отпусти-те… Боль-но-о…
Не торопясь, я достал из кармана свернутый в рулон тренчик, узкий армейский ремешок. Потом перевернул пленника мордой вниз, заломил ему руки и связал кисти.
- Подъем! – пинком я поднял парня и повел к тропе.
Когда встретился с компаньонами, а произошло это через пять-шесть минут, они уже собирали трофеи. Два потертых гладкоствольных карабина «Сайга» 12-го калибра, один с отпиленным стволом, а другой с откидным прикладом. Три пистолета «макарова». Покрытый ржавчиной АКМ с шестью рожками и мощный самодельный арбалет, который явно был создан не для спортивной стрельбы. Плюс к этому два мачете и четыре хороших ножа. Еды нет. В рюкзаках только вода, немного медикаментов, грязная одежда и походная мелочевка. Патронов на гладкостволы всего пятнадцать штук в трех магазинах. На пистолеты сорок, на автомат сто семьдесят два.
Скажем прямо, не самые богатые трофеи, какие приходилось брать. Но у тех ребят, которых мы завалили, наверняка, где-то есть база. Там тоже найдется, что взять. Мы это понимали, и пока Лева перетряхивал рюкзаки покойников, а я присматривался к добротным армейским ботинкам на ближайшем покойнике, Сурок начал допрос пленника.
- Да пойми ты, - Сурок увещевал пленника. – Нам твоя жизнь не нужна. Только скажи, что мы хотим узнать, и гуляй. Даже пистолет и нож дадим. А хочешь, в Севериновку тебя отведем? Отец Серафим человек суровый и к бандитам жалости не имеет. Но слово за тебя скажем, посидишь на хлебе-воде, помолишься и поработаешь на общину, а потом получишь свободу. Как тебе такой расклад?
- Врете… - всхлипывая, отозвался пленник. – Я вам не верю! Убивайте! Ничего не скажу!
Этот паренек в своем рваном бушлате казался жалким. На глазах слезы и он в плену. Однако стержень у него имелся. А как иначе? Все слабые давно погибли, а этому лет шестнадцать-семнадцать, но он уже видел смерть, перетерпел голод и холод, страдал и выжил. Опять же существование в пустошах давало о себе знать. Поэтому он просто обязан был упираться, а насколько его хватит, нам предстояло выяснить. Пленник сломается. Это точно. Нет несгибаемых людей. Просто в природе не существует. Нам это хорошо известно. Только надо выбрать правильную методу воздействия и Сурок, судя по всему, пойдет по кратчайшему пути.
- Ты сам напросился.
Сурок ухмыльнулся, вытащил нож и вонзил его в ногу парня. Артерии не порезал, клинок вошел в мякоть.
- А-а-а!!! – завопил пленник.
Отставной офицер ВДВ, сохраняя спокойствие, вытащил нож из тела парня и поднес окровавленное лезвие к его глазам.
- Какой глаз тебе выколоть первым, правый или левый?
Вот здесь пленник уже не выдержал. Честно говоря, я думал, что он продержится дольше. Но парень сломался. То ли от вида собственной крови. То ли от равнодушия Сурка.
- Скажу! Я все скажу!
В самом деле, пленник начал отвечать на вопросы и за четверть часа, истекая кровью, выдал немало полезной информации.
Звали его Коля Харченко. Семнадцать лет. До наступления Апокалипсиса проживал с семьей в Саратове. Слияние миров пережили только они с отцом, кстати, это с него я снял ботинки. А потом судьба-злодейка бросала их из стороны в сторону. Одно время они проживали в поселке Приграничный. Название поселка от того, что оно находилось на границе с землями серых ублюдков. Это бывший военный городок и там имелись большие запасы продовольствия и оружия, а под слоем грунта капище какого-то языческого культа. Местные жители не догадывались, почему монстры до сих не разгуливают по улицам, и надеялись, что все обойдется и скоро мир станет прежним. А мы с Матвеем, когда были у них в гостях, предупреждали старших об опасности, но они не поверили.
Впрочем, дело давнее. Приграничный был разрушен ордой гибридов, а паренек Коля и еще полтора десятка мужиков успели удрать. Они переселились в Гаевку, где собирался вольный люд. Там сцепились с местными главарями, собрали небольшую группу и ушли в пустоши. За год, иногда нападая на дальние поселения, добрели до Лаврентьевских полян и здесь им повезло. Они обнаружили присыпанный грунтом дачный поселок. Я про него слышал, но точного местоположения не знал. Искал, было такое, да не повезло. А вот мародерам-разбойникам под предводительство Станислава Харченко, бати нашего пленника, удача улыбнулась. Без особого напряга, переждав зиму в укрытии, они дождались тепла, вылезли на поверхность и решили добраться до Севериновки и расторговаться. Сразу на это не решились, сначала провели разведку и обозначили пути отхода, если поселковые жители встретят их без радости. Начали возвращаться и столкнулись с нами.
Короче говоря, банде не повезло. А нам наоборот. Дачный поселок, по словам пленника, всего в девяти километрах. Если идти осторожно и с оглядкой, за три-четыре часа дойдем. И было бы все просто замечательно – мы могли накрыть базу разбойников самостоятельно. Однако, по словам пленника, там еще семь человек, три мужика и четыре женщины. Незаметно подойти сложно, а значит, нам туда лучше не соваться. Самый оптимальный вариант – скинуть трофеи и взять в Севериновке несколько опытных стрелков. Конечно, придется делиться трофеями, жаба давит. Только зачем зря рисковать? Оно ведь как – раз повезло, и другой раз, а на третий удача может и отвернуться. Это так – размышления. На самом деле мне добыча с базы разбойников не нужна. Позовет Сурок, можно сходить. А нет, так и не надо. Своего хабара по нычкам столько, что на две жизни хватит.
Сурок окончил допрос и, не обращая внимания на парня, который стремительно слабел и просил оказать ему медицинскую помощь, посмотрел на меня. Слова ни к чему. Я понимал его молчаливый вопрос и кивнул. Сурок покосился на Леву, и он тоже согласно мотнул головой. Нам свидетель не нужен. Что мы трое знает, пусть с нами и останется. А тянуть пленника в Севериновку, потом возиться с ним, устраивать и следить, чтобы лишнего не сболтнул, не интересно. На это нет времени и желания.
Пленник заметил наши кивки и, уже понимая, что его ожидает, из последних сил завопил:
- Вы же обещали отвести меня в Севериновку! Не смейте! Дяденьки! Не надо! Не берите грех на душу! Пожал…
Он не договорил. Сурок перерезал ему горло и еле слышно сказал:
- Сразу надо было все рассказать, малек. Тогда иной расклад мог быть.
Оттащив труп в сторону, и поделив трофеи, большую часть которых, за обещание расплатиться серебром взял Лева, мы двинулись дальше. Скоро полдень, а до Севериновки еще шесть-семь километров.
« Последнее редактирование: 26 Январь 2017, 20:55:26 от Ратмир »

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #5 : 21 Январь 2017, 11:26:32 »
5.

Севериновка встретила нас небывалым шумом и многолюдством. Обычно в этом поселке из нескольких прилегающих к церкви улочек не более пятисот человек. Местные жители люди богобоязненные и смирные – это несомненная заслуга отца Серафима, который являлся не только духовным лидером, но и главой поселения. Даже вольные бродяги, оказавшись в Севериновке, вели себя тихо, не буянили и не бузили. Поэтому в обычный день в поселке царила мирная сельская пастораль – люди работали, мычали коровы (те самые, которых наемники священника забрали у покойного Никиты), лаяли собаки и слышался отмеряющий время перезвон церковного колокола. Но сегодня размеренный ритм жизни поселка был нарушен.
Куда ни посмотри, суета. Бегали взволнованные люди. Вся ребятня на улицах. Где-то в районе таверны вольных бродяг, которая раньше была поселковым магазином, наяривала разудалую мелодию гармошка. А еще слышны веселые крики и вопли. Опасности нет – это мы поняли сразу. В воздухе ощущение нежданного праздника, а в голосах не было тревоги.
- Колька! – на крайней улочке, которая была перегорожена бетонными блоками, Сурок окликнул чернявого парня в потертом камуфляже и обрезом двустволки на плече. – Что происходит?!
Караульный, который был обязан наблюдать за подходами к Севериновке, а вместо этого смотрел на поселок, обернулся и заулыбался.
- Я тебя спрашиваю, валенок ты сибирский, - не дождавшись ответа, повторил вопрос Сурок, - что происходит?
- Гости у нас, - парень продолжал глупо улыбаться.
- Кто?
- С запада… на вертолете… люди прилетели…
- Какой вертолет? Ты пьяный что ли?
- Ни в одном глазу. А вертолет самый настоящий, за поселком на лугу стоит.
- Что за люди прилетели?
- Не знаю, - Колька пожал плечами, - мне никто не докладывал, я на посту, а в поселке веселуха.
- Тьфу на тебя, баран! – Сурок сплюнул на землю. – Сколько их?
- Семеро. И еще пятеро возле вертолета, охраняют его и никого не подпускают.
- И где гости сейчас?
- В церкви, где же им еще быть, с отцом Серафимом разговаривают.
- Сейчас узнаем, что за гости, - отставник зашагал по улице, а мы с Левой последовали за ним.
Вертолет это серьезно. Слияние миров произошло десять лет назад, и с тех пор я ни одного летательного аппарата круче пароплана в небе не видел. Это кто же такой богатый в Севериновку пожаловал? Что им нужно? Почему гости появились без предупреждения? Вопросы распирали меня, но я себя сдерживал. Всему свой черед.
Спустя пару минут мы оказались возле таверны и обнаружили здесь старых знакомых. Настороженно посматривая в сторону церкви, привалившись спиной к стене, стоял всегда серьезный Валера Псарь. Невдалеке от него, в окружении своих бойцов, крепких ребят, с которыми я несколько раз цапался из-за женщин, под навесом расположился Гена Карапет. А на порожках таверны, растягивая меха гармошки, сидел слегка выпивший Дима Валет.
- Здорово, бродяги! – поприветствовал собравшихся поисковиков Сурок.
- Привет, - смуглый и горбоносый Гена Карапет приподнял правую ладонь.
- Салам-пополам! – Валет прекратил терзать инструмент и заулыбался.
От Валеры молчаливый кивок.
- Делитесь новостями, - Сурок скинул рюкзак.
Ему ответил Валера:
- Вертолет прилетел. МИ-8. Люди в гости пожаловали серьезные. Стволы новенькие, не битые. Есть автоматы и подствольники, пулеметы и гранатометы. Камуфляж и одежда разные, но добротные. Разгрузки тоже. Держатся уверенно. Сытые. Чего хотят и зачем здесь появились, неизвестно. Мы сунулись к отцу Серафиму – сам понимаешь, интересно узнать, кто это такой блатной объявился. Но он через Юру Сухова попросил не тревожить. Сам не вышел – главного охранника прислал. Мол, всему свое время, в свой черед расскажет, что и как. Спорить не решились, не у себя дома, а в гостях. Вот и сидим, ждем, что дальше будет. Походили, толпой на вертолет полюбовались и назад.
Псарь говорил коротко, по сути. Этого было достаточно и, задав пару уточняющих вопросов, Сурок подхватил рюкзак, повернулся к нам с Левой и сказал:
- Я к себе домой, а вы сами по себе. Предлагаю встретиться здесь же возле таверны через час. Идет?
- Да, - согласился я с ним.
- Поддерживаю, - ответил Лева и добавил: - Гости не просто так появились. Наверняка, что-то намечается. Так что я стволы родичам сразу скину, чтобы с вами рассчитаться.
Сурок одобрительно кивнул и пошел к своему дому, точнее, к дому сожительницы. Лева побежал в лавку двоюродного брата Гены. Ну а я направился в сторону луга, на котором стоял вертолет.
Спустя десять минут, оказавшись на противоположном конце Севериновки, я увидел темно-зеленый МИ-8. Вертолет, который охранялся бойцами в новом камуфляже, находился от меня в ста метрах. Местные жители к нему не приближались, и я тоже решил не нервировать охрану. Постоял немного на месте, подумал о том, что появление вертушки в наше время маленькое чудо, а потом решил вернуться к вольным бродягам. Однако меня окликнули.
- Миша! Здравствуйте!
Голос был женский и знакомый. Я обернулся и увидел невдалеке Алину, двадцатилетнюю брюнетку, которая пару раз приглашала меня в гости. Хорошая девушка. С одним минусом. Очень уж набожная и воспитана в строгих правилах севериновской общины. Мне подруга нужна на ночь, максимум, на две-три, а ей необходим муж, крепкий хозяйственник и глава будущего семейства, который, как отец девушки, будет строить дома и плотничать. Я понимал, что на эту роль не подхожу. Поэтому старался Алину не обнадеживать и обходил ее стороной. Однако уходить, не поздоровавшись с человеком, который к тебе хорошо относится, не в моих правилах. Поэтому я подошел к Алине и улыбнулся девушке.
- Здравствуй, красавица.
Конечно, я лукавил. Алина красавицей не была. Худенькая, при росте метр семьдесят пять, словно палка. На голове потертый белый платочек. Тело прикрыто блеклым серым платьем. На ногах стоптанные башмаки. Ладони в трудовых мозолях. А на голове, как я знал, с левой стороны прикрытый русыми волосами шрам – память о нападении монстров, которые едва ее не прикончили, когда семья Алины бежала из разоренного Востряковского поселка.
Подспудно девушка догадывалась, что я говорю не искренне. Но даже такой, незатейливый и нехитрый, комплимент заставил ее улыбнуться. Как говорится – доброе слово и кошке приятно. После чего, слегка покраснев от смущения, она потупилась и сказала:
- Вы в гости так и не зашли, а я и родители вас ждали.
Что сказать? Какой ответ она хотела услышать? Не маленькая ведь и прекрасно понимала, где и с кем я проводил ночи, когда по воле случая оказывался в Севериновке. Однако отшить девушку, жестко, чтобы больше никогда не приближалась, у меня в очередной раз не хватило духа. Поэтому я просто пожал плечами:
- Не получилось.
- Может, сегодня зайдете?
- Перестань обращаться ко мне на «вы».
- Но вы же старше… - она бросила на меня взгляд и повторила вопрос: - Так зайдете?
- Нет. Ты же знаешь, что в поселке происходит. Сегодня я буду в таверне.
- А завтра?
- Загадывать не станем. Скорее всего, завтра я снова уйду.
- Опять в пустоши?
- Именно.
- Жаль.
- В самом деле, жаль, - вторил я девушке и подмигнул ей: - Не грусти. Все наладится. Бывай, красавица.
Я быстрым шагом направился к логову бродяг и спиной чувствовал, как Алина смотрит мне в спину.
Впрочем, вскоре я про девушку забыл. Проходил мимо церкви, где отец Серафим вел переговоры с нежданными гостями, и увидел Юру Сухова. Мы с ним не друзья, хотя знакомы давно, лет пять уже, с той поры, когда главный охранник местного хозяина был бездомным скитальцем и не знал к кому прислониться, чтобы наладить жизнь. И я был уверен, что если задам ему пару прямых вопросов, он мне ответит, честно и без отговорок, ибо имелись за ним грешки, о которых никто кроме меня не знал. Но когда я хотел окликнуть Юру, сурового бородача в легкой куртке и автоматом на плече, двери церкви распахнулись. Из храма вышел отец Серафим, а за ним последовали гости.
Глава Севериновки, невысокий толстяк с аккуратной седой бородой и черном подряснике с большим золотым крестом на груди, выглядел как обычно. Вот только бледный, но это легко объяснить, не каждый день в Севериновке происходят события, которых никто не ожидает. А вот гости мое внимание привлекли. Семь человек. Три крутых бойца, священник, мастеровитый трудяга, вольный бродяга и ведьма. Взгляд обшаривал каждого, а мозг моментально обрабатывал информацию. Компания более чем странная, но я был уверен, что не ошибаюсь, определяя людей. Скитания по пустошам многому меня научили, поэтому сам для себя я сразу решил, что от этих людей стоит держаться подальше. Опасные они и жесткие. Чуть что пойдет не так, как им нужно, сразу начнут убивать. Лучше всего понаблюдать за ними со стороны. Хотя торопиться с выводами не стоит – сначала надо узнать, что у них на уме и ради чего они в Севериновке.
В голове выстроилась стройная цепочка мыслей:
«У бродяги морда знакомая. Где-то его видел. А где? Сразу не вспомню, встреча была мимолетной и как-то связана с поселениями на востоке.
Кавказец – убийца. Опытный и жестокий.
Священник очень уж тучный. Трудно ему в пустошах будет. Зачем его взяли? Наверное, чтобы с Серафимом было легче договориться. А если нет? Непонятно.
Азиат и седой – воины. Профессиональные служаки, которые еще помнят уставы минувшей эпохи и многое умеют.
Трудяга, вероятней всего, оружейник. Или механик. Не суть важно. Мастер – вот это факт.
А девчонка ничего, симпатичная. Я бы с ней повалялся на широкой кровати, помял простынку. Но ведьма. Причем сильная. С такой лучше не связываться. Вон какие глазищи и повадки кошачьи, движения мягкие и плавные»…
Словно услышав мои мысли, девушка резко подняла голову и поймала мой взгляд. Между нами метров пять-шесть и люди. Однако мы смотрели один на другого, не отрываясь. И происходило это так долго, что привлекло внимание спутников ведьмы. Они тоже начали на меня посматривать, и стоило бы смириться, отвести взгляд в сторону и смешаться с толпой, а потом исчезнуть в узких переулках. Только я, сам не понимаю почему, уперся. Проявил характер, и девушка не выдержала первой. Ведьма отвела взгляд и что-то шепнула бродяге, который стоял справа от нее. Я ее слова, конечно же, не расслышал, но говорили обо мне. Потому что поисковик слегка кивнул мне, словно старому приятелю, и я ответил.
«Как бы мне упрямство боком не вышло», - подумал я, наблюдая за тем, как гости делятся на две части, и когда половина группы, два воина, бродяга и ведьма, направилась в сторону таверны, пошел за ними следом.       

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #6 : 22 Январь 2017, 20:03:05 »
6.

Анна отвела взгляд от дерзкого бродяги и, посмотрев на Сурика, негромко сказала:
- Мужчина, который на меня сейчас смотрел, может нам пригодиться. Ты знаешь, кто он?
- Немного, - отозвался Сурик и кивнул человеку в толпе. – Это Миха Волков. Одиночка. Отморозок с хорошей репутацией. Говорят, очень хитрый и живучий.
- Хорошо, - сказала Анна, заметив, что Волков ответил Сурику, и под охраной воинов, которых вел священник, направилась к таверне местных бродяг-поисковиков.
Первый этап пути, самый легкий, позади. Получив последние (некоторые суеверные люди, в основном воины, говорят – крайние) наставления будущие Спасители Человечества погрузились в один из двух вертолетов, которые имелись в распоряжении Ордена Защиты, и покинули цитадель. МИ-8 летел на восток. Сдвиг многое поменял, но Сурик, разведчик Ордена, уже прошел по маршруту и пока исходные данные прежние, расстояние до цели - одна тысяча девятьсот семьдесят километров. Спутниковых навигаторов, которые бы указали верный путь, давно уже нет. Карты ненадежны. Дороги отсутствуют и в пути небезопасно. Шансов добраться до цели и добыть древний артефакт, который поможет Ордену вести борьбу с темными монстрами, а потом благополучно вернуться назад, немного. Анна это прекрасно понимала. Но девушка и ее спутники были полны решимости исполнить свой долг и не отступить.
Старый вертолет, даже с дополнительными топливными баками и промежуточной заправкой на обратном пути, мог доставить группу только до Севериновки. Это шестьсот десять километров. Дальше придется идти пешком, форсировать реки, биться с монстрами и полагаться на местных жителей, в данном случае, на отца Серафима и отчаянных вольных бродяг, которые, наверняка, потребуют оплату своих услуг. Можно было дать им золото, боеприпасы, радиостанции, медикаменты, зарядные устройства, батареи, серебряные монеты или наркотики. Вдали от цитадели Ордена и крупных городов, которые пока еще принадлежали людям, это самый ходовой товар, и он у группы имелся. Но глава Севериновки, которому пообещали в ближайшее время установить в поселке мощную радиостанцию для связи с Орденом Защиты и пополнить его стратегические запасы (боеприпасы, топливо и медикаменты), пообещал оказать помощь. И Анна, как негласный вожак группы, решила ее принять, а остальные Спасители девушку поддержали.
До конечной остановки остается тысяча триста шестьдесят километров. Если идти пешком, со средней скоростью двадцать пять километров в сутки, не вступая в серьезные стычки с бандитами, мародерами и монстрами, дорога займет пятьдесят два дня. Это если делать расчет, что путь будет прямым, что само по себе уже нереально и на путешествие в один конец следовало выделить три месяца. Однако в Севериновке имелись два бронетранспортера и небольшой запас топлива на самый крайний случай. Что немаловажно, БТРы на ходу, а топливо не до конца потеряло свои характеристики. Следовательно, уже завтра можно покинуть Севериновку и очень быстро, уже к полудню, добраться до Белогорска, следующего населенного пункта, сделать привал и двинуться дальше…
Тем временем, пока Анна размышляла, Серафим привел гостей к таверне и девушка осмотрелась. Одноэтажное каменное строение, которое последние пять лет служило пристанищем для вольных бродяг, было похоже на крепость. Окна заложены кирпичами. В стенах узкие бойницы. А на крыше установлены бетонные блоки, за которыми могли прятаться стрелки. Таверна никому конкретно не принадлежала, но поисковики свое логово любили и постоянное его укрепляли.
Впрочем, это неважно. Задерживаться в Севериновке группа Ордена не собиралась. Поселок промежуточный этап и гораздо важнее люди, с которыми придется двигаться на восток. Однако что можно о них сказать? Бродяги, как бродяги. Вооруженные мужчины. Потрепанные жизнью, крепкие и удачливые. Они тащили в поселок все, что только можно, а отец Серафим и местные перекупщики имели с этого выгоду. Доверять им нельзя, но если глава Севериновки ручался за бродяг, можно было взять их в сопровождение. Хотя бы как прикрытие от монстров Темного мира, чтобы лишний раз не рисковать воинами Ордена.
Гости остались в стороне, а отец Серафим подошел к бродягам, которые смотрели на него, и громко произнес:
- В круг, братия!
Бродяги, среди которых Анна заметила Миху Волкова, поднялись и образовали круг, на манер казачьего. После чего священник прочел «Отче Наш»:
- Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.
Слова древней молитвы стихли и все, включая гостей, перекрестились. На мгновение наступила тишина и отец Серафим, оглядев бродяг, которых вместе с поселковыми мужиками-ополченцами было человек сорок, заговорил:
- Братия мои во Христе, вы знаете, что у нас в Севериновке гости. И прежде, чем они станут с вами говорить, послушайте меня. Люди прибыли из города Ростова-на-Дону. Там, на развалинах старого града, создан Орден Защиты Человечества. Организация эта существует уже семь лет, и я про нее слышал. Однако же от наших краев эти земли далеко, и я считал, что нам до них дела нет, как и им до нас. А выходит, что я ошибался. Разведчики Ордена прибыли к нам и вскоре двинутся дальше. Они идут на восток и наш долг, человеческий и христианский, оказать им всемерное содействие. Вы понимаете меня, братия?
Бродяги ответили утвердительно и отец Серафим, подняв правую ладонь, дождался, пока они затихнут, продолжил:
- От нашей севериновской общины я выделяю бронетранспортеры и последнее топливо. Так же даю механиков-водителей и щедро отсыпаю боеприпасы. Завтра группа двинется дальше. Сначала на Белогорск. Потом на Светличное и ферму Платонова. Вы эти места знаете, а многие и дальше ходили. Кто готов присоединиться к разведчикам – решайте сами, никого неволить и уговаривать не стану. У кого есть вопросы?
Один из вольных бродяг выкрикнул:
- Куда именно идет группа?
- На восток.
- А почему именно туда, а не на север или на юг?
Священник оглянулся на гостей и в круг вышел Сурик, который знал, как разговаривать с бродягами. Он слегка кивнул поисковикам:
- Поздорову ли живете, бродяги?
Отозвалось несколько человек:
- Нормально живем.
- Слава Богу, еще не убили.
- У нас-то все хорошо. А ты кто?
- Да это же Сурик! Я его знаю!
- Сурик, ты чего, в наемники подался?!
Разведчик Ордена улыбнулся и махнул рукой:
- Ша, братва! Давай без гомона и крика! Отвечу на все вопросы!
Поисковики в очередной раз притихли, и Сурик стал излагать свою легенду, смешивая правду и ложь. Хоть и не пристало честному христианину лгать, но в данном случае это было необходимо.
- Братва! Кто-то меня знает, кто-то нет. Не суть важно. Главное – я человек не чужой, а такой же, как и вы. Потому говорю конкретно. Да, сейчас я наемник. Веду группу. Куда и зачем? Скажу. Идем к военному складу, где много всякого добра. Дойдем или нет – на все Божья воля. Если пойдете с нами, кто решится, тому обломится доля от добычи. А самые достойные, резкие и хваткие, смогут получить пристанище в Ордене. Там житье райское – монстров нет, много женщин и цивилизация, никто не голодает и можно получить помощь врачей.
- Красиво говоришь, - снова выкрик из толпы. – Но где именно находится склад?
- Скрывать не стану – далеко. Где именно, не скажу. Вы про свои схроны тоже всем подряд не рассказываете. Да чего там? Своим корешам и то про хабар, который спрятали, не говорите. Разве не так?!
- Это точно!
Последовали новые вопросы, на которые Сурик продолжал отвечать, а ведунья наблюдала за вольными бродягами со стороны. Она была уверенна, что люди, которые присоединятся к группе, скорее всего, погибнут. Во-первых, потому что орденцы будут выставлять их на самые опасные участки и прикрываться ими во время стычек с монстрами. А во-вторых, им не нужны свидетели, и когда бродяги поймут, что группа идет не к складу с оружием, их перебьют. Жестоко и неправильно? Конечно. Но Спасители Человечества были готовы пойти на предательство и совершить подлость. Не ради личной выгоды, а во имя достижения цели.
«А где же Волков?» - подумала Анна и осмотрелась.
Бродяга вышел из круга и о чем-то разговаривал с другими поисковиками. Один протянул ему кожаный кошелек, судя по всему, набитый серебряными монетами, которые из украшений отливали севериновские кузнецы, а потом посмотрел на нее. Девушка решила не меряться с ним взглядами и отвернулась. А когда она снова попыталась его отыскать, Михи Волкова уже нигде не было. Он ушел и когда после схода бродяг Сурик попытался с ним встретиться, у разведчика ничего не вышло. Несмотря на ночь, Волков покинул поселок – об этом сообщил караульный на блокпосту, и Анна постаралась о нем забыть. Подумаешь – вольный бродяга. Одним больше, одним меньше. В Севериновке к группе присоединилось полтора десятка бойцов. Пока этого было достаточно, а в дороге появятся новые попутчики. 


Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #7 : 23 Январь 2017, 12:35:17 »
7.

Когда в круг вышел Сурик, я вспомнил, где его видел.
Пару лет назад, примерно в ста пятидесяти километрах от Севериновки, в поселке Бурхатка. Он там крутился, собирал сведения о дорогах и подошел ко мне. Встреча нейтральная и никаких ассоциаций она не оставила, ни хороших, ни плохих. Поэтому я про него не вспоминал. Бродяга он и есть бродяга. Ни друг, ни брат, ни враг. Поговорили спокойно. А теперь вон оно как… Сурик, оказывается, служит Ордену Защиты, о котором я, как и отец Серафим, тоже кое-что слышал. Кстати, не только хорошее. Однако проверить слухи, которые вместе с бродягами и переселенцами приходили с запада, возможности не было, и я про «защитников людского рода» не думал. Своих проблем-забот хватало.
Надо отметить, Сурик говорил хорошо и убедительно. Про склад с оружием. Про дальнюю дорогу. Про награду для вольных бродяг. Про Орден, который заботится о людях. И его речи многим понравились. Но только не мне и, чем больше я его слушал, тем четче понимал – Сурик врет. А это не просто так. Ну и что при таком раскладе делать? Кто-то другой, возможно, стал бы спорить с оратором и попытался вывести его на чистую воду. Однако мне это ни к чему и я решил уходить, тихо и спокойно. Однако перед этим отозвал в сторону Сурка и Леву.
- Ты чего, Миха? – спросил меня Лева, который поверил говорливым гостям и уже собирался отправляться с ними в поиск.
Я задал встречный вопрос:
- Трофеи сбыл?
- Да, - он кивнул.
- Гони мою долю.
- Торопишься? Куда? Зачем спешка?
- Лева, не задавай лишних вопросов.
- Ладно, - он поморщился, достал из сумки самодельный кожаный кошелек и протянул мне. – Здесь твоя доля, пятнадцать рублей серебром. Проверять будешь?
- Нет, - я закинул кошелек в рюкзак и добавил: - Если обманул, пустошь рассудит. Но я в тебе уверен.
- Ага! – Лева снова кивнул и поспешил вернуться в круг.
В этот момент я заметил, что на меня опять смотрит ведьма. Вот зараза глазастая. Однако она быстро отвернулась, и я услышал голос Сурка, который, конечно, отметил мое странное, по мнению севериновских бродяг, поведение:
- Миха, что-то не так?
С Сурком, опытным воякой, можно было говорить откровенно. Разумеется, в допустимых пределах. Поэтому, покосившись на гостей, я сказал только одно слово:
- Подстава.
- Есть факты? – Сурок насторожился.
- Есть чуйка.
- Понял тебя, Миха. Спасибо за предупреждение.
Закинув рюкзак на плечи, я удобнее пристроил автомат и протянул Сурку руку:
- Бывай.
- Уходишь? – он пожал мою ладонь.
- Да, пойду, пожалуй.
- Ты же отдохнуть собирался, с девками погулять…
- В другой раз.
- А что с дачным поселком? Может, сходим, разбойников погоняем?
- Без меня, Сурок.
- Ну как знаешь. Не пропадай.
- Постараюсь.
Мы расстались. Сурок остался возле таверны, а я двинулся на выход из поселка и был уверен, что старый вояка теперь с «защитниками» не пойдет. Если до нашего разговора он еще колебался, теперь его в поход никакой наградой не заманишь. Для него сейчас самый оптимальный вариант – собрать бойцов и отыскать дачный поселок. С этого польза Севериновке и ему прибыток. Вот этим он и займется.
Смеркалось. Середина весны и темнело довольно рано. Уйти из поселка засветло не получилось и на широкой восточной тропе, которая некогда была асфальтовой дорогой, я оказался уже поздним вечером.
Караульные провожали меня удивленными взглядами и, наверняка, когда я скрылся в темноте, обсуждая Миху Волкова, покрутили пальцем у виска. Для них я сумасшедший. А мне плевать. Они боялись пустоши и темноты, а я нет. Что день, что ночь. Разницы никакой. При свете солнца одни опасности, а при луне другие. Тем более что далеко от Севериновки я уходить не собирался. В трех километрах от поселка есть тайное убежище, место проверенное и относительно безопасное. Вот там и переночую. Это лучше, чем оставаться в Севериновке. Хоть и нет в поселении явной опасности, но после взглядов ведьмы рисковать не хотелось. Я спокойный – об этом известно всем, кто меня знал, но мог не сдержаться и наговорить гостям лишнего. А дальше конфликт, который не нужен. Пусть «защитники» про меня забудут, а я пойду за ними следом и узнаю, куда они на самом деле направляются и с какой целью. Орденцы не первые разведчики крупного анклава, которых я встречал на своем пути. Но очень серьезные. Таких людей в дальний поход по пустякам не отправляют. Это факт. И если они что-то ищут, мне находка тоже может пригодиться.
Не торопясь, я шел по тропе и был готов к бою. Однако до места, где собрался переночевать, добрался без проблем. Точку поворота не пропустил. Свернул с тропы вовремя и углубился в колючий кустарник. Здесь, со всеми положенными предосторожностями осмотрелся. Послушал пустоши и опустился на колени, прополз полсотни метров по узкому зеленому тоннелю и выбрался на небольшую поляну, которая не заросла только потому, что под слоем грунта был бетонный фундамент разрушенного дома.
Замаскированный люк обнаружил сразу. Слегка его приподнял и нащупал гранату Ф-1. Крепко сжал спусковой рычаг запала и вытащил рубчатое металлическое яйцо наружу. Заранее подготовленным кусочком медной проволоки обезвредил «эфку» и облегченно выдохнул. Давно тут не был, и могло произойти, что угодно. Например, из-за просадки грунта сместилась граната. Или тайник обнаружил кто-то из бродяг и не просто его нашел, а вытащил самое ценное и установил новую ловушку. Однако все обошлось, и я расценил это как добрый знак. Удача еще со мной.
Я достал из рюкзака фонарик и посветил вниз. Сухо. Змей нет, не сезон, они только-только вылезают из своих нор. Иной живности тоже не видать. Норма.
По узкой алюминиевой лестнице спустился вниз и закрыл за собой люк. После чего взгляд скользнул по моему временному убежищу.
Возле одной стены топчан из досок, печка-буржуйка и небольшой запас дров. С противоположной стороны грубый сундук с припасами и одеждой. Все на месте. А под сундуком еще один тайник, на этот раз оружейный. Кстати, изначально погреб обнаружил не я, а другой бродяга. Звали его Вол, и однажды он изнасиловал в Севериновке женщину. Испугался и сбежал. По его следу пошла погоня, но мстители Вола не обнаружили. Он смог грамотно запутать следы, а когда поисковики вернулись в Севериновку, про него особо уже не вспоминали. И так вышло, что я нашел его случайно. Вола выследил и убил молодой вампиреныш, а я достал кровососа – серебра у меня всегда хватает и пара магазинов с особой начинкой. Тут старые земные сказочники не ошибались – вампиры серебро не любят, и оно несет им смерть. Впрочем, как и разрывные пули в голову.
В общем, когда я удостоверился, что Вол и его убийца мертвы, прогулялся по следам насильника и обнаружил его убежище. Место хорошее, недалеко от Севериновки, и я оборудовал здесь очередное логово. Пару раз ночевал, когда были проблемы с жителями поселка, и сейчас снова здесь.
Итак, что делать? Надо покушать и подготовиться к дальнему путешествию, пополнить боезапас и продумать маршрут.
Печку топить не стал, решил обойтись спиртовыми таблетками. Снял рюкзак. Прямо на полу развернул металлический таганок, поджег два белых кругляша и положил на топчан фонарик. Потом достал кружку. Наполнил ее водой из пластиковой бутылки и поставил на таганок. Пусть вода закипает, закину растворимый чай из армейского сухпайка, а перекушу тушенкой и сухарями. Благо, в сундуке двадцать банок, а помимо того крупы, соль и сахар.
На приготовление ужина потратил десять минут. Затем поел и, сдвинув в сторону сундук, вскрыл тайник с оружием и боеприпасами.
Что нужно в дорогу? При себе АКМС, два ножа и пистолет. Боеприпасов хватает, десять полных магазинов на автомат, в каждом по тридцать патронов. На «макаров» четыре магазина. Однако дорога дальняя, «защитники» собираются идти долго. Каким именно маршрутом пока точно не известно. До фермы Платонова доберутся в любом случае. А дальше? Неизвестность. Следовательно, надо взять еще триста патронов на АКМС, сорок на пистолет и четыре гранаты. А еще продукты на пять-шесть дней, походная мелочевка, УКВ-радиостанция, запасные батарейки, моток веревки, бинокль, спальный мешок и три литра воды. Тяжело. Но я выдержу. Помимо того, что я забрал, в тайнике остаются еще три ствола: АКС, обрез гладкоствольного ружья и древний ТТ; а так же почти тысяча патронов и пара гранат. Лежат себе – кушать не просят, пусть ждут моего возвращения.
Упаковав рюкзак, я изнутри запер люк подвала и погасил фонарь. Прилег на топчан, накрылся плащ-палаткой и задумался.
Вот зачем мне все это надо? Походы, беготня по пустошам, драки и выслеживание «защитников», которые идут к какой-то своей, строго определенной, цели? Добра накопил много, могу пойти на запад или север, где еще есть большие поселения. Там бы затихарился, нашел хорошую девушку, женился и стал жить-поживать, да добра наживать. Как в хорошей сказке, блядь! Но вместо этого я сам ищу на задницу приключений. Почему и отчего? По одной причине – я понимаю, что конец нашего мира близок, людей все меньше и ареал нашего обитания постоянно сокращается. Пройдет еще двадцать, тридцать или даже пятьдесят лет, серые ублюдки дожмут Гомо Сапиенсов и наша цивилизация накроется пиздой. Мир окончательно рухнет в пропасть и где бы я ни спрятался, порождения Темного мира меня настигнут. А если не меня, так моих потомков. Потому и нет покоя…
«Думай о деле», - одернул я себя, прогнал беспокойные мысли и сосредоточился на цели.
Завтра в дорогу. «Защитники» будут передвигаться быстро и к вечеру окажутся на ферме Платонова. Это километров семьдесят от Севериновки. Однако я отстану от них ненамного. Есть короткие пути. Например, по реке. Что за река неизвестно. Сейчас ее, за мутную воду, называют Черная. На берегу в укромном месте есть лодка, а течение быстрое. И оно донесет меня до фермы почти одновременно с «защитниками». После чего я переночую неподалеку, а когда орденцы уедут, навещу Саню Платонова, с которым у меня хорошие отношения, и узнаю, куда они двинулись.
Дальше будет гораздо легче. По крайней мере, для меня. Бронетранспортеры вернутся обратно, топливо на исходе, а разведчики двинутся на восток пешком, возможно, с лошадьми, если договорятся с Саней. Ну а я следом. На мягких лапах.
Определившись с дальнейшими планами, я сам себе улыбнулся и заснул сном младенца.   

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #8 : 24 Январь 2017, 12:19:14 »
8.

Засаду на меня устроили грамотно. Следов на тропе не было. Ветки на кустах и деревьях не обломаны. В развалинах трехэтажного дома, который находился на берегу реки и где я спрятал случайно найденную алюминиевую лодку, царила тишина. Ничто не выдавало тех, кто решил на меня поохотиться. Кроме одного. Они не могли скрыть свой мерзкий запах и, делая вид, что завязываю шнурок ботинка, я остановился и аккуратно осмотрелся. До развалин метров пятьдесят. Ветер на меня. Судя по всему, в доме несколько гибридов. Можно отступить и попытаться скрыться. Но до города, в котором правят серые ублюдки, далеко. Следовательно, в засаде гибриды первого типа. Они хоть и мутанты, но соображали неплохо, а некоторые даже имели огнестрельное оружие. Чуть дернусь, начнут палить. А еще я почувствовал на себе их взгляды. Не только из развалин дома, но и со спины.
Придется идти вперед. Спокойно и без резких рывков. Как только окажусь под прикрытием стен, вступаю в бой. Ничего другого на ум не приходило, и я решительно направился вперед.
«Выстрелят дикари или нет?» - приближаясь к руинам и натягивая на руки тактические перчатки, думал я и, надеялся, что они захотят взять меня живьем.
Опять повезло. До развалин добрался благополучно и сразу забежал в один из проемов в стене. Прижался к прохладному кирпичу, скинул автомат и снял его с предохранителя. Вот теперь можно повоевать. Схема разрушенного дома, который я облазил от чердака до подвала, моментально нарисовалась в голове. Противник рядом, в паре комнат от меня, и сейчас дикари попытаются взять меня в кольцо. Пусть попробуют. Они думают, что я сразу двинусь к лодке. Ошибка. Рядом лестница и я пойду наверх.
«А вот интересно, - промелькнула мысль, - они на меня специально охотятся, конкретно на Миху Волкова, или это случайность?»
Вопрос, конечно, интересный. Однако ответ на него можно получить только после боя. При условии, что меня не прикончат, и я смогу взять пленника. Поэтому, очистив голову от посторонних мыслей, я выскочил на единственную уцелевшую в доме лестницу и начал подъем.
Дикари поняли, куда я двинулся, и растерялись. Но быстро поняли свою ошибку. Таиться смысла больше не было, и я услышал их крики:
- Лови его! Лови!
- Он наверх поднимается!
- Окружайте!
«Какие продвинутые гибриды, быстро соображают и речь членораздельная», - на ходу усмехнулся я и забежал на второй этаж, а затем сразу поднялся на третий.
Стоп! Поворот. Присел на правое колено. На лестнице появился дикарь, почти человек, если не обращать внимания на обезьянье лицо. Он был одет в потрепанный тулуп на голое тело, и у него имелось оружие, гладкоствольное ружье. Неосторожный дикарь торопился, поздно меня заметил и поплатился за это. Короткая очередь, в четыре-пять патронов, прошлась по его груди, и он отлетел назад, упал в угол лестничного пролета и захрипел.
Один готов, но за ним шли другие, которые будут более осмотрительны. Это нормально. Гибриды первого типа - противник серьезный, так как частично, а иногда и полностью, сохранили разум и воспоминания. Не то, что тупые оборотни или жадные до крови вампиры, не говоря уже о гибридах второго типа. Однако я с ними уже сталкивался, и каждый раз выходил победителем. Глядишь, и в этот раз останусь цел, пусть даже численное преимущество на их стороне.
Я отправил вниз по лестнице гранату Ф-1. Она взорвалась. Криков нет. Скорее всего, мутанты успели укрыться. Ладно. Пусть будет так.
На лестнице больше никто не появлялся, и я отступил к окну. Осторожно выглянул. Снаружи мутантов не видно, по крайней мере, с западной стороны. Слева река. Справа зеленка, кустарник и развесистая молодая акация. Лодка на первом этаже. Дикари на втором и возле дома. Что они постараются сделать? Вариантов два. Первый – заблокируют меня и дождутся подкреплений. Второй – попытаются обойти. У меня выходов тоже немного. Спуститься вниз по веревке, подняться на крышу и попробовать дымом привлечь внимание людей или устроить в развалинах пожар.
«Думай, Миха, думай», - попробовал я себя подстегнуть, но ничего иного не придумал и начал осторожное движение по третьему этажу.
Одна комната позади. Другая. Коридор. Еще помещение. Заминка. За поворотом кто-то был. Ну и кто бы это мог быть? Конечно, гибрид. Пока я размышлял, как поступить, они решили подняться по стене. Хитрецы.
Дикарь ждал своих собратьев и меня не заметил. Хорошо. Я подобрал с пола крупный камень, бросил его в сторону и противник отреагировал. Выставив перед собой потертую «сучку», автомат АКСУ, он сделал шаг вперед, оказался передо мной и моментально схлопотал пулю.
В помещении, пусть даже с многочисленными дырками, выстрел прозвучал очень громко, и звук больно ударил по ушам. Однако это не помешало мне броситься вперед, оттолкнуть в сторону тело уже мертвого гибрида, который никак не мог упасть, и подскочить к окну. Стеклопакета, разумеется, давным-давно нет, а в пластиковый подоконник вонзилась металлическая кошка с веревкой, которая подрагивала.
Спустя пару секунд, в окне появилась звериная морда. Гибрид попытался пролезть в проем, но я ему этого не позволил. Пуля калибром 7.62 вошла ему в шею, и он улетел вниз.
Прыжком я подскочил к окну. Под домом, на огромной куче битого кирпича, глядя на тело упавшего собрата, три гибрида, мужики в лохмотьях и с огнестрелами.
Немного назад. Достал гранату, сорвал чеку и бросил ее вниз.
Пошел отсчет. Взрыв! Пока гибриды не очухались, необходимо спускаться. Они вышли из зеленки, там никого. Все в доме или рядом с ним – это очевидно. Я должен успеть. Маневр – в этом мое спасение и залог победы, а развалины хоть и укрытие, одновременно с этим ловушка.
Едва не зацепившись объемным рюкзаком за выпирающую из стены арматуру, я схватился за веревку и начал спуск. Скользнул вниз и почувствовал запах паленой кожи от перчаток. Это, как ни странно, еще больше меня взбодрило, и когда я оказался на куче кирпича, сразу разглядел дикарей, которых зацепили осколки. Они были рядом и, отпустив веревку, я снова схватил автомат и на ходу, спускаясь с возвышенности, начал стрелять. Надо давить контуженных и растерянных мутантов огнем.
Неполный магазин опустел быстро. Контуженые мутанты погибли, и я бросился в зеленку. Как и думал, в кустарнике гибридов не было. Никто в меня не стрелял, хотя момент отличный. Зато за мной рванула погоня. Целых четыре мутанта. Судя по всему, весь личный состав банды, кто не погиб от моей руки. Может быть, они думали, что я буду бежать без оглядки, а они станут меня гнать, как волки гонят оленя. Но гибриды ошибались. Чего бежать-то? Меня не видно, а противники, как на ладони, на открытом пространстве. Поэтому, сменив магазин и передернув затвор, я скинул рюкзак, спрятался за ближайшим деревом и начал отстреливать преследователей.
Прицельная очередь. Вторая. Третья. Два дикаря упали – мертвецы. Еще один дергается – подранок, скорее всего, не жилец. Последний попытался сбежать. Я выстрелил наудачу, не особо надеясь на успех, но попал. Пули угодили гибриду в ноги и он, истекая кровью, выронил автомат, упал и пополз к развалинам.
Снова перезарядка. Я вернул рюкзак на плечи и попробовал мысленно просканировать местность. Иногда, особенно когда мне грозила смертельная опасность, получалось таким образом почуять опасность. Однако сейчас я ничего не ощутил. Трупы. Раненые. Притихшая местная живность: барсуки, суслики и прочая мелочь. Явной угрозы не было. То ли я положил всех гибридов, которые могли мне навредить. То ли сегодня не мой день и чуйка не работала.
«Торопись, Миха! Время дорого, того и смотри, еще гибриды подбегут – тогда точно не отбиться! Пошел!» – сам себе отдал я команду и вышел из укрытия.
Я прошел мимо трупов, даже не стал оружие подбирать, и на миг остановился рядом с умирающим гибридом. Как ни странно, но это была женщина. Точнее, девушка. Фигурка хорошая, человеческая, а личико змеиное. Странно. Дело не в лице – к этому привык, а в том, что раньше в боевых группах гибридов самок не было. К чему бы это? Может, серые ублюдки выводят новую породу исполнителей? Например, бойцов с ночным зрением и я вижу опытный экземпляр? Запросто. От них всего можно ожидать.
Одиночным выстрелом в голову я добил девушку. Все равно она не жилец, мои пули разворотили ей грудь. А даже если она была бы здоровой, конец один. В любом случае передо мной враг и после допроса я бы ее прикончил.
Двинулся дальше, к раненому, который еще мог дать полезную информацию. Голова при этом в постоянном движении. Я высматривал врага, который мог затаиться, но ничего подозрительного не обнаружил.
Последний пока еще живой мутант, увидев меня, из последних сил пополз к руинам. Видимо, повинуясь инстинктам, он пытался увеличить дистанцию между нами. Неудачно, конечно, и я настиг его уже под стеной дома.
- Хватит! – рифленая подошва ботинка опустилась беглецу на спину. – Отбегался!
Он замер. Ногой я перевернул его на спину и на миг замялся. Очень уж необычным оказался мутант. Морда звериная, тело человеческое. А вот глаза… Огромные… Синие-синие… и зрачок едва виден…
- Бывает же такое… - отмечая очередную странность, я начал допрос: - Быструю смерть хочешь?
Ответ последовал сразу:
- Да, Миха… хочу…
- Ты знаешь меня?
- Знаю…
- Откуда?
- Пять лет назад… Перевалочный пункт на юге… Я… Сибиряк…
Присмотревшись к синеглазому повнимательней, сходства с Сибиряком я не обнаружил. Но поверил ему. Мутанты они кто? Люди, которые продались серым ублюдкам. С потрохами. Желая выжить, они сдавались врагу, а он их менял и скрещивал с животными. По своему желанию и усмотрению. Тип-1 самые сильные и умные, исполнители и бойцы. Тип-2 бомжи, алкоголики, наркомы и прочий сброд, который годен только для воспроизводства потомства, будущих рабов. Благодаря трансформации, предатели рода человеческого могли выживать на территориях, которые находились под серыми ублюдками. Однако память у многих мутантов первого типа, оставалась. И находясь на грани смерти, гибриды молили прикончить их. С чем это связано, не знаю. Скорее всего, какой-то психологический момент. Власть серого ублюдка в этот момент над ними слабела и монстры, которые некогда были людьми, осознавали, какую ошибку совершили. Есть еще несколько предположений, но в теорию вдаваться не стану.
Короче говоря, передо мной Сибиряк. Я помнил его крепким широкоплечим блондином. Он пытался организовать оборону лагеря для беженцев и надеялся отбить натиск вампиров и оборотней, а я ему помог, рассказал, где можно найти оружие. Баш на баш. Взамен он отдал нам с Матвеем новенький «джип», на котором мы покинули опасную зону.
- Не узнал? – прохрипел синеглазый.
- Нет.
- Немудрено… - он резко дернулся, поморщился и попросил: - Добей меня, Миха... Всем, что тебе дорого, молю о скорой смерти...
- Сначала ответь на вопросы.
- Черт с тобой… спрашивай… Все равно не отвяжешься… Только… скорей… Мне… больно…
- Вы меня специально караулили?
- Да…
- Хозяин послал?
- Он самый…
- Лично?
- Да…
- Давно ждете?
- Сегодня седьмой день…
- Тебя в группу включили из-за меня?
- Это моя группа… Слуги хозяина о тебе спрашивали… я отозвался…
- Девчонка с лицом змеи, почему была с вами?
- Неудачный эксперимент… Ловкая получилась и в темноте хорошо видела… Только тупая и детей не могла родить… Вот ее и списали… Не жалко…
- Какой приказ был?
- Взять живьем и доставить в урц?
«Урц – стойбище», - машинально отметил я и продолжил допрос:
- Где урц?
- Между развалинами города и Олешкинским озером… Большой карьер…
- Сколько групп за мной охотятся?
- Девять или десять… Не считал…
- Где меня ждут?
- Везде… От руин города… до Волчьего острога…
- Рядом есть ваши?
- Есть… За час могут добраться… Если бегом…
- Зачем я хозяину?
- Ты привлек к себе внимание… Много раз тебя видели… Крутился, где другие не ходят… Высматривал… И хозяин заинтересовался…
- Как же ты сдался, Сибиряк?
- Не знаю… Меня в бою контузило… Очнулся и ничего не соображал… Жить хотел… Согласился служить хозяину… Отбрехался… Собирался бежать… Не вышло… С головой что-то… Потом за хозяина был готов отдать жизнь…
- Как имя хозяина?
Я увлекся и совершил ошибку. Некоторые вопросы нельзя задавать. Ни в коем случае. Срабатывает программа, заложенная в мозг бывшего человека, и его клинит. Скорее всего, никто из дикарей настоящего имени хозяина не знал. Не по чину. Но программа работала четко и сбоев не давала. Четыре раза я задавал вопрос, сегодня пятый, и каждый раз одно и то же.
- Убей! Убей! Убей! Убей! Убей!
Сибиряк орал, словно его жестоко пытали. На губах гибрида выступила пена, и он задергался из стороны в сторону. Ему было очень больно, но он продолжал орать и повторять одно слово.
- Убей! Убей! Убей!
Пулю тратить не стал. Сейчас уже шум ни к чему. Поэтому я ударил его клинком в висок, где кость слабая, и он умер мгновенно.
Пленник пошел на контакт и мог рассказать еще немало интересного. Но я слишком поторопился. Ну и ладно, что сделано, то сделано.
Спустя пять минут я нашел лодку. Она была там, где я ее оставил, в целости и сохранности. Потом прошелся по руинам. Подобрал четыре автомата поновее, одно ружье и все боеприпасы. Добычу скинул в плащ-палатку, а затем вытащил лодку на берег. Погрузил трофеи, рюкзак и весла, столкнул плавсредство на воду и отчалил.
Быстрая река практически сразу вынесла меня на середину, и понесла на восток. А когда я оглянулся, то увидел на берегу небольшую толпу дикарей. Все-таки подошел еще один отряд, и я вовремя удрал. Ай да я, какой молодец!

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #9 : 25 Январь 2017, 11:50:40 »
9.

Если идти вдоль Черной от Севериновки до фермы Сани Платонова, можно дойти за два дня. Но лодка есть лодка. Поэтому к вечеру я оказался невдалеке от огороженного высоким кирпичным забором хозяйства, которое находилось в небольшой зеленой долине. Вокруг высокие кряжи из камня и земли – последствия Сдвига, и пробраться сюда постороннему человеку сложно.
Перед фермой стоял бронетранспортер. Гости были здесь и это хорошо. Они могли свернуть в сторону и уйти на Белохатку или Каменнобродск. Тогда пришлось бы петлять и делать крюк. А так пока все нормально, по плану.
Я спрятал лодку в укромное место, загнал ее в молодой камыш в тихой заводи, и привязал веревкой к ближайшему дереву. Затем выгрузил трофеи, немного отдохнул и уже в темноте пошел к Бутылке. Это балка перед фермой. По ней шла дорога, которая связывала ферму с другими поселениями, и в конце нее узкий промежуток, который напоминал бутылочное горлышко. Над ним нависали раскидистые дубы, и на одном из них находилась хорошо замаскированная смотровая площадка. На ней постоянно дежурили два работника Сани Платонова, и я был уверен, что сегодня ночью они, как обычно, оберегают покой поселка.
Караульные меня не видели до последнего момента, и я мог подойти к ним вплотную, на бросок ножа. Но зачем нервировать людей? Без крайней нужды этого делать не стоило, и я подал условный сигнал:
- Чи-чи-чи! Чи-чи-чи!
Краткая заминка. Тишина и вопрос:
- Кто?
- Миха Волков. Иваныч, это ты?
- Он самый. Ты чего здесь делаешь, Миха?
- В гости к старым приятелям пришел. Ты чего, не рад мне, Иваныч?
- Что-то больно много сегодня гостей, - проворчал старый трудяга и, проверяя меня – вдруг я морок, задал контрольный вопрос: - Крайний раз, что ты Сане принес?
- Две мины МОН-100. Одна, кстати, установлена в десяти метрах от меня и может обрушить обрыв балки.
- Верно. А как зовут мою дочь?
- Иваныч, у тебя нет дочери.
- Вот теперь я уверен, что передо мной Миха. Ты уж не обессудь, времена такие, что проверка нужна.
- Я все понимаю.
- Костя, расслабься, - сказал старик напарнику, который до этого момента молчал, держал меня на мушке и не выдавал своего местоположения.
- Иваныч, спускайся, разговор есть, - позвал я его.
- Сейчас.
Старик спустился вниз по веревочной лестнице, которую сбросил вниз, и мы пожали друг другу руки. Иваныч человек тертый и крепкий. С виду мужик как мужик, лапотник. Но сообразительный, многое умеет и когда доходит дело до драки, не пасует и не отступает. Поэтому на ферме Сани Платонова, который приютил и обогрел почти сотню беглецов, он человек не последний. Хозяин к его мнению прислушивается и доверяет.
- Какими судьбами в наши края? – поинтересовался Иваныч.
- За вашими гостями иду, хочу посмотреть, куда они направляются, - я не стал скрывать своих истинных намерений и добавил: - Мутные они.
Старик усмехнулся:
- Вот и Саня так сказал – мутные.
- Гости давно приехали?
- Два часа назад. Вели себя вежливо и хозяин их приютил. Они лошадей просили, но Саня отказал, отговорился тем, что работы на полях много, а техники нет.
- Куда они завтра двинутся?
- На Сергеевку.
- А броня?
- Один БТР сломался, у нас останется, а второй на остатках топлива вернется в Севериновку.
- Понял тебя.
Иваныч присел под дерево и спросил:
- От нас помощь требуется?
- Нет.
- На продажу или размен чего принес?
- Есть несколько стволов и боеприпасы. Могу отдать за серебряные рубли.
- Где взял?
- С гибридами столкнулся. Им не повезло.
- Далеко трофеи?
- Возле реки. Кстати, там же и лодка.
- Так ты по реке приплыл? – он удивился.
- Да.
- Что за лодка?
- Алюминиевая. На четыре человека.
- Продай.
- А тебе зачем?
- Не надо пустого базара, Миха. Нужна.
- Сане или тебе?
- Мне.
- Темнишь, Иваныч.
- Есть причины.
- Ладно. Продам. Посмотришь, тогда и поторгуемся.
- Пойдем сейчас?
- Давай уже утром.
- Добро, Миха. Порадовал ты меня. Может, еще новостями побалуешь, а то в нашем медвежьем углу с этим небогато?
- А что же бродяги из Севериновки?
- Когда мне их слушать? Они на ферме, в тепле, ханку жрут, а я здесь, в карауле.
- А переночевать пустишь?
- Запросто. Наша землянка в твоем полном распоряжении.
- Отлично.
Поделиться новостями несложно, тем более что их накопилось немало, и мы просидели с Иванычем два часа. В основном говорил я, а он слушал. А потом старик проводил меня в землянку, где один из караульных мог зимой обогреться, подремать и перекусить.
Обстановка спартанская, но мне не привыкать. Раскатал на деревянном настиле спальный мешок, закрыл дверь изнутри и лег спать.
Ночь пролетела быстро, и я проснулся от стука в дверь. Это был Иваныч и, попив с ним травяного чаю, мы отправились к реке. Саня Платонов к этому времени уже знал, что я неподалеку, и пригласил на завтрак, когда уйдут гости.
Торговались с Иванычем недолго. Он забирал все оружие и боеприпасы. В оплату тридцать рублей. Немного, в Севериновке торгаш Гена дал бы в полтора раза больше. Но Севериновка далеко, а ферма рядом, и я за трофеи не торговался. А вот за лодку поспорил. Чисто из принципа, чтобы раскрутить старика и узнать, зачем она ему. Расчет оправдался. Я заломил цену – полсотни рублей. А Иваныч завелся и проговорился, что лодка нужна ему для разведки. Вниз по течению есть островок и на нем несколько уцелевших зданий. Вот он и решил их осмотреть. Наверняка, там можно добыть немало интересного. А дальше… Кто знает? Может быть, ему даже удастся отселиться от Сани и построить собственную ферму, где над ним не будет хозяина.
В общем, я узнал, что хотел, и сбавил цену до символических десяти рублей. Иваныча это устроило, он сразу подобрел, и я получил свои деньги. Не сказать, что мне они сильно нужны, но места занимают относительно немного, а в поселениях, где меня плохо знали, серебро универсальная валюта.
Тем временем гости покинули ферму. Один бронетранспортер отправился в Севериновку, а основная группа, орденцы и поисковики, двинулась в сторону Сергеевки. Можно было спокойно позавтракать, и я зашел к Сане.
Хозяин, худой высокий брюнет в душегрейке из собачьей шерсти, встретил меня радушно и накормил. С продовольствием в окрестных поселениях постоянная проблема, но только не у Сани. Он богач. Есть лошадки, поля, живность. Нужды он не знал и гибриды его не тревожили. Место под фермой без святости, но когда произошел Сдвиг, а затем появились серые ублюдки и прочие монстры, Платонов добыл какой-то артефакт. Какой именно, даже я не знал. Но предполагал, что это мощи какого-то святого или музейный экспонат, например, царский скипетр или королевская корона. Расспрашивать напрямую нельзя – Саня человек такой, что может втихаря удавить ночью, а потом скажет, что никакого Миху Волкова в глаза не видел. Такие вот дела.
За завтраком, который состоял из яичницы, кусочков жареной свинины и масла, говорили про «защитников» и Платонову, как и мне, было очень интересно узнать, куда именно они идут и зачем. Поэтому общий язык мы нашли сразу, обменялись мнениями и Саня дал мне в дорогу припасов. В конце концов, когда-нибудь я вернусь и расскажу ему, куда завела меня и орденцев дорожка.
Я покинул ферму ближе к полудню. Набитый вкусностями желудок требовал покоя и у меня постоянно мелькали мысли, что надо найти безопасное место и пару часиков подремать. Однако я пересилил лень, заставил себя идти и развил приличную скорость.
Пути-дороги знакомые, не раз хоженые, а следы на тропе отчетливые. Поэтому я надеялся добраться до Сергеевки через полчаса после орденцев. Показываться им на глаза не собирался и перебирал варианты у кого можно заночевать. Все хорошо. Все спокойно. Все просто замечательно. Однако человек предполагает, а Бог располагает. Когда до Сергеевки оставалось три-четыре километра и солнце склонялось к линии горизонта, я услышал сильный взрыв.
Замер на месте. Оружие наизготовку. Что такое? Где взрыв? Откуда? Судя по звуку, что-то происходило в поселке. Мои действия?
Еще два взрыва. Мощность вроде бы меньше. А потом отдаленная перестрелка. Возле поселка шел бой. Сомнений в этом не было, и я мог остаться, чтобы не встревать в драку. Но любопытство и желание получить очередную дозу адреналина погнали меня вперед. Я побежал. Сто метров бегом. Полсотни шагом. И уже через полчаса оказался на невысоком холме, с которого открывался неплохой вид на Сергеевку.

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #10 : 26 Январь 2017, 12:39:42 »
10.

История Сергеевки мало чем отличалась от истории сотен и тысяч других человеческих анклавов на Земле после Сдвига. Был город. Произошел катаклизм и от него остался кусок микрорайона, три жилых пятиэтажных дома, автопарк и часть авторемонтного предприятия. Непостижимым для выживших людей образом этот кусок оказался оторван города и уцелел. В первую очередь за счет того, что микрорайон был построен на месте захоронения героев битвы, которая произошла за тысячу лет до рождения Христа. В советское время об этом знали археологи, которые убеждали чиновников не возводить здесь дома, а отдать территорию им для раскопок. Но их никто не слушал, город расширялся, и требовались новые жилища. Целесообразность победила и про древнее захоронение забыли. А после Сдвига, когда появились монстры, об этом уже никто не думал. Людям было все равно. Главное – здесь относительно безопасно. Они поняли это практически сразу и первым человеком, кто смог наладить жизнь небольшого анклава, был майор МЧС Иван Сергеев. Он пришел в поселок не один, а вместе с несколькими вооруженными солдатами. После чего офицер осмотрелся, взял на себя руководство выжившими и организовал оборону. По мере сил он отстреливал монстров, добывал продовольствие, вел разведку, принимал беженцев, начал строить вокруг поселка стену и устанавливал контакты с другими анклавами.
Майор Сергеев погиб через два года. В темном переулке неизвестный злоумышленник раскроил ему ломом череп. Поселение, которое к тому времени уже стали называть Сергеевкой, осталось без руководителя, и началась борьба за власть. Имелось несколько претендентов и люди были готовы убивать соперников. Но, к счастью, обошлось без жертв. Самые умные договорились между собой, смогли выдавить тех, кто пришелся не ко двору, и образовали Совет.
Шли годы. Люди привыкали к новым жизненным реалиям и адаптировались. Поселок жил и происходили разные события, как плохие, так и хорошие. Рождались дети. Болели и умирали старики. Нападали бандиты и монстры. Однако, худо-бедно, поселок развивался. Стену достроили. В безопасной зоне выращивались овощи и фрукты. Охотники и вольные бродяги выходили в пустошь, отстреливали диких зверей и тащили в Сергеевку хабар. В поселке постоянно проживало почти четыре сотни человек, а Совет, в котором осталось всего три человека, ими управлял. И вот когда все немного наладилось, успокоилось и вошло в колею, вновь вспыхнула борьба за власть. Командир дружинников Женя Звяга обиделся на «гражданских», Георгия Чхеидзе и Володю Воскресенского. Мол, они не дают ему развернуться, выделяют на бойцов мало продовольствия и не разрешают набирать новых стрелков. Слово за слово, руководители крепко поспорили. До драки не дошло, но со стороны Воскресенского и Чхеидзе в адрес Звяги прозвучала угроза, что его всегда можно сместить и заменить дружинников наемниками. Женя это запомнил и насторожился, собрал своих бойцов в казарме и стал думать. Он не хотел крови. Поэтому перебирал варианты и искал возможность надавить на конкурентов. Командир дружинников думал день и другой, а на третий дальний дозор сообщил о приближении к Сергеевке крупного вооруженного отряда, который двигался с юга.
«Это наемники, которых Георгий и Володя вызвали, чтобы меня разоружить», - сразу решил Звяга и поднял дружинников по тревоге.
Дружинников в Сергеевке было немного, полтора десятка бойцов в казарме и еще пять человек в дозорах. Больше поселок себе позволить не мог. Однако это была сила, которая способна на многое, и Звяга уже не колебался. Он ворвался в Совет, который находился в подвале одной из пятиэтажек, и застал здесь соперников. Чхеидзе и Воскресенский обсуждали весеннюю посевную, ни о чем плохом не думали, и появление вооруженного Звяги их удивило.
- Ты чего, Женя? – спросил дружинника смуглый горбоносый Георгий.
- Какого хуя с автоматом по поселку бегаешь? – вторил Чхеидзе красавчик Володя.
- Суки вы! – выдохнул Звяга и начал стрелять.
Гражданские управленцы Сергеевки погибли сразу, потому что Женя патронов не жалел и бил в упор. Он выпустил в конкурентов половину магазина и не мазал. После чего, велев рабочим убрать трупы, он приказал дружинникам занять оборону с южной стороны поселка, а потом объявил жителям анклава о приближении врагов, которые собираются захватить Сергеевку.
Кто-то не поверил Звяге, но такие люди оказались в меньшинстве и предпочли промолчать. Власть командира дружины пока не оспаривалась, и Сергеевка стала готовиться к обороне. Женщины и дети прятались в подвалах, а мужчины вооружались и готовились к бою.
Тем временем к поселку приближался отряд «защитников». Походный порядок следующий. В авангарде вольные бродяги из Севериновки, восемь человек во главе с Геной Карапетом. В ядре орденцы и несколько носильщиков с припасами. В арьергарде снова местные бойцы, еще семь стрелков под командованием Димы Валета. Общая численность отряда – двадцать девять человек.
Места знакомые и относительно спокойные. Нападения никто не ожидал, и вольные бродяги дошли от фермы Платонова до поселка, без помех и происшествий. Гена Карапет здесь бывал и, заметив, что на стенах много вооруженных людей, разглядел Звягу и махнул рукой:
- Жека! Здорово! Принимай гостей! Мы с миром!
На мгновение Звяга засомневался, не ошибся ли он, приняв приближающийся отряд за врагов. Но тут дружинник подумал, что отступать поздно. За его спиной уже два мертвеца, смерть которых необходимо оправдать. Следовательно, нужно стоять на своем. Вольные бродяги – враги! Точка! А иначе сам в расход пойдешь.
Новый хозяин Сергеевки дал знак минеру, который смотрел на него, и боец ударил по кнопке подрывной машинки. Вдоль дороги, на которой находились вольные бродяги, были минные закладки из самодельных фугасов, и они рванули. Правда, не одновременно. Сначала один, а потом еще два.
Бум-м-м!!! Обочина вздыбилась, и в воздух поднялся огромный черный столб из грунта, металла и камней. Пыль и дым скрыли от взглядов жителей поселка дорогу. А потом последовали новые взрывы.
Бум-м-м!!! Бум-м-м!!! Ничего не видно. Но Звяга был уверен, что передовой отряд наемников уничтожен…
Как только произошел первый подрыв, командование отрядом Спасителей Человечества, как самый опытный в военном деле, перехватил Седой.
- К бою! – отдал он команду, и отряд развернулся в боевой порядок, носильщики, священник, механик и Анна в центре, а стрелки заняли круговую оборону.
Основная группа находилась от поселка в пятистах метрах, на открытом поле. Жители Сергеевки могли достать разведчиков из пулеметов и снайперских винтовок, кое-кто даже стрелял, но не попадал, им мешал дым. Нужно было что-то предпринять и Седой, дождавшись подхода Димы Валета, принял решение отойти в зеленку и обойти поселок стороной. Пусть местные потом сами разбираются, почему вольных бродяг так неласково встретили в Сергеевке, а у «защитников» своя миссия.
- Куда лучше всего уходить? – спросил Седой бродягу.
Растерянный Дима, который тяжело переживал гибель Карапета и других товарищей, указал на север:
- Там балка удобная. Если что, легко обороняться. Ключ с чистой водой и монстры не появляются. Если что, там и переночуем, а завтра пойдем на Варавку.
- Хорошо. Веди.
Дым рассеялся. Отряд начал отход и Звяга, который это видел, решил его не преследовать. Мало ли, вдруг есть еще наемники, о которых ему ничего неизвестно. Лучше выждать, и навести в Сергеевке порядок. Он хотел отдать приказ прекратить стрельбу и не тратить боеприпасы. Однако молодой ретивый дружинник с пулеметом ПКМ, все-таки успел высадить ленту в сотню патронов вслед «защитникам» и не промазал. Две пули задели Сурика, одна попала в плечо, другая в руку, и он, от болевого шока потеряв сознание, упал.
Орденцы подняли проводника и скрылись в зеленке. На этом бой окончился и вскоре отряд добрался до балки, о которой говорил Валет. Здесь, в самом деле, было безопасно, и запыхавшиеся люди остановились возле родника.
Сурик истекал кровью, пули застряли у него в теле, и его требовалось спасать. Врача нет. Следовательно, Анна должна была применить свой Дар, и Седой послал вольных бродяг на разведку – они должны видеть и слышать то, что положено. Вокруг раненного остались только свои, посвященные в тайну люди, и ведунья приказала раздеть Сурика по пояс, а потом уложить на плащ-палатку. Ее указание было выполнено, и она, ополоснув в роднике лицо, встала перед мужчиной, который по-прежнему был без сознания, на колени.
Потерев ладони, Анна разогрелась и раскинула их над ранами. Одна над плечом, вторая над рукой.
Несколько секунд, собираясь с мыслями и восстанавливая дыхание, Анна молчала, а потом закрыла глаза и стала шептать:
- Вставала я, раба Божья Анна, в красную зорю, умывалась чистой водой, утиралась белым платком. Пошла я из дверей в двери, из ворот в ворота, и шла к Окиан-морю, на свят остров. От Окиан-моря, глядя на восток, узрела семибашенный дом, а в том семибашенном доме сидит красная девица. Она сидит на золотом стуле, сидит, уговаривает недуги. На коленях держит серебряное блюдечко, а на блюдечке лежат булатные ножички. Вошла я, раба Божья Анна, в семибашенный дом, головой поклонилась, сердцем покорилась и сказала:
К тебе я пришла, красная девица, с просьбой о рабе Божьем Андрее (так звали Сурика). Возьми ты, красная девица, с серебряного блюдечка булатные ножички в правую руку, обрежь ты у него белую мякоть, ощипи его кругом и обери: скорби, недуги, уроки, призороки, вынь пули стальные, затяни кровавые раны чистою и вечною своею пеленою. Возьми ты, красная девица, в правую руку двенадцать ключей и замкни двенадцать замков, и опусти эти замки в Окиан-море, под Алатырь камень. А в воде белая рыбица ходит, и она бы те ключи подхватила и проглотила, а рыбаку белую рыбицу не ловить, ключей из рыбицы не вынимать и замков не отпирать. Как вечерняя заря станет потухать, так бы и у Андрея, добра молодца, всем недугам потухать, и чтобы недуг недужился по сей час, по мое крепкое слово, по мой век.
Заговариваю раба Божьего Андрея от всех ран и болезней, от мужика-колдуна, от ворона-каркуна, от бабы-колдуньи, от старца и старицы, от посхимника и посхимницы, и от всякого недоброжелателя. Отсылаю я от него всех по лесу ходить, игольник брать, по его век, и пока он жив, никто бы его не ранил, не убил, не отравил. Во имя Отца, Сына и Святого Духа! Аминь!
По мнению Анны, древняя формула заговорной речи, на самом деле, особой роли в лечении не играла. Она не давала никаких дополнительных сил. Однако заговор помогал настраиваться ведунье на определенную волну. Так было раньше и так произошло сейчас. Слова слетали с губ Анны легко и привычно, а сама она делала то, что умела. По ее желанию, повинуясь внутренней силе, пули вышли из тела Сурика, кровотечение остановилось, а его раны затянулись.
- Все! – выдохнула Анна, резко поднялась и покачнулась. - Он будет жить. Завтра с утра даже сможет идти. Правда, недолго и недалеко.
Девушку подхватил под руку кавказец Марат, и в его глазах было огромное удивление. Опытный воин впервые видел, как Анна лечит человека, и он испытал легкий шок.
- Спасибо, - Анна отстранилась, - я в порядке.
Седой удовлетворенно кивнул и, взмахнув рукой, отдал команду:
- Разбиваем лагерь!

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #11 : 27 Январь 2017, 11:30:58 »
11.

«Ох, и сильна же ведьма»… - наблюдая лечением Сурика в бинокль, подумал я и, заметив приближение вольных бродяг из группы Валета, отполз в зеленку.
Оказавшись в зарослях, поднялся и стал удаляться от балки. Сегодня отряд дальше не пойдет, а мне еще нужно отыскать и подготовить место, где можно заночевать. Сначала думал, что найду приют в Сергеевке, были у меня там знакомые, которые не станут лишний раз языком трепать. Но в поселке происходило нечто странное. С чего бы жителям Сергеевки встречать вольных бродяг фугасами и стрелять? Что там произошло? В чем причина? Не ясно. Но одно можно сказать сразу – в поселок сейчас лучше не соваться, шлепнут без долгих разговоров.
Я отошел от балки на полтора километра и остановился. Начинало темнеть, и я оказался в небольшой роще. Осмотрелся. Ничего подозрительного не обнаружил. Место как место. Ничем не хуже любого другого, если не говорить о безопасных «святых» локациях, куда не лезут монстры. Деревья старые, можно устроиться на ветках. Неудобно. Однако искать что-то другое поздно.
Оставив внизу рюкзак и автомат, я привязал к ним веревку. После чего, с трудом взобравшись на мощный старый дуб, нашел подходящие ветки. Два больших сучка с узким зазором. Между ними крест-накрест пустил веревку, закрепил ее и сверху кинул плащ-палатку. Ночь пересижу без особых проблем. По крайней мере, я на это надеялся. Оборотень не залезет, а гибридов рядом быть не должно. Главная опасность – вампиры и призраки-мороки. Но они появляются крайне редко. Это поначалу, сразу после слияния миров, куда ни пойди, обязательно на эту нежить напорешься, а сейчас как-то проще. Может быть, их отозвали серые ублюдки, а возможно они сами по себе, не подчиняются более крутым монстрам, понесли потери и восстанавливают численность.
Подняв рюкзак и оружие, я прилег. Поем утром, сейчас не до этого. Нужно восстановить силы и поспать. А дальше видно будет.
Вскоре окончательно стемнело, и наступила ночь. Я находился в полудреме, и мне снилась всякая чушь…
Сижу у костра. Кругом туман, такой густой, что в трех шагах уже ничего не видно. Чего-то ожидаю. Время течет медленно и мне не уютно. А потом из тумана выныривает бесформенная тень, которая быстро приобретает контуры человека. Но, что странно, меня это ничуть не тревожит. Я спокоен, словно сытый удав. И даже когда тень уплотняется, а ее лицо приобретает черты старого Матвея, не дергаюсь и продолжаю сидеть возле огня.
Тем временем тень, уже практически человек, только обнаженный, подходит к огню, присаживается напротив меня и протягивает к огню ладони. Судя по выражению лица, она довольна. Призраку Матвея, назовем его так, за неимением иной информации, приятно. А я? Что я? Продолжаю смотреть на тень, и уверен, что зла неведомый гость не причинит.
- Привет, Миха, - неожиданно сказал призрак.
- Привет, - ответил я и спросил: - Ты кто?
- Не узнал меня?
- Лицо знакомое. Только Матвей давно погиб.
- Так точно, - улыбнувшись, соглашается призрак. – Однако моя душа жива и время от времени может возвращаться в мир живых.
- Бред.
- Да, бред. Но, тем не менее, это так. После слияния миров наша родная планета живет по иным правилам и многое поменялось. Живые люди этого не видят, но это до поры до времени.
- Ну и что тебе надо, душа Матвея?
- Предупредить тебя хочу.
- О чем?
- Серые ублюдки открыли на тебя охоту. Точнее, один из них.
- Нашел, чем удивить. Это я и без тебя знаю.
- Гибрида допросил?
- Верно. Только к чему такие вопросы? Ты ведь мертвый, одна душа уцелела, а она должна все знать.
- Все, да не все, Миха. Что-то вижу, что-то слышу, о чем-то догадываюсь. Однако полной картины нет.
- Ясно. В любом случае, благодарю за предупреждение. Кстати, не знаешь, как зовут серого ублюдка, который на меня охотится?
- Имя у него сложное, - призрак покачал головой. – Ты не запомнишь. Есть сокращенное, на наш земной манер.
- Ближе к телу, как говорил Мопассан. Говори имя.
- Лирши.
- Так себе имечко.
- Ага.
- А кто они, серые ублюдки?
- Захватчики.
- Снова говоришь прописную истину. Ты мне скажи, чего я не знаю.
- Если коротко, этот народ называет себя маликэ. Они странные существа, во многом отличные от людей, и не виноваты в том, что граница между мирами истончилась, а потом исчезла. Просто воспользовались моментом, юркнули в дыру между мирами, мы дать отпор не смогли и теперь серые ублюдки колонизируют очередную планету.
- А кто виноват, что рухнула граница?
- Люди, конечно. Губили природу. Много грешили. Часто друг друга проклинали. Убивали себе подобных. Проливали кровь. Ну и так далее. Все это било в невидимую защиту планеты и она не выдержала.
- Интересно. А что еще можешь рассказать?
Неожиданно призрак резко поднялся, отступил от костра, стал рассеиваться и растворяться в тумане.
- Потом еще поговорим… Мне нужно спрятаться... Напоследок скажу еще кое-что важное – правильно делаешь, что идешь за орденцами… Не упусти свой шанс… Не упусти… Удачи…
На этом моменте я проснулся. Голова болела, словно вчера меня отоварили дубиной по затылку. Руки тряслись, и было холодно.
До рассвета еще час. Сидеть на дереве уже не хотелось и я, аккуратно спустив на землю свое имущество, снял с сучьев веревки и покинул дерево. Нужно было согреться, и я рискнул развести огонь, благо, вокруг много старой коры и веток. Плевать, что кто-то заметит костер. В этот момент мне было так плохо, что я туго соображал. Тепло – вот, что мне требовалось, и только когда костер разгорелся, я окончательно пришел в себя. После чего задумался над необычным сном. Что это? Видение, бред или просто признак надвигающейся болезни? Сколько ни думал, четкого ответа не получил. Поэтому постарался очистить мозг от дурных мыслей, разжевал таблетку анальгина и стал готовить завтрак.
Когда выглянуло солнышко, я был в полном порядке. Бодр и свеж. Голова болеть перестала. Силы вернулись, а в животе переваривалась пища. В роще запели птицы, и казалось, что в мире все хорошо и спокойно. Однако это спокойствие было обманчивым. На дым костра и запах еды подтянулась стая шакалов. В одиночку отбиваться от двух десятков мелких агрессивных тварей не с руки, и я ретировался.
Дошел до балки, в которой ночевали орденцы и вольные бродяги, убедился, что они уже в пути, и двинулся за ними. Судя по всему, они шли на Варавку, небольшой хутор возле Лисьего озера. Дорога знакомая, заблудиться практически невозможно, и рядом с этим поселением дом моего друга Федора Косенко, по кличке Уголек. Пожалуй, единственного друга.
День прошел в движении. Большой отряд привлекал к себе внимание хищников. Крупные звери оттягивались от дороги в зеленку, чтобы не попасть под пулю, а мелкие сопровождали людей до самой Варавки. Я шел по следам «защитников» и на меня никто не нападал. В общем, все удачно, и ближе к вечеру я уже был в гостях у Феди, который встретил меня, словно дорогого гостя. Что и неудивительно. Мы родственные души и он такой же, как и я. Помните как у Гоголя в его бессмертном произведении «Тарас Бульба»? Не помните? Я процитирую:
«Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек».
Вот и мы так же. Встретились несколько лет назад на пепелище Андросовского форта, небольшого поселения, которое было разграблено гибридами, и с тех пор связи не теряли. Правда, Федя женился, и у него появились дети. Но он все равно, подобно мне, ходил по пустошам, наблюдал за монстрами и копил информацию. А когда мы встречались, нам было о чем поговорить. Что-то он заметил, а я упустил. Где-то Федя не доглядел, а я приметил.
Как я уже сказал, Уголек жил на отшибе, в километре от Варавки. Дом за крепким высоким забором из силикатного кирпича. Внутри конюшня и сараи, а так же псарня, на которой десять волкодавов. Дом каменный, в два этажа, небольшая крепость. И здесь с Федей проживали тесть, крепкий старый боец. Жена Маша, которая в юности была чемпионом Московской области по пулевой стрельбе, а потом служила в полиции. Ну и трое малолетних детей. А помимо того у Феди, как и у Платонова, имелся артефакт. От меня у друга секретов нет – мы один другому доверяли. Поэтому я знал что это. Небольшая частица мощей какого-то святого. Сушеный палец в золотой шкатулке, который обеспечивал безопасность от монстров в радиусе трехсот метров.
В общем, Косенко устроился хорошо, на зависть многим. Люди ему завидовали, но задевать его дураков не было. Оружия у Феди столько, что можно вооружить взвод, а вокруг забора и на подходе к воротам мины. Не какие-то там самодельные фугасы, а настоящие заводские. Кстати, мой подгон. От души, по-братски.
Планы у меня простые. Умываюсь, привожу себя в порядок и ужин. Потом долгий разговор и отдых. Утром снова в путь. Однако в этот вечер Уголька решил навестить не только я, но и «защитники». Видимо, они были наслышаны, что Федя самый лучший проводник на сто километров вокруг, и решили его нанять. А мне ведь интересно послушать, о чем пойдет речь и Уголек, который решил принять гостей в горнице, спрятал меня в соседнюю комнату.

Оффлайн Ратмир

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 32
  • -> Вас поблагодарили: 865
  • Сообщений: 1064
  • Расстрелянных врагов народа 1219
  • Пол: Мужской
Re: Миха Волков.
« Ответ #12 : 28 Январь 2017, 12:47:23 »
12.

В тот день, когда наступил Апокалипсис, воронежский спортсмен Федор Косенко должен был выступать на ринге и знал, что снова победит. Он зарабатывал на жизнь тем, что выступал в полуподпольных боях без правил, развлекал местных «аристократов» и дрался с такими же крепышами, как и он сам. Разумеется, за хорошие деньги. Здоровьем его природа не обделила, внешность приятная и многие женщины считали Федю красавчиком. Что и немудрено – рост метр восемьдесят пять, волевое лицо, блондин, глаза голубые, плечи широкие. Поэтому он считал, что все у него хорошо. Еще немного побьется на ринге, накопит денег и откроет собственный спортзал, потом женится на одной из богатых телочек, которые к нему постоянно липли, и станет солидным человеком.
Однако его планы не сбылись. Сначала землетрясение. Потом блуждание по городским развалинам и первая встреча с монстрами. Один из них преследовал Федора и, ради спасения, он был вынужден прыгнуть в горящее здание. Лучше смерть от огня, чем от клыков. Так рассудил Косенко и спасся. Пламя опалило его, лишило ресниц и волос на голове. Кожа на лице пригорела и навсегда приобрела темный оттенок. Но он выжил, не сошел с ума и не сломался, а со временем обзавелся оружием и приобрел навыки выживания в условиях разрушенного катаклизмами мира.
Шли годы. Несмотря на многочисленные трудности и опасности, Федор Косенко, которого чаще называли Уголек, приспособился к новым условиям. Он женился, обзавелся детьми и хозяйством, а еще у него появился друг, практически брат, Миха Волков. И вот он появился, как всегда неожиданно, и принес весть о странном отряде, который движется на восток. Однако Федор, хоть и уважал Миху, его слова всерьез не воспринял. Ну отряд… Ну идет куда-то… Ну Орден Защиты… Ну ведьма есть и рядом с ней сильные воины… Пусть идут себе, куда хотят. Не надо забивать себе этим голову. А если так уж интересно узнать, куда и зачем они шли, проще дождаться их возвращения и выкрасть бойца. При условии, что они выживут. Именно такой посыл он хотел дать Михе, который решил последовать за орденцами. Но неожиданно люди из отряда сами пожаловали к нему и Федор, проводив их в горницу, усадил «защитников» за стол, стал поить гостей чаем и крепко задумался…
«А ведь прав Миха, они непростые разведчики», - наблюдая за орденцами, решил Косенко.
К нему пришли трое. Военный вожак отряда – Седой, скуластый бурят, который представился как Данила, а так же вольный бродяга Сурик. Люди как люди. Суровые и хваткие – опытный человек сразу это разглядит по повадкам и манере держаться. Но Федора заинтересовало не это, а их глаза. Взгляды орденцев были взглядами фанатиков, которые ради достижения цели готовы преодолевать любые трудности и терпеть лишения, а если надо, то и жертвовать жизнью. Что характерно, не только чужой, но и своей.
«Определенно, - допивая чай, подумал Косенко, - если таких людей собирают в группу, то ради чего-то крайне важного и серьезного. А может быть, я ошибаюсь и всему виной Миха, который сбил меня с толку своими речами? Нет. Миха настрой дал – это бесспорно. Но у меня и своя голова на плечах имеется».
Поставив пустую чашку на стол, Федор посмотрел на старшего орденца. Пока разговор ходил вокруг да около. Это следовало прекратить и Уголек задал основной вопрос:
- С чем пришли?
Косенко уже догадывался, чего от него хотят, но, как ни крути, нужно спросить об этом гостей и ответ Седого его не удивил:
- Хотим тебя, Уголек, с нами позвать.
- Куда?
- В поиск.
- Далеко идти?
- Да.
- А поконкретней?
- Назвать конечную точку не можем, а задача перед тобой ставится простая – провести нас как можно дальше на восток.
- У вас уже есть проводники, вольные бродяги из Севериновки. Опять же в Варавке неплохие ходоки есть, да и Сурик, насколько я понимаю, тоже в наших краях не чужой.
Седой поморщился:
- Верно, проводники в отряде имеются. Но говорят, что ты лучший. Разве не так?
- Не знаю, может быть, что и так, - Федор пожал плечами и задал новый вопрос: - Куда от Варавки пойдете?
- Сначала на Синеву. Потом на Калиновку, Первый Форт и Арву.
Косенко немного подумал, снова посмотрел на гостей и покачал головой:
- Нет, я с вами не пойду.
- Мы заплатим, - в разговор встрял бледный Сурик, который потерял немало крови и старался помалкивать.
- У меня все есть.
- Хуля ты выкаблучиваешься!? – бурят попробовал наехать на Уголька.
Рука хозяина опустилась под стол, где у него было оружие. Гости это заметили и Федор усмехнулся:
- Поймите меня правильно, господа «защитники», я в темную не играю. Поэтому все просто. Вы не можете рассказать, куда идете. А я не могу пойти с вами пока не получу всю информацию по делу. Хотя бы по той причине, что не доверяю вам. Так?
Седой сделал знак своим товарищам молчать, а затем согласился с Угольком:
- Верно. Ты прав.
- Вот и поговорили, - давая знак гостям, что им пора, Косенко поднялся.
- Жаль, - сказал Седой.
Один за другим гости покинули дом, а потом, под конвоем тестя Уголька, который оберегал их от нападения волкодавов, пересекли двор и направились обратно в Варавку.
Гости ушли и Федор, посмотрев на Миху Волкова, который покинул свое убежище, спросил его:
- Ты все слышал?
Миха кивнул:
- Да.
Друзья присели за стол, налили из самовара в кружки кипяток и заварили чай. После чего некоторое время они молчали и Федор, еще раз все хорошо обдумав, сказал:
- Знаешь, Миха, я пойду с тобой.
- Тоже завелся? – Волков усмехнулся:
- Ага, - подтвердил Уголек и добавил: - Дело непростое. Не хочу тебя одного отпускать. Да и самому стало интересно – куда фанатики идут. Давно таких людей не видел.
- Как пойдем?
- Предлагаю опередить отряд. Они пойдут на Синеву. Дальше на Калиновку. А мы сразу на Первый Форт выйдем.
- Через городские руины?
- Да.
- Как бы на серого ублюдка не напороться.
- А мы осторожно… Как ты говоришь – на мягких лапах…
- Согласен.
- Тогда с утра и двинемся, - Уголек посмотрел в сторону кухни, погладил ладонью лысый смуглый череп и позвал жену: - Мария!
В горнице появилась статная брюнетка тридцати пяти лет в сером платье с передником. Ни слова не говоря, она вопросительно кивнула мужу и Федор сказал:
- Завтра я ухожу. Надолго. Собери нам продуктов. Ну, ты знаешь, чтобы сразу не пропали. Если что-то нужно в поселке, скажи, я утром схожу и все куплю. Сами в Варавку не ходите, не надо.
Женщина снова кивнула, на этот раз утвердительно, и вернулась на кухню, а Миха с легкой завистью в голосе произнес:
- Все-таки повезло тебе, дружище, с женой. Спокойная, не крикливая, понятливая и красивая.
- Она не всегда такой была, - Федор нахмурился. – Жизнь научила ее молчать и если бы ты знал, что Мария перенесла, промолчал бы… Впрочем, не об этом речь. Давай к делу.
- Давай.
- У тебя как с боеприпасами?
- Хватает. Но если дашь пару-тройку гранат, не откажусь.
- Аптечка?
- В норме.
- Одежда и снаряжение?
- Тоже.
- Отлично. Гранат тебе дам, без базара. А сам возьму АКС и ВСС. В дополнение пистолет и гранаты. Как считаешь, хватит?
- Если специально в боевки не встревать, хватит. Кстати, а у тебя откуда ВСС?
- Снегиря помнишь?
- Бродягу с Плотины?
- Да.
- Он в руины ходил и принес. Где именно добыл, не сказал. Притащил четыре ствола: ВСС, АС «Вал» и две немецкие штурмовые винтовки. Все новое. Снегирь знал, что я от хорошего оружия никогда не откажусь, ко мне первому зашел. Я ВСС взял, а остальное он в Варавке скинул.
- А где Снегирь сейчас?
- Пропал. Думаю, в руинах. Пожадничал, второй раз пошел и исчез.
- Это нормально. Он хоть и крутой парень был, но жадный и неосторожный, считал, что на одной удаче выедет.
- Ну и Бог с ним. Доставай свою карту Ты в руины ходишь чаще меня, она у тебя более точная.
Миха вынул из своего рюкзака карту руин, за которую многие бродяги хорошо заплатить, и мужчины стали прикидывать маршрут.