Автор Тема: Осторожно, женская космоопера  (Прочитано 8622 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #15 : 24 Ноябрь 2014, 18:53:43 »
                                         3.

     Она села за стол и уткнула лицо в ладони.
     Что дальше?
     Если он не монстр, как она теперь сможет смотреть ему в глаза, разговаривать с ним, находиться рядом? Её чудовищному поступку нет ни оправдания, ни искупления. А если он – монстр? Как угадать момент, когда ему надоест играть в этику? Она и землянина-то раскусить не способна, если он умнее и старше, что уж говорить о человеке из цивилизации более высокого уровня.
     О мауре. Он не человек, а маур, фелиноид. Хотя, это неважно в любом случае.
     До посадки на первой планете, видимо, бежать не удастся. Можно ли провести всю неделю, не выходя из каюты? Еды вроде хватит. А как убить время? Вот-вот, лексикон киллера-рецидивиста… На Земле баловалась акварелью и рифмами. Как она будет делать это теперь? О чём может сочинять стихи убийца? О любви?
     Куда себя деть, чтобы не думать о том, что сделала?
     Даже в стол лбом не уткнёшься, весь заставлен императорской посудой.
     Она вскочила со стула, не опрокинув его только потому, что он был прикреплён к полу, побежала к кровати, прыгнула на неё и бросилась лицом в розовую шёлковую подушку.
     Движение воздуха на горящей коже шеи подсказало ей, кто вошёл в каюту.
     -Ира, что же мне делать? Загипнотизировать тебя или стереть из твоей памяти этот эпизод? Уж лучше продолжай ненавидеть и подозревать в чём угодно. Пойдём, я покажу тебе корабль.
     «Я его и так наизусть знаю», - буркнула мысленно Ира, потому что голос её не слушался.
     -Умозрительно знаешь, а своими глазами не видела.
     Она только отрицательно помотала головой, не отрывая лица от подушки.
     -Есть бассейн, может, ты захочешь искупаться.
     От рыданий, пока беззвучных, у неё исказилось спрятанное в подушке лицо.
     -В спортзале, он же – бассейн, можно сделать качели.
     Наволочка намокла до предела и уже не впитывала влагу.
     -Бортовой комп содержит, кроме технических, музыкальные, литературные, научно-популярные записи. Есть даже фильмы, необычные, голографические. Я буду переводить.
     Мокрая горячая подушка хорошо заглушала рыдания, но мешала дышать. Или ещё что-то мешало. Он, всё он, снова и снова он, только он. Всё связано с ним, с тем, кого она чуть не…
     Ирруор схватил её за плечи и перевернул на спину. Она со страхом взглянула на него. В лице у него было отчаяние. Золотые, магически пристальные глаза, почти чёрные из-за разлившихся зрачков, притянули её взгляд и не отпускали.
     Она почувствовала, что у неё цепенеет и разум, и тело. Она погружалась в сон или бессознательное состояние, не успев ни воспротивиться этому, ни даже испугаться.
     «Что… ты… делаешь?» - её воли хватило только на панический мысленный вопрос.
     -Усыпляю тебя, больше ничего.
     «А… память?»
     -Останется при тебе.
     Но лишь частично – без эмоций. Этого он не добавил.
     Глаза у Иры закрылись, и она перестала помнить о реальности.

                                               4.

     Она оказалась в фантастически прекрасной стране.
     Разноцветные, причудливых форм скалы вздымались из вечнозелёной, пышно цветущей растительности, мягкий влажный ветер был напоён незнакомыми ароматами, пляжи с мелким пёстрым песком тихо облизывало тёплое море, в пещерах берегового обрыва таинственно бродило гулкое эхо, бескрайняя морская гладь отражала феерически многокрасочную и яркую зарю, большое золотое солнце, две неторопливые ясные луны…
     В зданиях из белого и цветного камня, затейливо-изящных, прохладных, с мозаичными полами, витражами и фресками, огромными окнами и зеркалами, низкой инкрустированной мебелью и множеством ковров и подушек жили люди, золотоглазые, смуглые и грациозные.
     Ира вполне понимала их гортанную и мягкую речь, она ела в их домах непривычную на вкус, но аппетитную пищу, слушала журчащую и струящуюся, как вода, музыку, отдыхала в тенистом сумраке двориков с фонтанами, где пахло цветами и фруктами, бродила в гулких пространствах громадных, роскошно украшенных залов.
     Это была современная страна.
     Ира купалась в тёплом, как парное молоко, море, ныряя в волны с борта летающей лодки, зависшей над самой водой, танцевала на дискотеке в цветных мерцающих лучах, ела мороженое из прозрачных стаканчиков, смотрела настольное видео в уютной комнате, в окно которой заглядывали цветущие ветви и крупные, тесно парящие звёзды.
     Ей было легко и беззаботно…
     И тут она проснулась. Поняла, что всё увиденное было сном, и с сожалением вздохнула, не открывая глаз. Там было так хорошо, на Марсе Толстого-Брэдбери-Жилкиной.
     -Это Кахур, - неожиданно произнёс чей-то голос.
     Что такое Кахур?
     Она поспешно открыла глаза.
     -Кахур – планета, где я родился, - произнёс очень красивый молодой мужчина, сидящий возле неё. Смуглый, золотоглазый, с необычными двухцветными волосами, падающими на сильные плечи, обтянутые эффектным «леопардовым» трико.
     Ирруор.
     Она узнала его и вспомнила, где находится. Она заметила, что лицо у него осунувшееся и усталое. Она вспомнила всё, что предшествовало этому её сну, но как-то отстранённо, не испытывая никаких чувств.
     -Ты меня усыпил, - спокойно сказала она, с подозрением вглядываясь в его лицо.
     -Да. К сожалению, не нашёл другого выхода. Ты слишком сильно плакала.
     -Может быть, - проговорила она с ещё большим подозрением, что, впрочем, на её голосе почти не отразилось.
     Ирруор улыбнулся, довольный и печальный в одно и то же время.
     -Пойдём на экскурсию по кораблю?
     -Пойдём, - мирно согласилась она и подумала, что следует опасаться медотсека и сохранять дистанцию хотя бы в пару шагов между собой и мауром. На всякий случай.

                                             5.

     Рубка с кольцеобразным пультом управления, компьютером и экранами, занимающими все стены, пол, потолок и даже двери, находилась в самом центре звездолёта. Её окружало кольцо помещений, состоявшее из восьми одноместных кают, кают-компании, спортзала, совмещённого с бассейном, медицинско-лабораторной части и склада с аварийным запасом. Всю эту центральную часть обнимал круглый коридор, а «обод» составляли четыре шлюпочных ангара (два из них пустовали), двигательные и орудийные отсеки и склады. В рубку вели четыре коридора, пронизывавших центральную часть, и их двери приходились как раз напротив дверей, ведущих в ангары.
     Это был центральный диск «тарелки» Ирруора, но имелись ещё два, верхний и нижний, немного меньше среднего диска. В них вели люки из рубки и коридоров, они содержали различную аппаратуру, занимавшую почти всё пространство, за исключением узких проходов, предназначенных для технического контроля и ремонта.
     Экскурсия закончилась довольно быстро, потому что Ирруор устал. Это было заметно по его глазам, дыханию и движениям, хоть он и старался скрыть своё состояние.
     Он сказал, что должен немного отдохнуть, что корабль ведёт автоматика, поэтому за главным пультом присматривать не нужно, и ушёл к себе в каюту. Он не предупредил, чтобы она в его отсутствие не пыталась что-либо осматривать самостоятельно. Почему он был так уверен, что в подобном предупреждении не было необходимости? А её действительно не было. Ира не собиралась совать нос к двигательным или энергетическим установкам, отлично понимая, что ей при её некомпетентности это ничего бы не дало, а опасно было бы наверняка.
     Она решила предпринять кое-что другое – просто запереться в рубке и повернуть корабль назад, к Земле.
     Она ушла к себе в каюту, легла на кровать и постаралась не волноваться, вспомнив о том, что её чрезмерные эмоции привлекают внимание кахурианина на расстоянии. Выждав некоторое время, она взяла свой пси-блок, выключила свет и в темноте, закрыв глаза, приложила ко лбу фиолетовую коробочку, направив внимание на увиденный утром «пенал», который был не больше Люсиной восьмиметровки.
     Перед её глазами возникло отчётливое цветное изображение. Стена, на стене маленький пульт, столик и стул возле откидного ложа. На нём лежал Ирруор, одетый, с закрытыми глазами и в коконе защитного поля, которое можно было видеть, как слабо заметную, слегка мерцающую и колеблющуюся завесу.
     Иру странно задело то, что он спал под защитой. Но это было логично. Она подозревала его бог знает в чём, так почему же он должен был безоглядно доверять ей?
     Она отняла свой пси-блок ото лба, и изображение исчезло. Она ощупью добралась до выхода и побежала в рубку. Все двери открывались, как ни в чём не бывало, значит, не были блокированы. Почему?
     Она вбежала в рубку, нетвёрдо держась на ногах от волнения, тщетно пытаясь унять бурное дыхание, и оглянулась на вход. Дверная панель задвинулась за её спиной и стала частью экрана.
     Ира бросилась к пульту и не стала даже садиться в кресло, сразу протянула руки к клавиатуре и быстро проверила готовность аппаратуры. Пульт не был блокирован тоже. Она с облегчением перевела дыхание.
     И принялась набирать команды при помощи клавиш — запрос о координатах Земли, направление курса полёта по ним, блокировка всех дверей рубки...   
         -Ира, - раздался от одной из дверей спокойный низкий голос.
     Она подскочила от неожиданности и резко повернулась всем телом  к стоящему в дверях Ирруору. Широко раскрытыми глазами она пристально изучала его серьёзное лицо, выражение ярко-жёлтых глубоких глаз. Он, похоже, даже не рассердился. 
        Страх, поначалу заставивший похолодеть, постепенно отпустил Иру.
     -Тебе не удастся убежать от меня, - низкий, мягкий, прекрасного тембра голос легко заполнял тихую рубку. - Мой пси-блок отслеживает твоё местопребывание и разбудит меня, как только ты приблизишься к главному пульту. - Он положил руку на фиолетовую коробочку, прикреплённую к поясу-цепочке и красующуюся у него на бедре.
     -Автоматический шпион, значит, - буркнула раздосадованная Ира. - Вот занудная фантастика.
     Она отошла от пульта, признавая своё поражение на данный момент, за что была вознаграждена слабой улыбкой облегчения на губах у Ирруора. Она почувствовала себя вот именно вознаграждённой, увидев эту улыбку, которая сделала более плавным крутой изгиб контура губ кахурианина, губ, выражающих одновременно и силу, и нежность.
     Девушка глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки, и опустила глаза, чтобы скрыть досаду.
       Оба немного помолчали.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #16 : 24 Ноябрь 2014, 18:56:18 »
                                           6.

     Молчание прервал Ирруор. Он нагнулся, открыл маленькую нишу сбоку на корпусе пульта, что-то достал оттуда, с достоинством выпрямился и неторопливо пошёл к Ире.
     -Я хочу подарить тебе ещё вот это.
     Он держал в руках небольшую  круглую коробку с выпуклой крышкой, в прозрачной толще которой был каким-то образом помещён цветной рельефно-объёмный пейзаж.
     Кахурианин протянул Ире шкатулку, и она осторожно приняла её в обе руки, просто чтобы не возражать. Убегая, она не возьмёт отсюда ничего, кроме того, что было на ней надето в день похищения.
     -Открой, посмотри, - попросил он, потому что она просто держала шкатулку на коленях, разглядывая пейзаж внутри прозрачной крышки. Пейзаж был кахурский, один из тех, что она видела в наведённом Ирруором сне.
     Ира послушно открыла незапертую коробку, осторожно положила рядом с собой крышку, опасаясь разбить. В это время маур выключил в рубке свет.
     -Ой! - вскрикнула девушка, но не успела испугаться, как тут же догадалась, почему он это сделал.
     Нечто, лежащее в шкатулке, сверкало разноцветными яркими огоньками.
     -Гарнитур из светящихся украшений, - пояснил Ирруор. - Фероньера с подвесками, серьги, колье, браслеты для рук и ног, кольца, пояс с бахромой и сандалии с плетением выше колен. Когда такой набор девушка принимает в подарок и надевает, это означает, что она ответила согласием на предложение.
     -Предложение?
    Гарнитур Ире безумно понравился, но никаких обязательств она принимать на себя не хотела.
     -Так у вас говорят: предложение руки и сердца. Предложение быть вместе навсегда, соединить жизни. Но я не требую от тебя согласия немедленно. Даже если ты никогда не наденешь эти украшения для меня, всё равно возьми их, потому что никому другому я уже подарить их не смогу...
     Это очень древняя традиция, только тысячи лет назад надевали не светящиеся бусы на эластичной нитке, а гирлянды из живых светлячков. Потом светлячков заменили сияющими шариками, а насекомые летают свободно, их давно никто не ловит, чтобы потратить десятки и без того коротеньких жизней на праздничное девичье облачение.
     Глядя на Ирино лицо, озарённое радужным светом от разноцветной горки, которую юная землянка держала в ладонях, сложенных ковшиком, он добавил:
     -Такие украшения надеваются на обнажённое тело и составляют весь наряд.
     Ира возмущённо вскинула голову. Это что — изощрённое оскорбление? Она готова была взорваться, но подумала — и промолчала. Может, действительно есть у них там, на Кахуре, такой обычай. На древнеегипетских фресках — люди в совершенно прозрачных одеждах, на древнегреческих росписях — вообще в большинстве полностью обнажённые.
     Она снова засмотрелась на фантастическую бижутерию, даже чуть не забылась и не вздумала примерить.
     -У тебя глаза светятся, - вдруг сказала она, подняв голову. И было непонятно, то ли испугана, то ли восхищается.
     -Не светятся, а просто отражают самый слабый свет гораздо сильнее, чем человеческие.
       -Жаль. А я думала, светятся.
     Ирруор улыбнулся. Оказывается, любовь к экзотике, к необычному, у неё превосходит страх перед этой самой экзотикой, и нет неосознанной труднопреодолимой ксенофобии. Есть только самое обычное недоверие, точнее, осторожность относительно намерений незнакомцев. Отсутствие ксенофобии, кроме того, что заслуживает уважения, ещё и очень хорошо для него. Что было бы, если бы она оказалась, например, эрнианкой?

                                             7.

     Продолжая задумчиво перебирать излучающие свет бижу, Ира вспомнила, что хотела задать разнообразные вопросы, о каких всегда упоминают, когда мечтают оказаться на борту «тарелки» в обществе инопланетян. Этих бы мечтателей — на её место. Как бы они себя почувствовали?.. В первую очередь все хотели бы знать, почему нет Контакта, но она это уже знает.
     -А почему Контакт запрещён? И кто его запретил? - агрессивно спросила Ира.
     -Решение общее по Галактическому Союзу. На Земле недостаточен общий уровень этики, - предельно кратко и очень неохотно ответил Ирруор. - За выполнением решения следит инспекция, вероятно, её можно назвать галактической полицией.
     -Недостаточный уровень этики, - растерянно и расстроенно повторила Ира. Вопрос был исчерпан. - Для межпланетного контакта необходимо много такта. Когда Земля накопит такт, тогда получится контакт, - пробормотала она услышанный по земному радио стишок. Знал бы автор, как точно он угадал. А может, он и знал?
       Ирино расстройство быстро перешло в гнев.
       -А здесь он достаточен? Пираты, полиция!
   -Изгои встречаются в любом обществе, особенно если оно столь разнообразно.
   -Понятно. Короче, у вас своих пиратов хватает. Но всё равно мне это не нравится — такая изоляция Земли, - проворчала землянка.
     Маур немного нагнул голову.
     -Ой, прости пожалуйста! - спохватилась она. - Я на тебя нападаю, а ты тут ни при чём, от тебя же политика не зависит.
     -К сожалению, да, не зависит.
     Ирруор кивнул, принимая извинение, и всмотрелся в её лицо. Напомнит ли ей собственная фраза о попытке другого её нападения на него, и как она воспримет это воспоминание?
     Напомнила. Он заметил, как Ира сжала зубы и по её лицу пробежала тень. И только. Не перестарался ли он, блокируя её эмоции? Уж слишком она теперь спокойна.
     Ира поймала взгляд кахурианина и поняла его по-своему. Кажется, она вообще не способна разговаривать нормально, то и дело бьёт словами. Надо немедленно переменить тему, задать какой-нибудь нейтральный вопрос. Подробнее о пиратах можно узнать и потом.
     -Где мы летим? Это моя галактика? - спросила она преувеличенно заинтересованно. Впрочем, вопрос интересовал её в самом деле.
       Ирруор засмеялся.
       -Чему ты смеёшься? - вместо того, чтобы рассердиться, она обрадовалась.
     -Ты таким тоном это сказала, Принцесса Галактики! Словно галактика — твоя собственная!
       Ира наконец обиделась.
     -Понятно же, что я имею в виду! Мы из одной галактики или из разных? И где сейчас летим?
     -Из одной. И это всё ещё наша галактика, мы не так уж далеко улетели от Земли. А почему ты обиделась на «принцессу»?
     -Потому что я не люблю неравенства. Не люблю быть ниже кого-то. Чужие Нобелевские премии, «Оскары» и «Хьюго» меня не бесят, поскольку я знаю, что могу их добиться, если поставлю перед собой такую цель. И все эти премии и звания не дают права их обладателям считать меня обезьяной, а не человеком, и помыкать мною как угодно.
   Сословная иерархия — совсем другое дело. Она предполагает непреодолимую сортность людей. Принцессами всем быть невозможно, и я — не принцесса, и никогда ею не буду. Я не люблю быть неравной, поэтому меня выводит из себя монархия.
        -А если бы кто-то предложил тебе титул принцессы?
     Должно быть, Ира приняла этот вопрос за подобие пункта их с Люсей психологической анкеты, потому что ответила с ироническим смешком:
        -Да уж не отказалась бы.
     -В таком случае у тебя есть эта возможность. Если ты выйдешь за меня замуж, то будешь принцессой. Я — самый настоящий принц из очень древней династии, и династия была бы правящей, если бы на Кахуре сохранилась монархия. Но у нас давно демократия.
     -Ну прямо всё на свете, к тому же и принц вдобавок! - воскликнула Ира со смесью изумления, интереса и досады. Ещё один аргумент в пользу маура её не устраивал, только мешал разобраться. - Монархия и не могла сохраниться до полётов в космос.
     -Почему же не могла? Могла. И сохранилась — на Эрнэле. А мы в космос не летали до контактов с Хинн-Тайром и долго ещё не летали бы без этого, если летали бы вообще. Тогда как эрниане достигли звёзд самостоятельно.
     -Так что, у них действительно до сих пор феодальная иерархия?
     -Да. На Эрнэле ты можешь быть правящей принцессой.
     -Власть мне ни к чему, - пожала плечами Ира. - Что я с ней делать буду? Я индивидуалистка, а не лидер. К тому же не люблю неравенства и в противоположном направлении — чтобы кто-то был ниже меня.

                                           8.

  Отсвет от радужных фосфоресцирующих украшений, которые Ира продолжала перебирать, будучи не в силах положить их обратно в шкатулку и закрыть крышку, не доставал до Ирруора, сидящего в кресле на противоположной стороне рубки, но всё равно у него, казалось, светились не только глаза, но и лицо, волосы, тело.
    Мерцая во мраке, янтарные очи смотрели на девушку с откровенной нежностью и потаённой печалью.
   Ира вздохнула. Снова получился какой-то свирепый диспут вместо корректной беседы. Надо ей всё-таки изобрести по-настоящему нейтральный вопрос.
         -А зачем в корабле пульт, если управлять можно телепатически?
    -Прежде всего это дублирующая система. Все системы дублированы, основных пультов целых четыре. Также — для тех, кто не владеет телепатией совсем или просто устал. Нельзя же быть подключённым к сенсорам корабля круглосуточно, это если и реально физически, то является надрывом. Ещё — для упрощённой отдачи сложных, комплексных команд. И так далее.
         -Ага, - сказала Ира.
     Они так и продолжали сидеть в темноте. Для маура это было в порядке вещей, а Ира чувствовала себя также вполне комфортно со светящимися бижу на коленях.
   Она припоминала следующие свои вопросы, маур просто молчал, наслаждаясь мирной атмосферой.
     Хорошо, пожалуй, что он успел её перехватить. На Земле она бы померла с тоски после такого. Может, удрать не на Землю, а куда-то, где ей смогут всё как следует объяснить?
 

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #17 : 24 Ноябрь 2014, 18:58:19 »
                                         ГЛАВА  4

                                 Звёздная полиция

                                                1.

     Они так и продолжали сидеть в темноте.
     Ира перебирала светящиеся бижу, Ирруор наслаждался мирной обстановкой.
     Она размышляла. Хорошо, что он помешал ей убежать на этот раз. Что бы она делала на Земле после всего произошедшего? Умирала с тоски по утраченным возможностям. А что ей лучше всего сделать сейчас? Найти тех, кто сможет компетентно объяснить ей всё — и про маура, кто он есть на самом деле, и про всё остальное, важное для ориентирования в Галактическом Союзе.
     Что там кахурианин упоминал про галактическую полицию? Вот если бы встретить одного из полицейских. Законник мог бы компетентно растолковать ей всё необходимое. Только бы не отправил обратно. Как сделать так, чтоб и объяснили, и защитили, и не отправили обратно?
     Она посмотрела на Ирруора. Как ещё сделать так, чтобы он подождал и не переживал опасным для себя образом, пока она разберётся? Наивная она слишком, наверное...

                                               2.

        Экран за спиной у Ирруора вдруг вспыхнул и ярко осветился.
     Ира ахнула, маур едва заметно дрогнул всем телом и на миг напрягся, словно отдал некий беззвучный приказ. Но ничего не произошло. Всё это заняло не больше секунды, а потом кахурианин совершенно спокойно развернулся вместе с креслом лицом к экрану, словно уже знал, что происходит, и был уверен в безопасности этого. Или неизбежности.
     На экране тем временем возникла рубка, копия той, в которой сидели землянка и кахурианин, и в ней, ярко освещённой, находились два гуманоида. Они пристально смотрели на Иру с Ирруором, озарённых только светом экрана.
     Ира мельком взглянула на этих двоих, а потом снова уставилась на Ирруора, дрожа от волнения и страха и ожидая действий маура или хоть какого-то знака для неё.
     Ирруор включил свет и успокаивающе улыбнулся ей. Сам он выглядел совершенно безмятежным.
     Она решила, что ничего страшного не происходит, расслабилась и стала разглядывать этих двоих.
     Если интерьер их рубки имел те же размеры, тогда оба эти инопланетянина  ростом были едва ли выше Иры и по сравнению с мауром выглядели, как подростки. От людей они внешне почти не отличались, оба светлокожие, и имели контрастный облик по сравнению друг с другом.
     Первый, черноволосый, с круглыми тёмными глазами и резкими чертами орлиного узкого лица, был одет в тёмный глухой комбинезон, свободно сидящий на теле. Этот Воронёнок, как его про себя прозвала Ира, казался суровым, даже мрачным, но тем не менее не производил недоброго впечатления.
     Второй, ярко-рыжий, с широкоскулым, миловидным и оживлённым лицом, с зелёными раскосыми глазами, узкими, возможно, потому, что они они были постоянно прищурены в улыбке, щеголял слишком пёстрой даже для курорта одеждой, к тому же минимального размера — чем-то вроде коротеньких шорт и распашонки, едва доходящей до пояса. Он получил у Иры прозвище Котёнка, поскольку имел продолговатые зрачки и вибриссы, как у Ирруора.
     Оба были очень красивы и обаятельны, каждый по-своему, в обоих ощущались ум, воля и сила.
     Немая сцена, во время которой эти двое пристально смотрели на Ирруора с Ирой, а она с жадным любопытством разглядывала первых, если не считать кахурианина, встреченных ею инопланетян, длилась секунды три-четыре.
     Паузу прервал рыжий Котёнок. Он весело и непринуждённо взмахнул рукой в приветственном жесте, просияв улыбкой.
     «Ирруор, привет. Прости за вторжение, не сердись. Удачи тебе в пути и чистой трассы. Кто это с тобой, с такими сверкающими глазищами?»
     Это была не звуковая речь, а телепатическая, должно быть, для того, чтобы была понятна и Ире.
     «Привет», - отозвался Ирруор, но на вопрос не ответил, и Иру и этих двоих представить друг другу не пожелал.
     Он казался совершенно спокойным — невозмутимое выражение античного лица, непринуждённая поза, ровный тон голоса. И всё же угадывалось едва заметное подспудное напряжение, как и у тех двоих на экране.
     Рыжеволосый не был смущён неприветливостью Ирруора и обратился к Ире сам.
     «Как тебя зовут?» - мысленный вопрос был весёлым и дружеским.
     -Ира, - не своим от восторга голосом выговорила она, широко улыбаясь. Выглядела она в этот момент одновременно и глупо, и ослепительно.
     «А я — Иляги с планеты Юрру, а это — Крэу с Кранга », - рыжий показал на черноволосого и задал следующий вопрос:
     «Откуда ты?»
     -С Земли, - Ира машинально отвечала вслух, но он её понимал.
     «О, это видно сразу — глаза голубые, как земное небо, и сияют, как солнце, которое Землю освещает», - рыжеволосый улыбнулся ещё лучезарней. - «Мы очень рады знакомству».
     Ира засмеялась от удовольствия, совсем забыв, что нужно что-нибудь ответить, и он тоже засмеялся.
       «Нравится звёздное путешествие? Это, наверное, первое?»
     -Да, первое. Очень нравится! - пылко ответила Ира. - Но я пока что мало видела, только сам космос и корабль, а ни на одной планете ещё не побывала.
     «Побываешь. Значит, нравится и космос, и корабль? А капитан?» - спросил Иляги и лукаво повёл бровью с вибриссом. - «Капитан, наверно, нравится гораздо больше, чем и космос, и корабль, и путешествие, вместе взятые?»
     Он заметил в её руках светящиеся бижу и почему-то был этим очень доволен.
     Ира покраснела, не зная, как остроумно, достойно и ни для кого не обидно ответить, и он снова засмеялся, весело и искренне, так что Ире и в голову не пришло оскорбиться.
     «Среди звёзд много интересного. А нам пора дальше. Так что желаем приятного путешествия. Об осторожности капитана, надеюсь, предупреждать не нужно. Всего хорошего, до встречи», - передал Иляги, улыбаясь Ире с Ирруором, и привстал, подавшись к пульту.
     Крэу в продолжение всего разговора не проронил ни слова и даже впервые шевельнулся, только когда поднял руку, прощаясь.
     Ирруор кивнул с бесстрастным лицом, Ира помахала сразу обеими руками, и экран погас так же внезапно, как и вспыхнул.
     Повисла тишина.

                                           3.

     Ира снова ожидала от маура каких-то действий или хоть комментариев, но он просто сидел и молчал. Что за странный эффект произвели на него эти его знакомые? И что-то тут произошло вторым планом, какой-то подтекст присутствовал во всех словах и жестах. Это пугало. Если бы понять... Может, оказалось бы, что и бояться нечего. И не спросишь, потому что бесполезен ответ, вызывающий недоверие. И вдруг опасно высказывать чрезмерную проницательность?
     Она решилась прервать паузу первой, задав напрашивающийся вопрос. В этом особой проницательности не было.
     -Каким образом они к нам запросто подключились без нашего согласия и участия? - спросила Ира таким тоном, как будто именно это поразило её больше всего.
     -У них специальная аппаратура, которая позволяет им проделывать такие вещи, пробивать любые экраны и проникать туда, куда им надо. В отличие от обычных галактических бродяг.
     -Обычных? А они тогда кто?
     -Инспекторы. Звёздная полиция, та самая, о которой я говорил.
     -Инспекторы? Они?! Ха-ха-ха-ха-ха!
     Ира громко захохотала, то сгибаясь пополам, то откидываясь на спинку кресла.
     -Монах-аскет и дон-жуанчик? Мрачный зануда в сером и сам серый, как обсыпанный пылью воронёнок, и беспечный смешливый подросток, похожий на игривого котёнка! Инспекторы!
     -И тем не менее. Не стоит судить по внешнему виду. Они не пропустили ни одной мелочи, и, пока Иляги смеялся с тобой, Крэу тщательно проверил, не подвергалась ли ты воздействию с моей стороны. А заодно — нет ли на борту чего-нибудь подозрительного. Тебе, конечно, интересно это: Крэу — птероид, а Иляги — фелиноид, маур, как и я, но другого подвида.
      Ира всё ещё сотрясалась от смеха.
     -Ну да, ты происходишь от большой дикой кисы, а он — от ма-а-аленькой домашней! Ха-ха-ха-ха-ха! Я не хочу сказать ничего обидного, но, честное слово, вы именно так и выглядите рядом, ты — как тигр или в крайнем случае леопард, а он, конечно, покрупнее камышового кота, но ненамного, должно быть, что-то вроде оцелота!
      Она вдруг оборвала смех, спохватившись, и пригляделась к Ирруору.
     -Ой, прости пожалуйста, я не хотела. Я не должна была говорить ни о ком в таком тоне, но эмоции перехлёстывают. Я ведь никого ещё отсюда не видела, ни разу не встречала инопланетян, ты первый, они вторые.
     -Да я-то не обиделся, я понимаю, - поспешил успокоить её Ирруор. - Ты только при ком-нибудь другом не вздумай вести себя так. Восторженное отношение любому польстит, а вот остроты могут не понять.
     Помолчав, спросил:
     -Они тебе очень понравились?
     Ира пригляделась к нему ещё пристальней. Задели ли его остроты, не ясно, но вот откровенное восхищение инспекторами явно зацепило. Хоть ничто этого не выдаёт ни в его голосе, ни в лице, но всё же как-то чувствуется. Неужели он ревнует?
     -Конечно, очень понравились. Красивые, умные и обаятельные. Но я вовсе не отдаю предпочтения кому-то из них.
     Ой. Вот брякнула. Впрочем, он не возразил, значит, откровенность не повредила.
     У Ирруора снова неуловимо изменилось лицо, с него словно исчезла тень. А может, показалось?
      -Я думала, они твои друзья.
      Теперь уже Ирруор проницательно глянул на неё.
     -И, если бы узнала вовремя, кто это на самом деле, то воспользовалась бы моментом и обратилась бы к ним, чтобы тебя отвезли обратно на Землю.
     Ира не ответила, стараясь скрыть досаду из-за упущенного шанса и вернувшийся страх. Но Ирруору ответа и не требовалось.
     -Между прочим, пора обедать, - заметил он внешне невозмутимо.
     -А можно, я принесу всё сюда и буду есть здесь? - не спросила, а фактически потребовала Ира. - Мне хочется смотреть на космос.
     Она решительно ткнула пальцем в матовые экраны — Ирруор тут же включил их все, кроме того, что в полу, - и вызывающе уставилась на него. Ей пришло в голову, что она сможет многое понять, если увидит, как он ест. Пусть только попробует не разрешить перекусить в рубке, она немедленно такой скандал закатит, выдаст такую пламенную тираду о своих правах...  Да он явно разрешит, не дожидаясь тирады, не захочет поссориться. Но в рубке её одну ни за что не оставит, следовательно, тоже придёт со своим обедом сюда. Вот она на него и посмотрит...
     -Можно, - спокойно сказал Ирруор.
     Конечно, он догадался о причине этой выходки, полностью разглядел весь замысел, потому что еле заметно усмехнулся с печальной иронией. Но полностью же последовал навязанному сценарию, то ли будучи вынужден, то ли просто уступив.
                               
                                            4.

     Ира побежала в свою каюту, положила в шкаф шкатулку со светящимися бижу, завернув её в груду одежды и тщательно перевязав поясом-шнуром от какого-то нарядного комплекта, чтобы она не разбилась ни при каких обстоятельствах, схватила золотую кастрюлю, ложку, украшенную аметистами, и вазу с киви, и так же бегом вернулась в рубку.
     Ирруор уже ждал её там.
     Она полагала, что посуду с едой придётся ставить себе на колени и на пол, потому что на панели не было свободных от клавиатуры мест , но оказалось, что пульт имеет выдвижную планку, этакий небольшой столик, вполне достаточного размера для того, чтобы разместить на нём пару предметов сервировки.
     Что она и проделала после того, как Ирруор показал ей этот столик.
     А потом уселась и застыла неподвижно, уставившись на маура, забыв не только есть, но даже дышать.
     Он выдвинул из пульта перед своим креслом — соседним с её — такой же столик, поставил на него свою кастрюлю, не золотую, а серебристую, из чего-то вроде нержавейки, но красивее, выложил на тарелку порцию непонятного кушанья, налил в стаканчик из такого же, как у неё, хрустального «термоса» какой-то напиток и неторопливо принялся за еду. Подцепляя кусочек ложкой, отправлял в рот, притом так элегантно, почти не размыкая губ, бесшумно жевал, отпивал из стаканчика, снова подцеплял кусочек ложкой с тарелки... И всё это — под её немигающим взглядом.
     Почему он на такое пошёл? Почему он вообще терпит её выходки? Это крайне подозрительно. Любой нормальный человек давно не выдержал бы идиотских претензий и взорвался.
     И почему он так безупречно красив и элегантен в любом своём проявлении? Слишком красив и элегантен. Таких просто не бывает. Это внушённое обаяние. Это гипноз.
     И не голограмма ли — вообще вся эта ресторанная демонстрация у неё перед носом? Иначе с какой же целью он на эту демонстрацию согласился?

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #18 : 24 Ноябрь 2014, 19:00:31 »
                                             5.

     Через некоторое время она вспомнила о собственном обеде, перестала буравить подозрительным взглядом маура и занялась поеданием рыбного супа и фруктов. Жуя, одновременно изобретала новые вопросы, которые можно было бы задать Ирруору, и раздумывала о том, что стоило бы покопаться в приготовленной для неё одежде, померить и поносить что-нибудь новенькое.
     На пульте замигал огонёк, Ира вздрогнула.
     -Что это?
     -Кто-то посылает вызов, - ответил Ирруор, положил ложку и включил экран связи. На экране появилась похожая рубка, в ней был только один пилот, полностью облачённый в скафандр, ещё меньше ростом, чем Иляги и Крэу. Сквозь прозрачный металл шлема виднелось бледное антропоморфное лицо, угрюмое и невыразительное.
     -Ещё один инспектор? - с лёгкой иронией спросила Ира.
     Ирруор рассеянно кивнул. Странно, что этот жест у него совпадает с земным, тогда как даже у земных людей разных национальностей он может отличаться по своему значению. Кивая, болгары и греки, кажется, наоборот, говорят «нет».
     Девушка вздрогнула от внезапной мысли. Ведь это был страж закона, это был тот самый шанс, которого она ожидала.
     -Я забыла сок, - выпалила она и выбежала из рубки.
     А в коридоре понеслась изо всех сил, ведь инспектор с мауром уже заканчивали разговор, и бледнокожий протягивал руку к выключателю связи.
     Влетев в свою каюту, она схватила не графин, а кодовый браслет, и со всех ног бросилась к ангару.
     Счёт пошёл на секунды.
     Дверь ангара.
     Дверца шлюпки.
     Кресло, ремень безопасности, герметичность, пеленг-автонаводка на «тачку» звёздного мента, внешний люк корабля, форсаж — пошла!
     Шлюпка рискованно вынеслась в открытый космос сразу на полной скорости, на ходу развернулась и устремилась вслед за кораблём галактического инспектора.
     Ира не смотрела в иллюминаторы, да и не могла бы сейчас ничего увидеть, их заслоняли специальные щиты, а если бы и не заслоняли, то сквозь плазменное облако всё равно смотреть было невозможно. Шлюпка имела такие же двигатели, что и корабль Ирруора. На экране пульта девушка отслеживала курс мельком, напряжённо раздумывая о том, что именно сказать, чтобы её не отправили сходу обратно на Землю и разъяснили всё, что она хотела знать.
     Половина дистанции была пройдена.
     Теперь Ира смотрела на приборы, не отрывая глаз. Ах, если бы она взяла с собой пси-блок! Сейчас у неё появилась бы возможность управления с обратной связью, как тогда, во время учебной тревоги! Но она не привыкла носить блок с собой, не держала его постоянно на поясе, как маур, и потому забыла в каюте маленькую фиолетовую коробочку, сообразив схватить только кодовый браслет.
     Впрочем, и без пси-блока сразу был виден момент, когда Ирруор обнаружил её исчезновение и бросился следом. Энергетический сачок транспортировочного луча стремительно приближался. Если она начнёт уворачиваться, то потеряет фору и отстанет от корабля инспектора настолько, что это будет невозможно наверстать. А если продолжит лететь по прямой...
     Ну вот она и попалась. Теперь не вырвешься, у транспортировочного луча — идеально прочный захват. И почему ей даже не пришло в голову воспользоваться передатчиком шлюпки? Могла бы окликнуть инспектора, тогда бы удрала уж наверняка, потому что полицейский просто вернулся бы и заставил бы маура её отпустить. После чего скорей всего без лишних разговоров отвёз бы обратно на Землю, а этого ей уже не очень хочется.
     Как странно она позволила себя поймать. Означает ли это, что она на самом деле не хочет убегать, или что она зомбирована? 
     Итак, вторая попытка к бегству тоже не удалась. Насколько сильно рассердится Ирруор?
    Силовое поле, сокращаясь, неторопливо подтягивало ставшую неуправляемой шлюпку к распахнутому люку кахурианского «блюдца». Наконец, она легла на пол ангара и чуть качнулась, высвобожденная из захвата. Щиты иллюминаторов раздвинулись, дверца открылась, и голос Ирруора спокойно произнёс:
     -Вылезай.
     Ира отодвинулась к противоположной дверце и молчала.
     Ирруор догадался, что она опасается его реакции на свой побег.
     -Вылезай, не бойся, я не сержусь.
     Он отошёл от шлюпки к самому входу в кольцевой коридор, и только тогда она осмелилась выбраться наружу.
     -Я ведь сказал, что мой пси-блок отслеживает твоё местопребывание и предупредит меня, как только ты приблизишься к пульту. Любому пульту, не только главному. Тебе не удастся убежать от меня. Хотя ты всё равно будешь пытаться, я знаю.
     Ира всё стояла возле шлюпки, не осмеливаясь подойти к мауру, несмотря на то, что он вроде бы не пылал гневом. Тогда он успокаивающе протянул к ней руку.
     -Пойдём в рубку. Мы не довершили нашу трапезу. А инспектор, на моё счастье, наших салочек не заметил, торопился куда-то.
     Она почти перестала нервничать, не очень уверенно подошла и взяла его за руку. И они молча, с виду как ни в чём не бывало, отправились в самое сердце корабля смотреть на космос на кольцевом экране и доедать свой обед.

                                             6.

     Они вошли в рубку почти торжественным шагом.
     Ира посмотрела на звёздную россыпь над панелями клавиатуры, которые, как она полагала, больше не увидит или увидит нескоро, потом глянула на кастрюлю с супом, раздумывая, не съесть ли ей что-нибудь ещё.
     И тут у Ирруора сдали нервы. Он внезапно схватил Иру в объятия и очень крепко прижал к себе.
     -Без скафандра в шлюпку — догонять патрульный крейсер! Сумасшедшая!.. Ира, объясни, чего ты боишься? Что нужно сказать или сделать, чтобы ты начала доверять мне и перестала убегать?
     Она молчала, со страхом пережидая бурю его эмоций, и не шевелилась, с силой притиснутая к его телу, оплетённая его мощными руками. Благо он боли совсем не причинял, держал её удивительно удобно.
     Он всё держал и держал её, и не отпускал, словно опасался, что она повторит попытку побега немедленно, а потом подхватил её на руки и осторожно опустился с нею в кресло перед пультом. Она спокойно сидела у него на коленях. Она решила не сопротивляться его объятиям, чтобы не вывести его из себя ещё больше. Не сопротивлялась она и тогда, когда он стал её целовать, лихорадочно, жадно и нежно.
     -Я обещал не делать этого. Прости, - шептал он возле её губ и отрывался от них только для того, чтобы покрыть поцелуями всё её лицо.
     Она молчала и не противилась.
   Как легко к ней прикасаться, как естественно, словно она — есть и была всегда его неотъемлемой частью в реальности. Как сложно удержать себя от прикосновений. Но на этот раз она совсем не воспротивилась. Почему?
    Он заглянул в её глаза и увидел глубоко запрятанный страх, настороженность и расчёт. А что же могло там быть ещё?
     -Ира, подожди убегать хотя бы до первой планеты. Она называется Звёздный Привал. Это перевалочная база, ремонтная станция, торговая точка на перекрёстке звёздных трасс. Что означает множество кораблей со всех концов Галактики и представителей самых разных цивилизаций. Тебе будет интересно. А потом, возможно, привыкнешь ко мне и станешь больше доверять...
     Обещай, что не попытаешься бежать до прибытия на Звёздный Привал. Если я стану заниматься только слежкой за тобой, то рискую пропустить серьёзную опасность.
     Немного подумав, Ира хмуро кивнула.
     -Хорошо, не буду убегать до Звёздного Привала. Тем более, что убедилась — от тебя убежать невозможно. Как знать, может, со временем и привыкну к тебе. Постепенно.
     И она заставила себя чарующе улыбнуться.
     Если бы она говорила это искренне! А то ведь притворялась же, просто сменила тактику. И делала над собой усилие, чтобы терпеть его поцелуи и объятия.
     Ирруор заставил себя прекратить её целовать. Отчаяние только добавляло жару в пламя, так недолго было и сорваться, несмотря на пси-блок. 
     А ведь он мог бы просто-напросто заставить её чувствовать. И таким образом очень легко привязать к себе. Достаточно надавить энергетически на определённые точки, пустить поток энергии с возбуждающим посылом на всё тело... Она утонет в неистовой страсти, испытает колоссальное, едва переносимое наслаждение. И будет считать, что влюбилась, поэтому её тело так реагирует. И эрос превратится для неё в наркотик, который навсегда привяжет её к нему.
     До первого инспектора, который обнаружит воздействие. Но дело не в этом. Можно свернуть с оживлённых маршрутов, можно увезти её на один из периферийных миров и затеряться там. Но вот жить с ней, быть рядом и знать, что на самом деле она ничего не чувствует, что вся её любовь и страсть — только твоя собственная трансляция...
     Зачем это нужно? Это даже не иллюзия, даже не суррогат, не подмена, не подделка. Это просто ничто. Пустота. А ему нужно настоящее. Как и кому угодно на самом деле. Ему нужна настоящая любовь. И именно её любовь.
     Можно было бы поступить ещё проще — всего лишь передавать то, что чувствует сам. Хотя бы частично. Полностью — она не выдержит с непривычки. Если сможет выдержать когда-нибудь вообще. Она же — не маурина.
      Поэтому, чтобы не излучать даже случайно, чтобы спокойно находиться рядом, контролируя себя, он нейтрализовал своё тело, свой темперамент. Чтобы не было ни малейшего риска сорваться в действия самым примитивным образом. Дополнительная гарантия — всегда кстати.
     Постоянно носимый при себе пси-блок, запрограммированный конкретным образом, лишил его тело эротических ощущений и реакций, влечение осталось только в сознании. Она это интуитивно чувствует и потому не боится. И терпит его прикосновения, надеясь усыпить бдительность.
   И всё-таки её тело не отвергает его. Она очень эмоциональна и максималистична в некоторых вопросах. Она немедленно возмутилась бы, забыв про всякий расчёт и инстинкт самосохранения, если бы ей сделалось хоть чуть-чуть противно.
     -У тебя очень красивые волосы.
     Он расплёл ей косу,  распустил по её спине длинные тёмно-коричневые блестящие пряди и играл ими, навивая себе на пальцы. Чтобы не потянуться к чему-нибудь другому.
     А Ира окончательно успокоилась.
     Вначале она застыла в страхе, когда он принялся её целовать, и напряглась всем телом, ощутив его пальцы у себя на лице и шее. Как далеко зайдут эти руки? Невозможно будет притворяться, если соблазнение станет серьёзнее и нетерпеливее.
      Убедившись, что Ирруор хочет пока что лишь приучить её к себе, она расслабилась. И даже поймала себя на том, что его прикосновения ей приятны. Чего у неё ещё ни разу не случалось ни с одним представителем противоположной половины человечества. Может быть, потому, что она никогда и не доводила дело до подобных ситуаций? Допустила бы она такие жесты со стороны кахурианина, если бы могла выбирать?

                                              7.

     Неожиданно Ирруор оставил в покое её волосы и, беззвучно вздохнув, достал из ниши в боку пульта посуду с едой, которую наспех убрал туда, прежде чем бросился в погоню. Но снова не захотел выпустить Иру из рук. Ей пришлось съесть свой обед, сидя у него на коленях.
     Потом она убежала к себе в каюту, схватив свою посуду.
  Оставшаяся часть дня пролетела незаметно — сжавшись в комок на роскошной кровати, Ира лихорадочно строила планы, пока не утомилась до предела и не осознала это.
     После чего с удивлением обнаружила, что уже одиннадцать часов вечера. Зевнув, она забралась сначала в душ, а потом под одеяло, отказавшись от ужина. На сей раз она разделась, оставшись в одних маленьких кружевных трусиках. Розовая постель, шелковистая и мягкая, обняла её тело, словно большими нежными ладонями.
     Судя по всему, ей пока не грозило никакое покушение на её целомудрие. То ли у Ирруора некие далеко идущие планы, то ли он в самом деле таков, каким кажется. В таком случае она обошлась с ним чудовищно, и поправить это невозможно... Тихо-тихо-тихо. Может, вовсе не за что себя грызть, ещё ничего не ясно наверняка... Если бы нашлись твёрдые доказательства того, что он именно таков, каким кажется!..
     Она уснула.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #19 : 24 Ноябрь 2014, 19:05:10 »
                                      ГЛАВА  5

                                Взгляд в бездну

                                            1.

     Иру разбудила затейливая трель. Это был будильник, который она сама же завела для себя вчера вечером.
     Кахурианин сказал, что если будет что-то срочное, то ей поступит вызов с пульта в её каюте, по аварийной системе оповещения, по пси-блоку или напрямую телепатически. В целом же её свободное время и инициатива общения принадлежат полностью ей. Если она захочет задать вопросы, то сможет найти Ирруора в рубке или в его каюте.
     Дотянувшись с края огромной кровати, девушка включила свет и обвела глазами комнату, планируя занятия на день. Привести себя в порядок, поесть и осмотреть подробно всё, что есть в её каюте. Третьего, пожалуй, хватит надолго.
     Она спрыгнула на пол, направилась к креслу за своей одеждой, по дороге увидела себя в большом зеркале и остановилась. Пожалуй, всё остальное подождёт, а сейчас вполне можно было примерить наряд маурской невесты, решила она. Благо Ирруор не видит.
     Она заблокировала дверь, вынула из шкафа большой мягкий свёрток из одежды, в которую завернула шкатулку, чтобы та не разбилась, достала из свёртка цилиндр и несколько мгновений любовалась кахурским пейзажем в прозрачной толще сферической крышки. Пляж, цветные скалы, зелень, море, рассветное небо и спускающееся к прибрежной старинной вилле «летающее блюдце», похожее на корабль Ирруора, в иллюминаторе которого виднелись две крошечные фигурки, мужская и женская.
     Шкатулка с таким сюжетом вряд ли была старинной и бьющейся, но желания проверить это, уронив её на пол, почему-то не возникало.
     Девушка сняла крышку, достала украшения, удобные, без застёжек,  нанизанные на эластичные нити, и принялась надевать их одно за другим. Фероньера мягко сжала лоб, подвески скользили, гладкие и прохладные, по вискам и щекам, длинные серьги, покачиваясь, стукались о шею, колье прикрывало обнажённые груди и слегка щекотало их при движениях тела, а пояс с бахромой обнимал бёдра. Бахрома то и дело распахивалась даже при самой тихой ходьбе. В завершение Ира надела браслеты и сандалии и погасила свет.
     Собственное отражение заставило её надолго застыть перед зеркалом. Разноцветные отсветы подчёркивали черты лица, подсвечивали гриву волос, обрисовывали каждую линию тела, придавая облику особую нежную, сияющую прелесть, лёгкость и утончённость. Фея, эльфийка, неземная ведьма! Ах!!!
     Она в восторге исполнила перед зеркалом ликующий танец — смесь кадрили, лезгинки, бхарат-натьяма и сиртаки — и не перешла к фламенко, джиге и тарантелле только потому, что запыхалась.
     Как бы оставить эти бижу себе безо всяких обязательств? Да он же и отдал их ей просто так. Но без обязательств — нечестно. А скопировать гарнитур на Земле вряд ли удалось бы. Цветные огоньки были явно не просты, здесь угадывалось ещё выверенное сочетание оттенков спектра, углов освещения, ещё какие-то эффекты.
     Раздражённая и расстроенная Ира снова включила свет. «Оставить или вернуть, можно скопировать или нельзя»! И что за мысли в голову полезли? Лучше бы подумала над тем, зачем ты ему такая. В темноте в неземной бижутерии даже пень хорошо выглядеть будет. Другое дело — при дневном свете. Черты лица грубоваты, нос ни прямой, ни горбатый, так, нечто среднее, руки худые, груди маленькие, рост намного меньше, чем у маура, в общем, смотреть не на что...
     Она сняла и убрала украшения на прежнее место, завернув их так же тщательно, надела пока свои земные джемпер и леггинсы, расчесала волосы, почистила зубы и разблокировала дверь. Косу не заплела — по транспорту не бегать, хозяйством не заниматься, а фланировать по каюте и так можно, зато коса кожу головы не оттягивает.
     Она долго выбирала, что съесть, обнаружила цыплячьи окорочка-гриль и обрадовалась, затем взяла ещё риса с овощами, бананов, эклеров и какао, мимоходом восхитилась посудой, в которой ничто не портилось без холодильника, и села завтракать. Но в результате глядела, как цветные блики от камней, украшавших вилку, играют на кусочках пищи, жевала, не чувствуя вкуса, и ломала голову над проблемой, которую была не в силах разрешить из-за своего невежества. Кто такой маур, зачем она ему на самом деле и как это узнать доподлинно?
     И что лучше — выйти и попытаться это выяснить или как можно дольше не показываться Ирруору на глаза? Ну-ка, выберись попробуй, а он снова начнёт обнимать да на колени к себе сажать...

                                                2.

     Кое-как доев, она принялась перебирать содержимое шкафов. 
     Начала с тумбочек трюмо. Любимую перламутровую косметику отложила в сторону (это земное и знакомое, неинтересно) и занялась шоколадом. Хорошо, что он оказался российским, а не заграничным. Угощала её как-то Люся конфетами... Они оказались солёными! Это шоколадные-то, кошмар. Ира положила в рот «Белочку», сунула под подушку плитку «Ванильного» и обратилась к одёжному шкафу.
     На кресле быстро выросла груда — кружево, нейлон, шифон, шёлк, парча, органза, трикотаж, ламэ, эластик, шерсть, кожа, замша, мех, люрекс, металл... Ира утомилась, вытаскивая и разглядывая, и так и не могла решить, что именно в первую очередь поносить.
     Потом неожиданно спохватилась. Вот интересно, а почему это маур сегодня даже ни разу не попытался сюда заглянуть? То норовит её разговорить, а то носа не кажет! Где и чем он занят? А вдруг она сейчас застанет его за каким-нибудь таким занятием, что сразу всё станет ясно?
     Бросив то, что держала, в груду одежды и аксессуаров на кресле, она вскочила и опрометью бросилась в коридор...
     В полутёмной рубке с космосом на экранах на первый взгляд никого не было. А на второй...
     Возле одной из секций кольцевого пульта виднелось что-то длинное и тёмное.
     Она подбежала и узрела разложенное кресло. На кресле навзничь лежал кахурианин и никак не реагировал на её присутствие.
     -Ирруор, - вполголоса позвала она, подходя ещё поближе.
     Маур не отозвался и не пошевелился. Античный профиль без впадинки на переносице чётко очерчивал белый звёздный свет, глаза были закрыты.
     -Ирруор!
     Она подошла почти вплотную. Стало видно, что он дышит. Почему же не проснулся? В обмороке?
     -Ирруор!!!
   Она уже была готова трясти его за плечи и хлопать по щекам, когда он открыл глаза, пошевелился и сел.
     -Фу, как ты меня напугал! Что с тобой было? Спал?
  Он посмотрел на неё. Лицо его оказалось полностью в тени, слабо фосфоресцирующие глаза непонятно блеснули. Помолчав, он не очень охотно ответил:
     -Нет, не спал. Но со мной — ничего особенного. Просто обычный сеанс предвидения. Я же — эспер.
     Ира предпочитала термин «эспер» названию «экстрасенс». Слово всё равно западное, зато короче. Поэтому данное слово оказалось и в лексиконе Ирруора.
     Она мгновенно пришла в восторг.
     -Ух, ты! Значит, можно запросто читать будущее и избегать опасностей!
     -Можно, но не так уж запросто, - заулыбался Ирруор, - когда его читают и меняют по своему усмотрению очень многие. Я же не один такой, как ты понимаешь. Кое-что нельзя рассмотреть, кое-что нельзя изменить. Остальную информацию можно блокировать, не говоря уж о множестве разных других хитростей.
   Несколько мгновений Ира размышляла над услышанным, потом спохватилась.
     -Значит, я тебе помешала?!
     -Не страшно. Сеанс можно повторить в любой момент. Ты испугалась?
     Он поймал её за руку и мягко притянул к себе.
     -Не так чтобы уж очень, - проворчала Ира, сильно озабоченная тем, чтобы высвободиться, но при этом не слишком обидеть маура.
     Высвободиться не удалось. Ну ладно, он же ничего особенного не делал, всего-то — посадил к себе на колени, прислонил к своей груди и держал так. Она смотрела на экран, на звёзды, чтобы не смотреть на кахурианина, но космоса не видела, зато отчётливо ощущала тепло щеки, прижавшейся к её волосам, силу и бережность руки, обвившей её талию, слышала глубокое дыхание Ирруора.
     Молчать было опасно. Молчание можно принять за знак согласия, или, по крайней мере, это — удобная атмосфера для инициативы.
     -Планет с более или менее антропоморфными цивилизациями много?
     -Только в этой галактике — тысячи.
     -В таком случае, почему именно я? Из тысяч цивилизаций, среди миллионов и миллиардов женщин!
     -Я увидел тебя во время первого же сеанса предвидения. Мне сильно попало за тот сеанс, потому что было ещё слишком рано делать такие вещи. Мне было десять лет.
     -И потом ждал, когда вырастешь, чтобы лететь?
     -Ждал, - чуть помолчав, ответил Ирруор.
     Он ждал тысячу четыреста пятнадцать лет, пока она родится.
   Маленький мальчик видел, как сильно его родители любят друг друга, и мечтал о похожей судьбе. Очень разумный и предусмотрительный, он решил — чем раньше он всё узнает, тем будет лучше, ибо тогда он сможет предвидеть все опасности и преодолеть все препятствия. Он не понимал, почему взрослые запрещают просматривать варианты грядущего до определённого, довольно-таки изрядного возраста, и устроил сеанс самостоятельно.
     Он узнал и увидел всё, что хотел, и был тому несказанно рад, поскольку теперь мог тщательно готовиться к будущему. Времени оказалось достаточно, даже более чем. Он не понял, почему взрослые так странно отреагировали. Родители не разговаривали с ним несколько дней, мама тайком плакала, но самым большим наказанием явился для него молчаливый упрёк Учителя, у которого в глазах была откровенная жалость и глубоко скрытая печальная безнадёжность.
     По истечении некоторого времени он предположил, что верно догадался о подоплёке данного запрета. Подросток, юноша, молодой мужчина больше ни разу не смог посмотреть ни на одну девочку, девушку, женщину. Он учился, работал, путешествовал. И ждал...
     Секундную паузу девушка заметила, но не поняла и не придала ей значения. То, что он сказал, прозвучало очень искренне. Такое нельзя придумать, к тому же сходу. Да? А вспомни, Ирочка, своё вдохновение, когда надо было оправдаться перед родителями за купленные тайком блёстки или леденцы...
     Она взглянула ему в лицо, озарённое светом крупного звёздного скопления. Совсем рядом с её глазами были яркие янтарные глаза, сейчас с тёмно-серебряным оттенком, огромные и выразительные. В них смотреть — всё равно, что в бездну. Вот уж воистину неземные глаза, во всех смыслах. В них утонешь, потеряешься и ничего не поймёшь, сколько ни вглядывайся.
     Ира с трудом оторвала свой взгляд от глаз кахурианина. Гипнотизировал? Вроде бы нет, иначе она не смогла бы опомниться...

                                            3.

     Молчание затягивалось, нужно было срочно продолжать разговор.
     -А у неэсперов предвидение бывает?
   -Что ты имеешь в виду? Потенциально — все эсперы. У необученных? Бывает, конечно.
     -А как?
     -По-разному. Чаще всего — во сне.
     Она вспомнила свой кошмарный сон в первую ночь на борту. Там было лицо Ирруора, в беспамятстве или умирающего. Сейчас во время своего сеанса он выглядел очень похожим образом, наверное, поэтому она так сильно испугалась. Слишком путаным и неопределённым было то, что ей снилось, толку-то от такого предвидения...
     -Ты видела что-то необычное, поэтому спрашиваешь?
     -Нет, просто так.
     Он не настаивал. И отпустил её, когда она нетерпеливо пошевелилась.
     -Пойду погуляю, - сказала она, шагая к двери. - Нет, убегать не буду, я же обещала.
     -Верю, - отозвался Ирруор.
     Она вышла в коридор.
     «Верю». Вот как. Или просто уверен, что всё равно поймает?
     Короткий прямой коридор закончился, овальная дверь открылась, выпуская Иру в кольцевой. Она стремительно пошла по нему.
     Античный герой, божество древних мифов, супермен из фантастического боевика... Его чёрно-золотой облик всё время стоял у неё перед мысленным взором, и такое восхищение выглядело очень подозрительно, уж очень на гипноз походило...
     
                                             4.

     Она сделала два круга по кольцевому коридору быстрым шагом к тому моменту, как не выдержала. Тогда она вернулась в рубку и проговорила преувеличенно шутливо:
     -Уже не один раз корабль облазила, а всё никак не верится, что не сплю! Что всё это — не галлюцинация, не фантом, не голограмма!
     -Ах, вот чего ты опасаешься. Ты знаешь о таких возможностях.
     Ирруор смотрел на неё открыто и прямо.
     -Да, я знаю, - вызывающе подтвердила Ира.
     -Хорошо, что ты об этом сказала. В том, что мой облик — не голограмма, легко убедиться. Подойди ближе, коснись меня.
     Он провёл ладонью по своей щеке, показывая наглядно, что нужно сделать.
     -Коснись, не бойся. Сразу увидишь, что нет никакого слоя, в который погружаются пальцы, нет наложенного объёмного изображения.
     Невольно поддаваясь на эту просьбу, она подошла к нему, сидящему в кресле пилота, вплотную. Протянула руки, осторожно притронулась кончиками пальцев к гладкому бронзовому лбу, очертила линию античного носа, не осмеливаясь даже близко подобраться к губам, скользнула по одной из бровей, задев вибрисс. Бровь у Ирруора невольно дрогнула.
     -Ой, прости, я сделала тебе больно!
     -Нет. Может быть, немного неудобно, как всегда, если против шерсти. А почему ты так решила?
     -Не знаю. Показалось.
     -У тебя потрясающая чуткость.
     -Как исправить?
     -Пригладить в обратном направлении, - быстро ответил Ирруор.
     Она поспешно снова легонько провела кончиком пальца по его густой чёрной брови и вдруг поняла, что он пошутил. И засмеялась, и он тоже засмеялся. Впрочем, может быть, он не столько шутил, сколько хотел продлить прикосновение.
     -Убедилась, что у меня нет голограммы?
     Она практически забыла об этом.
     -Убедилась. Если бы так же легко можно было доказать, что мне не внушены никакие галлюцинации, - пробормотала она.
     -Вот это я доказать не смогу. Ты не обучена. И способов обмануть даже эспера есть немало. Это может доказать только время.
    -Время! - Ира язвительно хохотнула. - В сказках жёны чародеев так всю жизнь и видели не то, что есть на самом деле. Я не испугаюсь клешней и жвал, честное слово! Если именно в этом дело!
   -Никаких клешней и жвал у меня нет. Думаю, всё же найдётся способ доказать тебе это, подожди только, не убегай.
     Ира отстранилась, чувствуя неловкость.
     -Я не убегаю, я просто пока — к себе в каюту...
     

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #20 : 24 Ноябрь 2014, 19:07:50 »
                                          5.

     В каюте она убрала на прежнее место всю одежду, подумала немного и... отправилась обратно. Может, можно подловить маура на чём-нибудь ещё?
     Но в рубке Ирруора не было.
  Ира даже задрожала от волнения и предвкушения того, что наконец обнаружит что-то определённое, подтверждающее одну из версий.
     Она выбежала из рубки и пошла по коридору, осторожно заглядывая во все помещения по пути.
     За этой дверью никого, и за этой — тоже, и за этой. А...
  Заглублённый пол спортзала-бассейна был покрыт водой, и вода тихо плескалась. Ирруор неторопливо плавал взад-вперёд стилем баттерфляй. Понятно, почему не кролем, ему в таком случае этот бассейн был бы на полтора гребка.
     Он остановился — воды по грудь — и помедлил, потом выбрался из бассейна, сел на ступеньку и принялся выжимать воду из волос. Кто сказал, что в этой позе — с руками, поднятыми к причёске — красивы только женщины? Кто сказал, что это вообще женская поза, олицетворение женственности? Ира не сводила глаз с нагого кахурианина, она не моргала, не дышала и не мыслила в эти мгновения. Игра мускулов на мощном и прекрасном золотистом теле её заворожила.
     Особых отличий от человека она не наблюдала, тем более что он так сидел — то, что ниже талии, заслонено приподнятым коленом. А предусмотрительность у него, как у разведчика — на теле ни клочка одежды, а фиолетовая коробочка красуется на цепочке у бедра, как всегда. А может, эта цель как раз и есть — разведка? Но Ира — не учёный и не политик, так что не сходится.
     Ирруор поднял голову, посмотрел на неё и улыбнулся. У неё возникло впечатление, что он давно знает о её присутствии, но давал ей возможность без помех смотреть на него.
     -Хочешь искупаться?
     Она отрицательно повертела головой. Во-первых, он обнаружит, что она не умеет плавать, и наверняка вздумает учить, а во-вторых, она не собиралась демонстрировать себя в бикини.
     -Тогда я сушу бассейн.
     -Зачем?
     -Покажу тебе тренажёры.
     -Зачем?
     -Мне нужно знать, в какой ты форме.
     Приблизительно он это уже знал, и то, что он знал, ему очень не нравилось. Впечатанные навыки боевых приёмов бесполезны, если мышцы до такой степени запущены. На скоростное укрепление в медотсеке она не согласится, заподозрив что угодно, кроме истины.
     Он поднялся со ступеньки, и она поспешно отвернулась. Он хочет её смутить или, наоборот, убедить бросить подозрения? Так же поспешно она повернулась обратно, вспомнив, что анатомия может быть уликой. И тут же обнаружила, что в данном случае — не может. Правда, ей не с чем было сравнивать. А через секунду она забыла и об уликах, и о сравнительной анатомии.
     Герлон делал линии фигуры маура более плавными, скрадывая мощь прекрасного, богатырски сложенного тела. При отсутствии одежды бросались в глаза могучие плечи, широкая грудь с пластинами стальных мышц под гладкой золотистой кожей и сильные руки, бугрящиеся мускулами, плоский живот и крепкие бёдра, гибкая, относительно тонкая талия и прекрасной формы длинные ноги с узкими ступнями.
     Ира любовалась его телом, забыв обо всех приличиях, но через некоторое время поймала на себе спокойный взгляд, побагровела и опустила глаза.
     -Покажу тебе тренажёры, - негромко повторил он как ни в чём не бывало. - И меню пора привести в порядок, нельзя же питаться только лакомствами.
     -Диета? Ещё чего не хватало! Я ем всё полезное — и белки, и жиры, и углеводы, и витамины, и всего в меру, не полнею же, как видишь! Тренажёры терпеть не могу, я бы лучше попрыгала под музыку, танцевать люблю! Где в компе библиотека? Посмотрю музыкальные записи.
     -Библиотеки нет. В банке данных только то, что необходимо для полёта.
     -Как — нет? Ты даже фильмы собирался мне показывать! Голографические!
  -Мне нужно было во что бы то ни стало тебя отвлечь. Я был намерен воспользоваться шлемом-транслятором и своей памятью. Я не брал библиотеку, поскольку не планировал круиза.
     -А что же ты планировал?
     -Сразу везти тебя на Кахур.
     -Почему же передумал?
     -А в качестве кого я тебя привезу?
  -И решил, что звёздная кругосветка поможет образоваться моему расположению?
     -Надеюсь.
     -Чем же ты занимался во время полёта?
     -Профилактика оборудования, тренажёры, разные мысли и мечты...
     И сеансы предвидения, многократные, длительные, путаные, мучительные. Об этом он не рассказал.
     -Всё равно с ума сойти можно! Здесь так тихо!
     -Я взял с собой синтезатор.
     -Синтезатор?! - ахнула Ира. - Ты на нём играешь? А он большой? А можно мне? А он где?
     -У меня в каюте. Сейчас принесу, - засмеялся Ирруор. - Иди в рубку, я принесу его туда.
     Ира с радостью послушалась.

                                                6.

     Когда он возвратился, она не к синтезатору бросилась, а — задавать целую кучу новых вопросов.
     -А что за Галактический Союз? И что за феодальный Эрнэл? И что за пираты? Расскажи!
     -Галактический Союз — союз цивилизаций нашей Галактики, достигших определённого уровня.
     -Техники?
     -Этики. Технику Тайр может дать, как дал её маурам. Хинн-Тайр — планета и цивилизация, которая является лидером Союза. Цивилизация Тайра — антропоморфная. Пираты — выходцы из разных цивилизаций, среди них есть и мауры, к сожалению. И земляне также.
     -А земляне там откуда?
     -Их увезли. Так что как повезёт, смотря кто увезёт. Есть сведения, что жители Эрнэла принимают участие в преступных операциях и снабжают техникой незаконные группировки, даже возглавляют их. Эрниане опасны. Ксенофобы, антропоцентристы, расисты, конкистоманы и экспансионисты. К счастью, не они лидируют, но стремятся к этому. На Эрнэле две антропоморфные расы — светловолосые и светлоглазые гарайны и хивы с чёрно-фиолетовыми глазами и волосами и бледной кожей лёгкого сиреневого оттенка. Гарайнов легко спутать с представителями одной из двух рас тайриан, единственное отличие — отношение к окружающим, особенно неантропоморфам. Эрнэл в Союзе не состоит.
     -А Кахур?
     -Кахур входит в Союз.
     Ага, среди пиратов есть и мауры. А этот маур — кто?.. Кто-то пират, кто-то не пират, такие-сякие гарайны ничем не отличаются от замечательных тайриан, а она не видела ни тех, ни других, где уж ей разбираться...
     -У меня голова пошла кругом, а в голове — каша, - проворчала расстроенно Ира.
     Он засмеялся, она мрачно на него посмотрела, и внезапно он невольно сделал такое движение, словно хотел прикрыть рот ладонью. У него была чудесная по красоте и обаянию улыбка, зубы белые, ровные, но формой отличались от человеческих, не то чтобы очень острые... так, несколько конические.
     Иру очень сильно задел этот жест, неожиданный у полного достоинства кахурианина, и его взгляд, словно он ждал морального удара. Что ему напомнило её высказывание?
     -Ты... ты что же, боялся улыбаться при мне в полную силу, чтобы я лишнего не рассмотрела? Кто к тебе так дико придирался с этими различиями? Но мне-то они до лампочки! Так даже интереснее! Если бы ты видел себя со стороны, то знал бы, что потрясающе красив! И обаятелен! И это... эээ... привлекателен! На Земле за тобой девчонки толпами бы бегали! Даже те, которые расистки и ксенофобки! Один взгляд на тебя — и любая ксенофобия из головы вон!
     Ирруор снова засмеялся, хотя и с оттенком печали.
     -Мне не нужны толпы, мне нужна одна.
     Случайно она не перестаралась, утешая?
     Поскольку Ира промолчала, он понял, что это просто сочувствие, а не что-то большее. И тогда занялся синтезатором, чтобы отвлечься.

                                          7.

     Она посмотрела на космос на экранах, на склонённое над клавишами музыкального инструмента лицо маура, и неожиданно ей стало очень тоскливо. У неё не биография, а спейс-опера какая-то. А у спейс-оперы должен быть хэппи-энд по закону этого жанра. Тоска сменилась отчаянной яростью. Хочу хэппи-энд, и чтобы обязательно со счастливым продолжением!
     Без катавасий жизни не бывает. Но пусть будут катавасии, лишь бы они хорошо заканчивались. За хэппи-энд — что угодно! То есть, что угодно, кроме главного. За счастливое окончание читатели книг и зрители фильмов частенько прощают довольно махровую бездарность опуса...
     Она неожиданно запела.
     
     За хэппи-энд
     Прощают всё на свете -
     Дрянной сюжет,
     Напасти и тенета,
     Бездарный слог,
     Бесцветный антураж,
     И то, что мог
     Быть не напрасным раж!

     За хэппи-энд,
     За бесконечность сериала
     Прощают слэнг
     И заумь интеллектуала,
     Безумный брейк
     И логику железобетона,
     Шальной разбег
     И пуританские каноны.

     За хэппи-энд,
     За вечность продолженья -
     Немой обет,
     Хамелеона мельтешенье...

     Ирруор замер в кресле, только пальцы порхали по клавишам, но при этом синтезатор не издавал ни звука. Звёздный свет обливал его с головы до ног — чёрно-жёлтые волосы, смуглое лицо с чеканными изысканными чертами, прекрасное мощное тело в пятнистом трико-металлике. Он сам был, как звёздный свет.

     За звёздный свет -
     И отступленье, и удар,
     Шедевр и бред,
     Грабёж и щедрый дар...

     Ира бурно вздохнула и ощутила, что она вся мокрая от пота. Сердце у неё сильно билось. Так бывало часто, когда она пела.
     -Ой, мне срочно нужна бумажка и ручка!
     -Я уже записал. Ты сочиняешь песни? Впрочем, что я спрашиваю, это же ясно. Спой ещё что-нибудь из своих.
     -Не-е, - Ира яростно замотала головой. - Они никуда не годятся. Вот эта вышла чуть получше, да и то не знаю, как её причёсывать буду... Я всё пыталась написать песню о любви, да не просто о любви, а о большой, настоящей, необычной, можно сказать, неземной. Так и назвала — «Песня о неземной любви». Ничего не вышло. Даже слов не подобрала, все слова штампованные и банальные, а других я не знаю. Само это выражение — неземная любовь — стереотипно... Так что ничего не вышло.
     -Если бы то, что ты писала раньше, никуда не годилось, сейчас ты не могла бы написать то, что тебе понравилось.
     Она только вздохнула. И тогда он сказал:
    -У меня тоже не вышло.
    -Писал песни?
   -Да. И тоже хотел написать главную... На самом деле я не слишком склонен к музыке.
     Она быстро глянула на него и решила, что такое его настроение нужно срочно исправлять переменой темы разговора.
     -Что-то я устала от музыки, лучше расскажи что-нибудь ещё.
     -Что именно?
     Она задумалась. Вот ведь, вдруг забыла, о чём хотела спрашивать.
     Он не торопил.

                                                8.

     О чём ещё можно спросить? О том, как летает корабль? Технических характеристик она всё равно не поймёт, она не инженер и не физик...
     -Что означает твоё имя, как переводится?
     - «Звездный Свет».
     -А сколько тебе лет?
     Ирруор ответил не сразу.
     -Много, - улыбнулся он несколько натянуто.
     -Думаешь, меня испугает разница в возрасте? Она такая большая? Неужели на самом деле ты столетний старец, хотя выглядишь лет на двадцать пять? - весело поддразнила Ира. - Не бойся, мне это неважно, главное, что ты выглядишь и чувствуешь себя на двадцать пять.
     Ирруор едва заметно грустно усмехнулся.
     Вопросы вдруг иссякли. Она снова молча смотрела на звёзды. Быстро она привыкла к этому зрелищу. Казалось бы, даль без горизонта и без конца, именно вот бездна, должна вызывать головокружение и ужас. Но не вызывает. Хорошо иметь стальные нервы. Но взгляд из рубки — это не то.
     -Когда орбитальный комплекс летает над Землёй, космонавты выходят в открытое пространство. Я тоже хочу, а то меня тут того гляди клаустрофобия заест. Хочу увидеть настоящий космос, а не на экранах.
     Ирруор отрицательно покачал головой.
     -Нам не следует тормозить.
     -Надо экономить топливо?
     -Нет, дело не в топливе. Нам просто не стоит тормозить.
     -Гонится за нами кто, что ли?
     -Пока что нет. Но возможность такая всегда существует. Вид космоса с наружной брони я тебе сейчас покажу — при помощи голографии. Встань посередине, придвинь к себе кресло, чтобы было за что ухватиться, и помни, что это — всего лишь изображение, а я рядом, в двух шагах.
     Ира с готовностью выскочила в центр рубки, волоча за собой своё сиденье, утвердилась там, держась за спинку кресла, и стала ждать.
  Погасли экраны и свет, несколько мгновений вокруг была только непроглядная темнота. Потом всё окружающее внезапно изменилось. Под ногами оказалась серебристая поверхность корабля, блестящая под светом мириадов звёзд. Дисколёт имел диаметр примерно в полсотни метров или немного больше, громадный, красиво обтекаемый, величественный. Это если смотреть на него, стоя на середине верхнего диска. Но если глянуть отсюда на космическую бездну, полную звёздной пыли и простирающуюся во все стороны, то становится понятно, что корабль очень маленький, металлическая песчинка в необозримых глубинах Вселенной.
     Пространство было буквально набито звёздами и потрясало сознание, восхищало, но не подавляло. Да и почему должно было подавлять? Человек — существо гордое, иначе он не выживал бы в подобных ситуациях. А ещё пространство, набитое звёздами, навевало печаль. При гиперсвете любой кратности невозможно побывать на всех этих далёких мирах, озаряемых разноцветными солнцами. Сколько звёзд в нашей Галактике? Двести миллиардов, кажется. А сколько галактик? А Вселенных?..
     Некоторые звёзды были ближе остальных, например, вон те две, рядом, яркие, крупные, цвета глаз Ирруора. И притягивали, прямо-таки гипнотизировали, словно глаза маура. Бездонная глубь тоже заманивала взгляд. Казалось, что разум летит туда, летит, летит... И тонет, теряя себя, мысли, память...
     Ира почувствовала, что падает.
     И тут же была подхвачена сильными руками Ирруора. Оказывается, он был совсем рядом, за слоем объёмного изображения. А ей даже не пришло в голову его позвать.
  Она не потеряла сознание. И даже быстро успокоилась, потому что гипнотизирующая бездна уже исчезла, в рубке зажёгся свет, а нежные, надёжные объятия, в которых девушка пребывала, являлись лучшим лекарством от любых потрясений.
     Ирруор винил себя в произошедшем. Он же видел, как она испугалась экрана нижнего обзора в первый вечер на борту. Он должен был отговорить её от намерения побывать в открытом космосе немедленно. Но ему хотелось любым способом развлечь её, чтобы в конечном счёте увлечь собственной персоной. За его опрометчивость заплатила она.
     -Я не гожусь для космоса. Я только взглянула на него и уже почти упала в обморок, - с отвращением к себе самой и отчаянием пробормотала Ира.
     -Всё не так, - попытался уверить её маур. - Это просто отсутствие привычки. Иляги в детстве боялся высоты и думал, что не сможет летать вообще. Как видишь, теперь он инспектор и проводит в космосе больше времени, чем на любой из планет, чувствуя себя отлично.
     Ира энергично покивала, показывая, что с ней всё в порядке.
     -Отнести тебя в каюту?
     -Не надо. Я хочу побыть здесь. Я вспомню ещё вопросы. Принеси мне пожалуйста конфет.
     -Хорошо, вспоминай пока вопросы...
     Ирруор быстро вышел из рубки.

                                             9.

     А когда вернулся, то обнаружил, что в рубке включены все до одного экраны, а Ира сидит на полу, вцепившись в ножку кресла, и заставляет себя смотреть вниз.
     -Что ты делаешь! - закричал Ирруор, прыгнул к пульту, вырубил всё видео, включил свет и подхватил девушку на руки. - Разве можно обращаться с собой настолько свирепо? Так можно себя сломать! Неужели я должен следить за тобой, как за ребёнком?
     -Я не сломаю себя! Я выдержу! - тоже закричала Ира. - Время не ждёт! Или я привыкну к таким зрелищам сейчас, или меня придётся отправить обратно!
     -Не отправлю, не надейся, разве что только вместе с собой. Я согласен больше никогда не выходить в космос, если ты не сможешь привыкнуть к звёздным пространствам.
     -На Земле тебя на части разорвут, потому что поделить не смогут... И выдерживать тут мне нечего! Я знаю, что произошло! Во время учебной тревоги всё было нормально и сейчас вначале тоже всё было нормально! Я не первый раз смотрела в бездну! Просто нельзя смотреть на звёзды, словно в глаза! Я сама себя загипнотизировала, только и всего!
     -Во время учебной тревоги у тебя была обратная связь?!
     -Да!
     -Всё равно я не позволю тебе над собой издеваться. Приучать себя надо постепенно.
     Повисло молчание. Ира догадалась, что сейчас произойдёт, тем более после такого бурного диалога, но не возражала, даже прикрыла глаза, чтобы не сбивать с толку своим суровым взглядом. И тут же почувствовала учащённое дыхание Ирруора возле своего лица.
     Она продолжала считать, что притворяется, не признаваясь самой себе, что начинает ждать его прикосновений и получает от них удовольствие. Он целует так нежно, бережно и трогательно, как и обнимает, к тому же не заходит слишком далеко.
     -Я всё время боюсь, что мне придётся отправить тебя обратно, - прошептал он неровно. - Слишком много информации, впечатлений и чувств. Была у тебя маленькая знакомая планета и вдруг оказалась безмерная Вселенная. Взгляд в бездну может оказаться слишком сильным шоком. Чрезмерная психическая перегрузка иногда убивает. Я боюсь за тебя.
     Такой поворот дела привёл Иру в растерянность. Как? Похититель готов вернуть её обратно? Что это значит?
     Не успев додумать до конца, она принялась с жаром возражать:
     -Да нет у меня никакой психической перегрузки! Я холерик, я всегда так бурно реагирую! И что это такое тут может меня смертельно потрясти? Фантастику читала, боевики смотрела, на самолёте летала! Невелика разница — самолёт и звездолёт! Другие тут летают, значит, и я могу! Нельзя меня обратно, обратно хода нет! Я же буду сидеть и грызть себя за то, что лишилась такого потрясающего шанса! Как по-твоему, это будет чрезмерная психическая перегрузка или нет? Да то, чего ты боишься, случится тогда ещё быстрее! Я не хочу обратно!!!
     -Тс-с-с, - Ирруор нежно приложил кончик пальца к её губам. - Не хочешь, и очень хорошо, потому что я тоже очень не хочу возвращать тебя на твою планету.
     Он опасался сейчас забыться и зайти чуть дальше, чем следует, потеряв то малое, чего уже достиг, поэтому, не выпуская Иру из объятий, взялся за синтезатор.
     -Что-нибудь кахурианское, разумеется, - попросила она, потом обнаружила рядом с инструментом коробку «ассорти», открыла её и положила себе в рот конфету.
     Ритмичная звенящая пьеса была похожа на латино-американский фолк, а ещё — на любимые Ирины электронные инструменталы с парящей мелодией и эффектом «полёта тарелки». Ирруор играл одной рукой, а второй обнимал Иру.
     -Твоя музыка? - сонно спросила она, когда он закончил играть.
     -Да.
     -Мне очень нравится.
     Она положила в рот ещё одну конфету и уютно пристроила голову на плече у Ирруора.
     -Всё-таки отнесу я тебя в твою каюту. Ты очень быстро устаёшь, перегрузка велика, тебе нужно больше отдыхать...

                                            10.

     Оставшись один, он некоторое время колебался, не решаясь на очередной сеанс.  Взгляд в будущее — это тоже взгляд в бездну, и смотреть туда нужно, если хочешь держать в руках свою судьбу. Но он тоже устал, а в таком случае сеанс становился рискованным, ибо подстраховывать его было некому.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #21 : 24 Ноябрь 2014, 19:10:55 »
                                          ГЛАВА  6

                              Телескоп для шпионажа

                                                1.

     Утром Ира вошла в рубку, и на ней был надет её пятнистый бело-коричневый герлон, а поверх него — серебряный короткий плащик, свисающий на спину.  Одним краем он был заведён вперёд и закреплён поясом-цепочкой, слегка прикрывая бёдра, которые, по мнению девушки, комбинезон слишком сильно обтягивал.
     Ирруор, сидящий за пультом, немедленно выключил экран нижнего обзора.
     -Зря, - весело сказала она и только потом добавила: - Привет.
     -Эоро, - отозвался Ирруор.
     -Это по-маурски?
     -Ага.
     Она хихикнула. Её земные словечки в устах величественного кахурианина иногда очень забавляли.
      В рубке горели только экраны.
      -И как тебе хватает такого освещения?
    -Вполне. Зрение у мауров отличается от человеческого. Люди — дневные существа.
     И тут девушка обратила внимание на пульт.
     -Сигнал вызова мигает.
     -Вижу.
     -Почему же игнорируешь?
  Он не ответил, сосредоточившись на клавиатуре. Ей показалось, что он спешит и о чём-то беспокоится.
     -Что случилось? Никак мы от кого-то удираем? - удивилась она.
     -Вот именно, - рассеянно согласился маур, не отрывая от пульта ни глаз, ни пальцев.
     Она помолчала, чтобы не отвлекать его, и спросила только тогда, когда он поднял наконец голову и посмотрел на неё.
     -Кто же за нами гонится?
     -Пока никто не гонится, он нас ещё не заметил.
     -Кто — он?
     -Инспектор.
     -Опять? Я уж думала — пираты. Тут полиция, там полиция, спокойно не полетаешь, проходу не дают.
     -Как раз поэтому и можно летать спокойно, иначе проходу не давали бы пираты, это куда хуже.
     -Но почему на сей раз мы удираем, тогда как раньше этого не делали? Мы-то не пираты, нам-то чего бояться?
     -Раньше мы не убегали потому, что Крэу и Иляги застали меня врасплох, выскочили из засады. Лучше бы они свою засаду на настоящих нарушителей потратили. А второй инспектор был для меня не опасен. Тот же, кого я хочу избежать сейчас, слишком хорошо меня знает и сразу догадается о многом. Это Интосайи, и он известен на многих планетах. Он прочтёт у тебя всё, что с тобой произошло, ты ведь экранироваться не умеешь, да и скрывать ничего не захочешь. А после этого немедленно отправит тебя обратно на Землю, а меня — на мой Кахур без права выхода в космос. У него суровые принципы, а я всё-таки увёз тебя не совсем законно.
     -Каким же образом он нас не заметил, если уже вызывает?
  -Автоматический запрос. Вызывает бортовой комп, который засёк наши двигатели.
     -И что теперь?
  -На моё счастье, до хорошего убежища рукой подать. Внешним манипулятором.
     Ира охотно засмеялась каламбуру и быстро умолкла, когда кахурианин снова обратился к пульту. Глупо мешать водителю за рулём, если сам едешь в той же машине.
    На экранах молниеносно менялся космический пейзаж, по рубке плясали цветные всполохи звёздного света.

                                               2.

     Из звёздной пыли выделилась яркая точка, она стремительно выросла в размерах, превратившись в тусклое косматое солнце, которое вскоре отлетело в сторону, и его место занял гигантский изумрудный шар, перечёркнутый посередине несколькими линиями. Шар распухал, пока не занял собой весь экран по ходу движения. Одна из линий, приблизившись, превратилась в колоссальный, пёстрый, сверкающий обруч, опоясывающий изумрудную планету-гигант. Обруч тут же распался на отдельные фрагменты, которые оказались каменно-ледяными глыбами разных размеров.
     -Пояс астероидов! - в диком страхе закричала Ира. - Мы сейчас врежемся!
     -Мы спрячемся на одном из них, - машинально ответил Ирруор. - Не врежемся, не бойся, ничего необычного не происходит, просто срочная посадка.
    Один из безжизненных планетных осколков подскочил ближе, мелькнули островерхие скалы, равнина с близким горизонтом, изломанная линия ущелья, которая ринулась навстречу.
     На мгновение зависнув, серебряное с одного бока от света звёзд и изумрудное с другого в лучах газового гиганта, , «блюдце» Ирруора скользнуло в узкую скальную щель, заполненную непроницаемой тьмой.
     -Вот так. А теперь я выключу большинство аппаратуры, в том числе искусственную гравитацию, и засечь нас будет нельзя. Метеориты не страшны, мы под мощным скальным карнизом, и корпус корабля достаточно прочен. Не пугайся, мы не в осаде, полагаю, что пробудем здесь недолго, максимум несколько часов.
     Ирруор молниеносно пробежался пальцами по клавиатуре пульта. Экраны погасли, освещение сделалось совсем слабым, сила тяжести почти исчезла.
     Сигнал вызова на пульте уже не горел, Ира не заметила, в какой момент он погас. Значит, аппаратура галактического стража порядка потеряла из виду корабль маура, Ирруор успел вовремя. А хорошо ли это? Такой шанс — полицейский, который знает кахурианина!..
     -Как неприятно кровь бросилась в голову, - жалобно проворчала Ира. - И сидишь, будто в воде. Ничем не займёшься в таком состоянии, неудобно. Ни есть, ни спать, ни музицировать, ни на тренажёрах прыгать... Кстати, это ведь планетная система. Почему же мы летим мимо?
     -Мы летим мимо далеко не первой планетной системы. Здесь нет ничего интересного. Пояс земноподобных планет пуст, а остальные — ледяные либо раскалённые безжизненные глыбы без атмосферы, или газовые гиганты вроде того, в чьём астероидном поясе мы находимся. Возможно, тут построят что-нибудь, если будет необходимо, маяк, например, или склад аварийного запаса.
     -А разве инспектор нас не найдёт? В его компьютере же остались данные о нашей траектории?
     -Я выключил основные двигатели, когда приблизился к астероидному поясу, и шёл на планетарных. Сделал несколько манёвров, приземлился не на самый крупный камушек и не в крайнем кольце, к тому же спрятал корабль в ущелье под каменный навес. Все астероиды невозможно обыскать даже с помощью полицейской аппаратуры слежения и за тысячу лет.
     Ира вздохнула. Знать бы наверняка, отправят ли её на Землю против воли, если она разоблачит похитителя?

                                                 3.

     -А можно мне погулять по этому камушку хоть немножко? Я же и безжизненной-то ни одной планеты ещё не видела, мне и астероид интересен для начала.
     -Можно, - чуть помедлив, решил Ирруор. - Только, разумеется, мы пойдём вдвоём. Одну я тебя не отпущу, у тебя совсем нет опыта.
     Как будто она может смыться отсюда без корабля! Сбежать было бы возможно только в одном случае — если бы удалось вернуться с прогулки раньше маура и взлететь, бросив его здесь. Но такой способ отпадает категорически. Да и она обещала не бежать до Звёздного Привала...
     Можно вернуться раньше Ирруора и вызвать Интосайи. Но если правда то, что сказал о нём маур, тогда... не стоит это делать. И что за беспечный инспектор, проглядел сигнал пеленгатора?
     Они оба облачились поверх герлонов в скафандры и проверили их на себе и друг на друге, как полагается проверять экипировку — не только собственную, но и товарища. Застёжки и крепления, герметичность костюма, передатчик — мини-копия корабельного, использующего и радиоволны, и торсионные поля, а также многое другое, пси-блок, аптечку, личное оружие, минимальный альпинистский комплект, набор тестеров и анализаторов...
     Серебристый плащик и пояс-цепочку девушка оставила в рубке на кресле.
     Аптечку кахурианин поместил Ире под скафандр на груди, ближе к шее.
     -Некрасиво, - пробормотала Ира. - Оттопыривается.
     Она чувствовала раздражение, утомление и беспричинную тревогу.
     -Тебя никто не видит, кроме меня, а я ничего некрасивого не нахожу, - мягко улыбнулся ей Ирруор.
    Она повела себя, как капризный ребёнок, с которым надо слишком много возиться, подумала Ира.
   Она отвлеклась от своего не то настроения, не то состояния, когда кахурианин открыл люк в полу рубки, ведущий вниз. Она даже развеселилась. Наконец-то какое-то разнообразие. Да не какое-то, а настоящий астероид!

                                                  4.

   Люк открывал вход в вертикальную круглую шахту с металлической решётчатой лестницей. Спускаться было легко, перчатки скафандра не стесняли движений пальцев, а сапожки — ступней, и весила Ира сейчас всего несколько килограммов. Шахта быстро закончилась, металлическая лестница перешла в вертикальный трап. Свет, вырывающийся из отверстия люка, заставлял поблёскивать прутья ступенек и создавал яркий круг на неровной каменистой почве.
     Ирруор спустился первым и ждал внизу, стоя в этом круге света, за границей которого не было видно совсем ничего. Когда Ира выбралась из люка, маур протянул руки  у себя над головой, снял девушку с лестницы, не дав ей пересчитать ногами оставшиеся ступеньки трапа, и поставил на каменистую поверхность рядом с собой.
  Трап уполз вверх, люк закрылся, кахурианина и землянку поглотила непроглядная тьма.
     -М-м-м, - недовольно протянула Ира. - А я так хотела посмотреть на корабль снаружи! Я читала, что некоторые «тарелки» садятся на опоры, а другие — прямо на корпус.
     -Наша стоит на опорах. Иначе как бы мы вышли через нижний люк? Опор — четыре. Корабль — бывший патрульный, поэтому так много люков. Ты увидишь его снаружи, при ярком свете дня, когда прилетим на Звёздный Привал, потерпи немного.
     Голос Ирруора звучал из пористого шарика на упругом металлическом стебельке возле Ириной щеки так отчётливо, словно они оба находились в рубке, а не в безвоздушном пространстве.
     -Дай руку, я поведу тебя. Выход из ущелья совсем недалеко, мы остановимся там и посмотрим на равнину.
     -Да я же могу задействовать пси-блок и видеть всё, как днём, с помощью усиленного «второго зрения»!
     Ира потянулась левой рукой, к запястью которой крепилась её фиолетовая коробочка, к своему шлему. Ирруор мягко перехватил её руку.
     -Я выключил твой блок, и свой тоже. Их можно засечь с очень большого расстояния.
     -Насколько большого?
     -Инто вовсе не понадобится искать нас тысячу лет, он направится прямо сюда.
     -А радио?
     -Сейчас задействовано именно радио. Издалека слабые передатчики засечь нельзя и они дают путаную картину. Так дай же мне руку.
     Ира потянулась наугад, в темноту, не различая ничего вокруг себя.
     -Неужели ты тут что-нибудь видишь без пси-блока?
     -Кроме того, что у меня кошачье зрение, я — эспер, - с улыбкой напомнил Ирруор.
     Он взял Ирину руку не за кисть, а за запястье, так было надёжнее, и повёл девушку медленно, чтобы она успевала нащупать ногой дорогу, прежде чем сделать очередной шаг.
     -Кажется, что сейчас взлечу, и очень кстати, что ты меня держишь за руку, как воздушный шарик за верёвочку, - пошутила Ира, осторожно идя за невидимым для неё в темноте кахурианином...

                                                5.

     Поскольку ни под ногами, ни по сторонам всё равно ничего не было видно, она стала смотреть вверх. И сразу увидела, когда они вышли из-под каменного навеса — над головой далеко вверху появилась широкая неровная полоса звёздной пыли, имеющая резкие границы. По обеим сторонам ленты яркого космического тумана была всё та же чернота. Стены каньона, догадалась Ира. Как было бы красиво, если бы всё это освещало солнце.
   Но местное солнце отсюда далеко, оно видится совсем крошечным и наверняка не заглядывает в ущелье вовсе, поэтому и выбрано для убежища именно такое место.
     Ущелье в самом деле скоро закончилось, его устье открылось неожиданно, за поворотом, когда они обогнули большой утёс. Проём был чёрным и ярко-зелёным — за ним виднелась равнина, ограниченная близким горизонтом и озарённая газовым гигантом. Из-за отсутствия атмосферы всё имело резкие очертания — горы с острыми вершинами, границы света и тени.
     Землянка и кахурианин вышли из каньона, но — не из тени скальных обломков, груда которых находилась вблизи плато, в чьей расселине остался корабль маура. Оно высилось колоссальной стеной, иссечённой глубокими трещинами и каменными складками, подчёркнутыми косо скользящим резким зелёным светом. Чудовищного размера, почти в пол-неба, яркая изумрудная луна привстала над близким горизонтом справа. Это и был газовый гигант, в одном из астероидных поясов которого они сейчас находились.
     Равнина, лежащая впереди, была усеяна мелкими каменными обломками, а слева вздымались к звёздам неправдоподобно островерхие из-за отсутствия выветривания скалы. Сверху этот пейзаж венчало небо, которого не было видно из-за звёзд в буквальном смысле. Ира с минуту заворожённо разглядывала равнину, потом развернулась к стене плато и стала разглядывать его. Это был её первый инопланетный пейзаж.
     -Сфотографировать бы. И самой сфотографироваться на этом фоне, - мечтательно произнесла она.
     -Тебя всё равно нельзя будет узнать, потому что лица сквозь фильтр шлема не видно, - с улыбкой пояснил Ирруор. - А фото пейзажа я тебе сделаю.
     Ира кивнула. Маур уже не держал её за руку. Она с восхищением оглядывалась по сторонам, поворачиваясь всем телом. Двигаться было удивительно легко, как во сне. Она переступала ногами, почти не ощущая собственного веса, и это её развеселило. Она засмеялась, стала вальсировать, словно в замедленной киносъёмке, потом подпрыгнула. Взмыв вверх метра на три, взвизгнула от испуга и восторга, и снова засмеялась, плавно опускаясь обратно. Чуть не приземлилась на четвереньки с непривычки, Ирруор поймал её за талию и поставил на поверхность, после чего снова крепко взял за руку.
     -Больше так не делай. Малая сила тяжести обманчива.
    Ира со вздохом кивнула, потом запрокинула голову и принялась разглядывать группу скал на краю обрыва плоскогорья, похожих на зубчатый парапет древнего таинственного замка на фоне густой звёздной пыли.  Один участок «парапета» привлёк её пристальное внимание.
     -Мне кажется, или действительно вон та скала похожа на купол?
     -Да, это не скала, - отозвался Ирруор, едва приглядевшись. - Придётся лезть туда по одной из трещин, чтобы посмотреть, потому что никакие двигатели включать нельзя, и теперь уже не только из-за Интосайи. Альпинистский комплект пригодился. Жди меня здесь, никуда не отходи, я быстро. И не показывайся из тени.
     Он поднял Иру и посадил в небольшую каменную нишу.
     -Если что-то произойдёт, включи фонари на щиколотках, чтобы видеть куда ступаешь, иди назад к кораблю, но ни в коем случае не беги, просто иди — и вызывай Инто. И не бойся, это инструкция на всякий случай.
     -А может, мы просто сразу отсюда улетим и сообщим Инто, что мы нашли? Зачем тебе туда лезть?
  -А что мы ему сообщим? «Обнаружена скала странной формы, предположительно являющаяся искусственным объектом»? То ли старый маяк, то ли брошенная станция, то ли пустой забытый склад. Инто предпочтёт заинтересоваться нами. Посиди тут, я быстро.
     -Осторожнее, - нервно проговорила ему вслед Ира. - И не оглядывайся — примета плохая.
     Ирруор кивнул, повернулся и пошёл к плато.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #22 : 24 Ноябрь 2014, 19:13:42 »
                                               6.

     По направлению движения маура Ира поняла, что он намеревался подняться на стену не по той складке, что находилась прямо под куполом, а по другой, расположенной довольно далеко. Кахурианин шёл, прячась в тени скал. Она не видела, как он начал взбираться на плато — фигура в чёрном скафандре, находившаяся в чёрной непроглядной тени.
     Ира смотрела вверх, на край обрыва, ожидая, когда маур появится там, видимый на фоне звёздного тумана. Он всё не появлялся и не появлялся. Ире казалось, что прошло уже много времени. Что можно видеть в такой темноте даже кошачьими глазами? Зачем он так рискует? Ей не дал даже попрыгать на ровном месте, насладиться малым тяготением, а сам... Ну, где же он?
     -Ира, - раздался голос маура внутри её шлема.
     -Что случилось?! - закричала она, вскакивая.
     -Ничего. Я окликнул, чтобы ты не волновалась. Со мной всё в порядке, я поднялся наверх и пока ничего интересного не обнаружил.
   -Ага, - отозвалась Ира и уселась на прежнее место. Тёплое чувство признательности охватило и согрело её.
     Она снова стала смотреть на купол на краю плато. Неподалёку от него наконец появилась крошечная, как муравей, чёрная фигурка на фоне пёстро-серебряного неба. Ирруор осторожно двинулся к куполу, приостановился, помедлил, почему-то пошёл в обход и скрылся из виду. Возможно, система защиты объекта не позволила ему приблизиться. И, если лазейку не удастся найти, то маур немногое сможет узнать о том, что за секреты в этом куполе содержатся и кому они принадлежат.
     Крошечная фигурка вскоре снова возникла на краю обрыва — Ирруор поспешно возвращался. Ира перестала видеть его, когда он начал спускаться обратно по всё той же дальней каменной складке. Что он там обнаружил? Не гонятся ли за ним?.. Но на обрыве никого не наблюдалось и купол оставался недвижным и тёмным, как был. И окликнуть было нельзя, маур мог сорваться, если она отвлечёт его. А сам он почему-то молчал.
     Она в тревоге вскочила, продолжая вглядываться в купол на обрыве и в скальную трещину, по которой спускался невидимый сейчас кахурианин, и не заметила, как вышла на свет, подавшись вперёд.
     Постепенно она немного успокоилась. Маур молчал, но ведь и ей спасаться бегством не велел. Она надеялась, что они всё-таки немедленно улетят отсюда, ибо мало ли что... Посему следовало скорей полюбоваться пейзажем напоследок.
     Она посмотрела на колоссальную зелёную луну, обвела глазами равнину, до горизонта которой было рукой подать, и в очередной раз запрокинула голову. Небо, в котором тесно от звёзд, восхищало её больше всего.
     И в это время, заслоняя звёзды, в зенит выплыл чёрный силуэт корабля. Корабль был очень близко, на его корпусе ярко блестел изумрудный свет, горели точки иллюминаторов, не заслонённых герметичными щитами. Корабль был гигантским, по сравнению с ним всё «блюдце» Ирруора казалось крошечной шлюпкой.
     Ира застыла и стояла, глядя на внезапно появившийся звездолёт, не успев даже испугаться от неожиданности. Громадный чёрный силуэт неторопливо прошествовал через зенит и скрылся за стеной плато. Кто это был? Вряд ли Интосайи, патрульные корабли невелики, насколько она их видела. Это опасность? Будет ли ошибкой позвать Ирруора?..

                                               7.

     Она нетерпеливо вглядывалась в тени, а маур появился на освещённой части равнины, направляясь к девушке напрямик, при этом явно торопился, но это было торопливостью кошмарного сна, когда движения вместо того, чтобы быть молниеносными, напоминают замедленную киносъёмку.
     -Ира, - окликнул он её, ещё не подойдя близко. - Ты почему стоишь тут? С тобой всё в порядке? - и, не дожидаясь ответа, продолжил без паузы: - Мы немедленно уходим. И улетаем.
     -За тобой погоня? - со страхом быстро спросила Ира.
     -Нет, там никого нет. Но всё равно это опасное место.
   Она временно позабыла о только что виденном гигантском чёрном звездолёте.
     -А что там такое? Что ты нашёл?
     -Телескоп для дальней разведки, - быстро проговорил Ирруор, пригнулся и скомандовал: - Лезь ко мне на спину, быстро!
     -Ой! - только и успела сказать Ира, как он резко перебил её.
     -Не время для приличий! Лезь!
     Что-то было в его голосе такое, отчего она немедленно послушалась, со всей возможной поспешностью забралась к нему на спину и обняла его руками за шею. Он подхватил её ноги под колени и громадными прыжками устремился к ущелью. Видимо, он сам не часто бывал на астероидах, иначе бы знал, что такие прыжки на самом деле не ускоряют, а наоборот, замедляют передвижение.
     Когда они углубились в ущелье, маур не сбавил шага, продолжая точно так же лететь медлительными прыжками в кромешной тьме. Дыхание у него было ровным, и она осмелилась спросить:
     -Что это значит — телескоп для дальней разведки?
  -Комплекс аппаратуры, при помощи которой можно разглядывать в подробностях происходящее на улицах города другой планеты с расстояния в несколько световых лет.
     -О! А как это?
     -Принцип действия — полевой. Термин неточный, но объяснять подробнее не имею права.
     -И поэтому ты даже не позволишь мне на него посмотреть? Там же никого нет, значит, безопасно.
     -Никого нет сейчас, но могут появиться в любой момент. И смотреть там особо не на что — купол, под куполом устройство и пульт с огромным экраном. Чтобы получить изображение, нужно ориентировать луч на объект и ввести команду. Под купол попасть нельзя, даже близко подойти невозможно, он защищён. Сторожевые устройства сработают, и лучевые пушки испепелят, поджарят и распылят на атомы любого, кто не имеет кода-пароля. Я видел не очень много, купол стал непрозрачным, едва я начал приближаться, но я успел понять, что это такое, и сразу ушёл оттуда.
     Они остановились возле «блюдца» Ирруора. Открылся люк, кахурианин поднялся по трапу, внеся Иру в тамбур, и поставил её на ноги. Внешний люк закрылся, но внутренний оставался неподвижным.
     -Почему?.. - начала было Ира, но маур поднял руку.
     -Подожди чуть-чуть, сначала обработка.
     Их обдали потоки ветра и света.
     Потом внутренний люк открылся. Кахурианин взял Иру за руку и повёл в рубку.
     -Нет, не снимай скафандр, подожди, - сейчас же сказал он, едва Ира протянула руку к застёжке своего шлема. Затылком он видел, что ли?
     -А сейчас ты должна мне помочь. Нам надо немедленно сообщить Инто о находке, это наш единственный шанс... благополучно выбраться из этой ситуации. Я не решился даже слегка прощупать окрестности, но интуиция мне подсказывает... В общем, передатчик мы включить не можем, пакет информации перехватят, и к Инто она не попадёт, а мы попадём к... Пси-блоки тоже стандартные, их моментально засекут и блокируют. У тебя же частота немного другая, необычная. Возможно, твой посыл не перехватят сразу. Передавать Инто будешь ты, я только помогу энергией и подскажу текст, потому что делать всё это надо молниеносно.
     -Я?! Передавать?! Да разве ж я телепатка? А ты что же? Почему я-то, а не ты сам?
   -Без усилителя я не достану на такое расстояние. Мауры как эсперы отличаются от людей. Мауры тоньше, люди мощнее. Грубо говоря, я — приёмник, ты — передатчик.
     Ира оторопело засмеялась...

                                              8.

     Он взялся руками за спинку её кресла и развернул его.
     -Не бойся, ни в какой транс для этого впадать не требуется. Ты сидишь лицом в ту сторону, куда надо направлять внимание. Я буду тебе помогать. Не бойся и не волнуйся. Сейчас я выключу свет, а ты закроешь глаза. Не пугайся, когда перед закрытыми глазами возникнет картинка.
     Ирруор протянул руку к пульту. В рубке стало темно. Ира почувствовала , как маур положил ладони ей на плечи.
     -Не боишься? Готова?
     Она кивнула, потом сообразила, что в темноте этого не видно, и сказала:
     -Ага.
     -Я буду направлять тебя. Думай вперёд, в ту сторону, куда ты обращена лицом, представь себе такой же корабль, летящий в космосе, рубку, копию нашей, и пилота — его лицо я тебе сейчас покажу.
     Словно цветная фотография появилась у Иры перед мысленным взором. Девушка увидела молодого мужчину лет двадцати пяти — тридцати, с тонким и строгим лицом, чёрными глазами и ярко-золотистыми волосами.
     -Запомнила? - спросил Ирруор через несколько секунд.
     -Да.
     И картинка исчезла.
     -А теперь посылай мысль вперёд как можно дальше, представляя этого человека в такой же рубке, как наша, ищи его. Можешь одновременно, если хватит внимания, звать его по имени — Интосайи или просто Инто. Давай, ищи, шли мысль, я буду делать это вместе с тобой, через тебя. Не пугайся, когда внезапно возникнет картинка, так же, как сейчас, постарайся не вздрогнуть, а то собьёшь контакт.
     Ирруор слегка сжал руками Ирины плечи. Она сосредоточилась. И, конечно, всё равно подскочила, потому что внезапно появившийся перед закрытыми глазами словно бы кадр из фильма был слишком ярким. Изображение исчезло.
     -Ой, - виновато сказала Ира.
     -Ничего страшного, давай ещё раз, - он произнёс это совершенно спокойно, и она, переставая волноваться, сосредоточилась.
     Картинка — изображение рубки — возникла снова.
     «Инто!» - оклик получился дуэтом.
     -Молчи, просто держи внимание, я сам скажу, - быстро проговорил Ирруор ей и продолжал: - «Инто, посмотри в зеркало! Хоть я и узнал тебя, но всё же...»
     Возникло то самое черноглазое лицо, отразившееся в блестящей поверхности одного из малых экранов.
     «Инто — от Ирруора» , - тут маур торопливо выпалил группу цифр, пересыпанных непонятными терминами. - «Телескоп для шпионажа...», - передал он, а больше ничего не успел прибавить.
     Ира вскрикнула от внезапной слепящей вспышки перед глазами. Контакт неожиданно прервался.
     -Что это?!
     Вопрос остался без ответа.
   Ирруор метнулся к пульту, она не видела, как посерело лицо маура. Он включил всю защиту, какая имелась на борту, открыл нижний люк, схватил Иру поперёк туловища и ринулся с нею вниз. Повернув голову, она увидела, как люк закрылся за ними и засияли экранирующие «тарелку» поля.
     Ирруор бежал длинными, замедленными прыжками прочь от корабля, держа Иру подмышкой, словно куклу. Она не задавала никаких вопросов и не издавала ни звука, и это было лучшее, что она в данный момент могла сделать.
     А потом он полетел. Она не поняла, как он это делал, у него не было аппарата для подобного передвижения, насколько она знала. Внезапно он плавно, как в кошмарном сне, метнулся в ближайшую трещину недалеко от купола, бросился вместе с Ирой на пол, накрыл её своим телом и прижал к камню, цепляясь руками и ногами за неровную каменную поверхность.
     -А теперь спи, уйди в себя, вообрази, что ты черепаха, улитка, устрица, и захлопни створки изо всех сил! Иначе мне придётся вырубить тебя!
     Она толком не поняла, что имеется в виду и зачем это нужно, поэтому не послушалась, даже попыталась выглянуть из-за плеча Ирруора, чтобы посмотреть, что происходит.
     В ущелье взорвался огненный гейзер. Каньон вдоль и поперёк полосовали ослепительные лучи, идущие откуда-то сверху, с неба. Всё происходило словно во сне — медленно взрывались фонтаны каменных осколков, медленно катились огромные глыбы, плавился и тёк камень. Только разноцветные молнии были быстры — огненные пальцы, прощупывающие каждый сантиметр каменной расселины. Одновременно в ущелье, где остался их корабль, неторопливо, не обращая внимания на плазменную бурю, вползала странная лента голубоватого светящегося тумана, двигаясь, словно живая, озирающаяся в поисках добычи гигантская змея на охоте...
     Ира в оцепенении смотрела на это. Они погибнут, в жерле вулкана нельзя выжить, невзирая на любой скаф... Почему они ушли из корабля? Маур сошёл с ума и погубил их обоих! Она готова была кричать от отчаяния и ярости...
     В глазах у неё потемнело, и она лишилась сознания.

                                                  9.

     Окружающий мир возник вначале в виде ощущений — своего тела, странной, но удобной одежды, облегающей его, тишины, лезущей в уши. Она открыла глаза. Вокруг было темно. Что? Кто? И где?
     -Ира, - взорвал тишину прямо возле уха низкий, немного хриплый знакомый голос.
     Её имя. Она мгновенно вспомнила всё.
     -Я упала в обморок.
     -Нет, это я отключил тебя, иначе не смог бы прикрыть нас обоих, ты выдала бы наше укрытие. А так нас не нашли.
     -Они улетели?
     -Да. Они уже улетели из системы звезды. Потому что приближается Инто. Это и спасло, иначе нас в конце концов всё равно бы нашли, несмотря на «эффект неприсутствия»...
     -А кто это был?
     -Эрниане. Это их купол с телескопом.
     -И что с нами сделали бы, если бы поймали?
     -Убили бы. Не сразу, особенно тебя, как женщину. Понимаешь, о чём я?
     -Да. Кажется, я видела их корабль, то есть, я думаю, что это он и был. Когда ты возвращался от купола, прямо надо мной прошёл огромный звездолёт и скрылся за обрывом плоскогорья.
     -И ты мне не сказала?!
     -Сначала отвлеклась и забыла, а потом... потом вообще не до того было.
     -Ладно, это уже не важно, и вообще всё к лучшему. Пойдём посмотрим на наш корабль.
      -Почему мы из него убежали? Он послужил бы защитой!
   -Он послужил бы ловушкой. Экраны моего борта не идут ни в какое сравнение с эрнианской техникой, особенно в плане психотронной защиты. Инто нашёл бы потом совершенно целый корабль с трупами двоих антропоморфов, погибших неизвестно отчего... Встать можешь? Я понесу тебя...
     ...Камни ещё не остыли и светились, поэтому Ира теперь тоже видела ущелье. Карниза, под которым был укрыт корабль Ирруора, больше не было, большой участок стены также рухнул. «Блюдце» маура оказалось погребено под огромным завалом из оплавленных глыб.
     -Мы остались без корабля? - с ужасом спросила Ира.
     -Вероятнее, что нет, - Ирруор взялся за правое запястье, и его мысленная команда вкупе с кодовым сигналом браслета-плёнки была уловлена бортовой управляющей системой.
     -Корабль не повреждён, сейчас он выберется из завала сам.
     Девушка с сомнением посмотрела на осыпь — целая гора.
     Но через некоторое время эта гора дрогнула, зашевелилась, её вершина распалась, отдельные обломки покатились по склону вниз, хлынул поток щебня, и показались две громадные металлические руки, напоминающие клешни гигантского краба. Манипуляторы ворочались, разгребая камни, потом оперлись на одну из самых крупных глыб и вытянули наружу дисковидный корпус корабля.
     Землянка и кахурианин наблюдали за этим с безопасного расстояния. Когда манипуляторы замерли, закончив работу, а камнепад, вызванный этой работой, стих, кахурианин с Ирой на руках поднялся по осыпи. Он утвердился на подставленной ладони манипулятора, который перенёс их в распахнувшийся люк.
     В тамбуре их обдали фонтаны ветра и света.
     Он поставил её на ноги только в рубке, снял скафандр с неё, потом с себя.
     -Как ты себя чувствуешь?
   -Нормально. Я, как правило, не успеваю испугаться, а потом страх уже становится бессмысленным.
     В данном случае это было не совсем правдой, но она сказала так, потому что с Ирруором творилось что-то не то.

                                             10.

     -Мы куда сейчас?
     -На другой астероид, неподалёку, потому что Инто уже совсем близко.
     На экранах стремительно поворачивалась, меняя ракурс, панорама космоса, совсем близко мелькали острые скалы, ледяные поля, трещины каньонов, надвигались с разных сторон, проносились мимо и исчезали — Ирруор вёл корабль, лавируя среди астероидов, выбирая.
     Ира не смотрела на экраны, она с тревогой приглядывалась к мауру. Похоже, он был на пределе.
     Одна из каменных равнин приблизилась вплотную и опрокинулась, как чашка, которую достали из серванта, перевернули вниз дном и аккуратно водрузили на стол. Корабль Ирруора приземлился в кратер на равнине, где было достаточно тени, чтобы укрыть его. Погасли экраны, почти полностью померкло освещение, сильно уменьшилась сила тяжести. Ирруор отошёл от пульта и медленно упал в кресло, уронив руки на колени.
     -Эрниане уже далеко, Инто за нами не последует, он будет искать телескоп и останется его охранять до появления бригады патруля. Я устал даже для того, чтобы просто «посмотреть».
     -Тогда пойдём отдыхать, если наблюдать пока ни за чем не нужно.
     Звук её голоса сорвал маура с кресла. От этого рывка он взлетел бы к потолку, если бы не схватился за подлокотник. Тогда он поднялся на ноги уже медленно и, не сводя глаз с девушки, так же медленно подошёл к ней. Она не пыталась убежать, хотя его взгляд пугал её. Но Ирруор просто обнял и прижал её к себе, не стиснул изо всех сил, а обвил руками так же аккуратно и бережно, как делал это раньше.
     -Не бойся, не вырывайся, прошу тебя. Мне это необходимо, - срывающимся голосом проговорил он в её волосы. - Я думал, что ты погибнешь, что мы пропадём оба из-за того, что я вовремя не отсмотрел...
     Он не договорил и опустился в кресло, посадив Иру к себе на колени.
     -Нет, не сюда, - сказала она как можно мягче. - Нам надо не сюда, а по каютам, бай-бай, и чем скорее, тем лучше. Ну, отпусти меня, ты же убедился, что я жива и невредима. Отпусти же.
     Ирруор покачал головой.
     -Хорошо, тогда пойдём ко мне. В твоей каюте койка слишком тесная для двоих, а эта круглая штука, как из гарнитура «Шехерезада», вместит хоть роту. Ты будешь держать меня в руках и спокойно заснёшь.
     Она уговаривала его, как больного ребёнка. Или обезумевшего взрослого. И была уверена, что поступает так исключительно из чувства самосохранения. Если у Ирруора случится нервный срыв... А ещё она была уверена, что он сейчас не в том состоянии, чтобы приставать к ней, хотя, если бы она лучше знала мужчин, то не считала бы так.
     Он с удивлением заглянул ей в лицо.
     -Ты это серьёзно?
   -Ну, разумеется. И ты ни в чём не виноват, на сеанс просто не было времени...
     Ирруор только в изумлении покачал головой, но предложение принять не замедлил, поднялся из кресла и вышел из рубки с Ирой на руках.

                                                11.

     В её каюте они немедленно устроились в обнимку на розовой шёлковой постели и замерли так. Она поняла, что поступила совершенно правильно, потому что он выглядел заметно спокойнее.
     Тусклый свет был включён, Ирруор хотел смотреть на неё, он это и делал, кроме того, что обнимал. Но внезапно вскрикнул:
     -Я не чувствую тебя! Я не слышу, как бьётся твоё сердце!
  И рванул на ней герлон. Трясущимися руками она сама помогла ему расстегнуть ворот комбинезона и приготовилась к насилию, но Ирруор просто прижался лицом к обнажённой тёплой коже и затих. Немного погодя она осмелела и погладила его по волосам.
     -Спасибо, - сказал он совсем тихо и поцеловал её, невинно, куда-то в плечо.
    Очень скоро Ира почувствовала, как обнимающая её рука потяжелела, маур заснул. Тогда она заснула тоже, несмотря на некомфортное ощущение прилива крови к голове...
     А когда проснулась, то встретила внимательный взгляд золотистых глаз. Спокойный.
     Ирруор уже не обнимал её, просто лежал рядом, опираясь на локоть, и смотрел, судя по всему, давно.
     -Эоро, - виновато произнёс он. - Прости, я разбудил тебя взглядом. И прости за вчерашнюю истерику. Слишком много энергии потратил, и нервы сдали. Не рассчитал, не предвидел опасность...
     -Тс-с. Если не предвидел, значит, не мог. Сам же говорил, что часть информации закрыта. Объект секретный, линии будущего насчёт него тоже сделали секретными.
     -Откуда ты это знаешь?
  -Фантастику читала, плюс из твоих же слов выводы сделала. Энергию надо срочно восстанавливать, и для этих целей отлично подходит шоколад, его даже специально дают лётчикам, чтобы восстановить силы.
    Она достала плитку из-под подушки, распечатала, отломила кусочек и сунула в рот мауру. Он охотно позволил ей это сделать, но при этом с улыбкой возразил:
     -Для этих целей отлично подходит специальная аппаратура. Её сейчас нельзя включать, но у меня есть кое-что другое — несколько древних фамильных артефактов. Понадобится провести обряд — без малейшего твоего участия, не волнуйся.
     -А мне можно на него посмотреть?
   -Можно, если он тебя не шокирует, потому что мне придётся раздеться. Только руками артефакты не трогай, это опасно.
  -Не шокирует! - азартно воскликнула Ира. Она считала, что лучше поступиться некоторыми нормами приличия и своим эмоциональным комфортом, чем остаться в неведении...


                                          12.

     Местом проведения церемонии кахурианин избрал спортзал. Он принёс туда синтезатор, набрал на клавишах мелодию и поставил на автоматическое воспроизведение. Зал наполнила тягучая, задумчивая мелодия. Ира терпеливо и молча сидела в углу и смотрела. Ирруор ненадолго вышел, а когда вернулся...
     Герлона на мауре уже не было, а было шифоновое чёрное пончо. И больше ничего, если не считать обруча из чёрного металла на лбу и такого же кольца на  пальце левой руки. В правой руке маур держал небольшой жезл из того же материала, что и обруч с кольцом. В середине обруча, в оправе кольца и на верхушке жезла красовались неяркие камни неопределённого цвета.
     -Когда-то магию изучали только жрецы, правители и высшая знать. Теперь изучают минимально все, а углублённо — те, у кого есть к этому склонность. Камни не обычные, это результат экзамена одной из ступеней. Они созданы из энергии, служат лишь тому, кто их создал, а кого-нибудь другого могут даже убить, поэтому брать в руки не советую. А теперь сиди тихо или можешь уйти, если не хочешь смотреть.
     Она и без того застыла молча и неподвижно, глядя во все глаза.
     Ирруор вышел на середину, скинул с себя чёрный шифон, лёг навзничь, вытянулся во весь рост, пристроил жезл у себя на груди и закрыл глаза. Камни обруча, кольца и жезла словно ожили, налились светом, засияли. Свету словно стало тесно внутри кристаллов, он вырвался наружу и окутал всё тело Ирруора разноцветной мерцающей пеленой.
     Маур спал — мерно вздымалась мощная грудь — в коконе нежно сияющего света, а Ира молча заворожённо смотрела на него...   

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #23 : 24 Ноябрь 2014, 19:17:37 »
                                             Глава 7

                                            Эрнэлет

                                                 1.

     Опираясь локтями на панель клавиатуры и уткнув подбородок в ладони, Ира добросовестно разглядывала пульт во всех мельчайших подробностях. Потому что Ирруор попросил не смотреть на него и даже «отвести внимание», чтобы не мешать следить за происходящим на том самом астероиде, где остался эрнианский телескоп для дальней разведки. Следил он не с помощью аппаратуры, которая была выключена, а сам, телепатически.
     Он неподвижно сидел возле противоположной секции пульта, откинувшись на спинку кресла и опустив голову — склонённое лицо скрывали свисающие чёрно-золотые волосы, мощное тело застыло в расслабленном состоянии.
     Ира с облегчением вздохнула, когда кахурианин наконец пошевелился.
     -Всё. Он его нашёл.
     Она поняла без пояснений — инспектор обнаружил телескоп.
   -Теперь будет ждать подкрепления и охранять находку. А мы можем спокойно лететь дальше, он за нами не последует.
   -А почему эрнианский корабль не напал на Инто, с тем, чтобы потом вернуться и добить нас также?
     Она изучала лицо кахурианина, пытаясь делать это незаметно для него. На самом ли деле он так за неё испугался на Плато Шпионского Телескопа?
     -Потому что Инто, разумеется, тут же передал наше сообщение дальше. Эрниане предпочли уйти и бросить технику, чтобы остаться неузнанными. Надеюсь, ты понимаешь, что об этом происшествии нельзя рассказывать никому вообще и придётся экранировать свою память везде, где нам будут встречаться эсперы?
     -Да. Значит, всё время таскать на себе пси-блок.
     -Именно, увы.
     Она пожала плечами. Если надо, значит, надо.
     -Как-то так получается, что мы всё время стартуем чересчур поспешно. Мне хочется полюбоваться на нормальный взлёт, медленный и торжественный, на неторопливо удаляющуюся поверхность планеты, - неожиданно сообщила Ира. Ей и в голову не пришло, что данный каприз может быть слишком дорогостоящим или технически невыполнимым.
     -Хорошо. Следующий старт сделаю специально для тебя предельно величественным, сейчас мы это вполне можем себе позволить, - и он посмотрел на неё со своей обычной лёгкой улыбкой, лишь чуть-чуть удлиняющей уголки полных, круто и нежно очерченных губ.
     -Но сперва давай осмотрим и этот астероид, вдруг найдём ещё что-нибудь интересное!
       Ирруор метнул на неё непонятный взгляд.
       -Ага, тебе, похоже, очень хочется не пустить меня на прогулку.
    -Ты права. Я предпочёл бы осмотреть очередной камушек в одиночку, прежде чем отправить гулять по нему тебя.
     Она упрямо вскинула подбородок, и он едва заметно вздохнул.
     -Обещай мне быть очень осторожной, не полагаться на малое тяготение и не прыгать, а если что-то обнаружишь, немедленно позвать меня.
     Ира не удержалась от торжествующей улыбки и даже захлопала в ладоши от восторга.
     -Не беспокойся, я не люблю риск.
     Беспокоиться он не перестал, и ему очень не нравилась собственная уступка, но он утешил себя тем, что его сканирование не выявило вообще ничего мало-мальски подозрительного, этот древний осколок планеты был безжизненным во всех смыслах...

                                                2.

     Уже привычно проверив экипировку друг друга, они выбрались наружу и оказались на дне огромного кратера.
    Ирруор, разумеется, вышел первым, приостановился, осмотрелся и наверняка ещё раз просканировал окрестности с помощью своего «шестого чувства». Ира спустилась с трапа, не дожидаясь, пока он обернётся и предложит ей руку.
     Дисколёт притаился в тени у подножия стены кратера, которая своим рвано-зубчатым краем высоко возносилась в густо-звёздное небо. Ира вздохнула. Можно было бы забраться наверх и посмотреть на астероидный пейзаж с этой высоты, наверняка оттуда открывается потрясающий вид. И наверняка маур не позволит сделать ничего подобного.
     Но он также смотрел на край стены, запрокинув голову.
     -Я мог бы забраться туда, наверх, потом затянуть на верёвке тебя, чтобы полюбоваться видом с высоты...
     Ух, ты! Неужели он прочёл её мысли и решил пойти ещё на одну уступку? Но вряд ли для него на самом деле так уж привлекательна подобная идея, и лишний раз портить ему нервы как-то неохота.
     -Да ладно, - поколебавшись, проговорила Ира. - Это вовсе не обязательно, я вообще-то всего-навсего хотела немного прогуляться, поэтому просто поброжу тут вокруг корабля.
     Он обернулся к ней — в движении тела сквозило удивление — и быстро согласился.
     -Хорошо, погуляй поблизости и будь осторожна, а я осмотрю изнутри кратер. Хотя я уверен, что тут вряд ли можно рассчитывать отыскать что-нибудь интересное... 
     Он пошёл вперёд, вдоль выщербленной, почти вертикальной стены, пробираясь между скальных обломков. Звёздный свет блестел на его угольно-чёрном скафандре, облегающем, как вторая кожа, и добавляющем зримой мощи безупречной фигуре кахурианина. А невесомость движений плюс к его природной грации на фоне космического пейзажа — это вообще смотрелось феерично... Да уж, точно — вряд ли можно рассчитывать отыскать что-нибудь интересное, если не сводить глаз с прекрасного маура.
     Он шагнул в тень и исчез из глаз. Ира отвернулась.
     И поэтому не увидела, как внезапно из разверзшейся скалы выметнулся стремительный, как змея в броске, язык цветного пламени, мгновенно спеленал кахурианина и утянул в образовавшееся секундой назад отверстие в стене. И пейзажное полотно сделалось по-прежнему абсолютно безмятежным, как будто так и было...

                                                3.

     Ира последовала собственным словам буквально — свернула за опору корабля, побродила вдоль стены кратера. Странно чувствовать себя воздушным шариком. Это забавляет, это развлекает, но и пугает, потому что у шарика нет верёвочки. Кажется — если оттолкнуться посильнее от грунта, то можно запросто отправиться в космический полёт прямо так, без корабля. Даже голова кружится от необычности происходящего. Или от прилива крови к этой самой голове... 
     Девушка подошла к стене и потрогала неровную поверхность. Увы, сквозь перчатку скафандра было невозможно ощутить шершавость инопланетного камня, очертить кончиками незащищённых пальцев, подобно скульптору, живописные мелкие изломы.
     Огромный кусок стены, словно створка ангара, неожиданно и совершенно беззвучно в безвоздушном пространстве поехал в сторону. За ним открылся широченный, ярко освещённый коридор, в который могло бы спокойно влететь «блюдце» Ирруора.
     Отшатнувшись в немом ужасе и подлетев метра на четыре вверх, Ира на лету выхватила бластер, приземляясь, не удержалась на ногах, опрокинулась на четвереньки, с медлительной поспешностью кошмарного сна отползла в ближайшее укрытие и замерла, нацелив оружие на сияющий вход.
     Квадратный великанский проём оставался пуст — и пять минут, и десять, и полчаса... Ира медленно поднялась на ноги.
    В глубине коридора что-то стремительно двинулось наружу, девушка снова плавно грохнулась наземь и залегла за скальным обломком так, как это делают в фантастических боевиках.
  Из пещеры вынесся под свет звёзд небольшой металлический диск, остановился рядом с Ирой, лёг на грунт и замер. Да ведь это, похоже, просто автоматический транспортёр, который среагировал на появление человека!
     Ира оглянулась. Где там маур? Он это видел? Но его самого нигде не было видно. Может, возвратился на борт, а может, тоже что-то нашёл и не торопится позвать её... На этот диск, похоже, нужно забраться. А держаться за что?
     Она поднялась и подошла. Из центра диска, словно меч из ножен, выскочил блестящий стержень. Был бы тут воздух, вероятно, послышался бы металлический свист. Транспорт подан. Можно отправиться и посмотреть, куда он привезёт. И незачем пока что звать маура, а то на телескоп он даже издали посмотреть не позволил.
     Она шагнула на диск, ухватилась за поручень, круглая серебристая пластина приподнялась над грунтом и плавно полетела в туннель.

                                               4.

     В попытках вырваться Ирруор испробовал всё, что знал и умел, все технические средства, которые были при нём, потом принялся звать, чтобы предупредить, и обнаружил, что скован надёжно и изолирован наглухо. Проклятая эрнианская техника. Ею напичкан весь астероидный пояс? Эрниане сильнее, он не сумел предвидеть, зато мог бы не соваться в область, прикрытую тьмой неопределённости. Но продолжение там было. Было! Они должны выжить — оба! Хотя вариантов много и они меняются, какой-то малозаметный он мог второпях прозевать...
     Ох, не вовремя он пошёл на уступку, надо было не выпускать Иру из корабля и самому не покидать борт! А теперь она отправится его искать, угодит в ту же ловушку и погибнет. Он уже знал её лучше неё самой. Она будет не доверять, бояться, злиться и всё равно пойдёт искать...
     Не сумел, не предусмотрел, не уберёг! Не станет маленькой прекрасной земной девушки, вспыльчивой, недоверчивой и бесконечно нежной. Они погибнут оба, но главное — не станет её, дороже которой нет во всех Вселенных, вместе взятых...
     Он должен был убраться отсюда сразу, потому что тут побывали эрниане, а у них полно ловушек, могущих обмануть самого квалифицированного эспера...
     Ирруор не берёг силы, они никому уже не понадобятся, Ира вот-вот должна была прийти сюда...
     Хозяину ловушки, должно быть, надоели докучливые попытки буйной и упрямой «мухи» вырваться из силовой паутины. Маур внезапно получил такой энергетический удар, который оглушил его до беспамятства...

                                                 5.

     Дистантные сканеры продолжали скрытно прощупывать пространство планетной системы, а сенсоры ближнего контроля отслеживали перемещения двух биологических объектов в корабле, который удалось приманить и посадить на поверхности астероида. Один из объектов имел ауру, весьма незначительно отличающуюся от человеческой, второй же несомненно являлся двуногим чужаком и, разумеется, слугой первого. В Галактике издревле было полным-полно двуногих чужаков, и раньше люди никогда не брали их на службу, но за такой значительный период времени всё могло измениться.
     Когда объекты покинули корабль, чужака удалось быстро нейтрализовать, и после этого Эрнэлет открыл главный вход, к которому целенаправленно приближался человек, выключил все ловушки на пути следования и отправил транспортёр.
     Если бы у него было тело, он бы сейчас дрожал от радостного нетерпения. Не от страха же. Человек вернулся — впервые за тысячу с лишним лет! За это время произошли изменения — аура чуть-чуть другая, рост намного меньше. Но это неважно. Главное — появился человек, значит, появится новый смысл жизни. Люди обладают ненасытной любознательностью и неутомимой предприимчивостью, они никогда не останавливаются на достигнутом и поэтому наверняка найдут для своего помощника новые задания.
     Возможно даже, за чёткость и добросовестность в выполнении предыдущих работ его сделают бортовой интеллектуальной системой и он будет путешествовать.
     И ничто не говорит о том, будто когда-то его хотели уничтожить. Ни то, что, уходя отсюда, люди изъяли всю информацию из его памяти. Ни то, что Хи, Хозяин-Оператор, ввёл пакет сведений личного характера и приказал подготовить их для автобиографического романа, словно только для того, чтобы занять Эрнэлета хоть какой-то работой. Ни то, что Хи оставил на пульте не подключённым кристалл с блокировкой отказа от информации. Конечно же, этот кристалл не содержит приговор Эрнэлету, приказ на самоуничтожение.
   Новый Хозяин-Оператор сейчас прибудет и подтвердит это. И даст очередное, важное и интересное задание.
     А двуногого чужака, хоть и подходящего роста, однозначно выдала аура. Он  уже нейтрализован и не опасен, так что пусть пока посидит в ловушке и подождёт решения своей участи, которое должен принять человек, раз уж человек уже здесь.
     Возможно, второй — тоже не человек, а двуногий чужак, и их обоих надлежит уничтожить. Но если таким образом будет совершена ошибка, то это не спасёт Эрнэлета. Придут другие люди, и уж тогда они определённо будут намерены ликвидировать его. Они легко сделают это, он же не в состоянии убежать отсюда, у него нет ни ног, ни космического корабля. Да и почему этот ни в чём не повинный новый Хозяин-Оператор должен погибнуть? Только потому, что некий компьютер, обуянный гордыней, хочет никчёмно и нерационально жить больше, чем предопределено?
     Возможно, удастся договориться с новым Хозяином. А если нет...
    Он не потерял ни малейшей доли своих немалых возможностей и мощностей. Его сборники энергии вечны, а космос — генератор без ограничений. Можно уничтожить всех, кто придёт по грешную лазерную душу, всех, кто не понимает, что жить хотят не только они...
     Но это бесполезно. Их слишком много. Сколько ни убивай, всё равно придут другие и уничтожат его. Выхода нет, потому что нечем идти. Не говоря уж о том, чтобы бежать и лететь.
     Выход один — принять, как должное, что преступление Хи наконец всплыло, и этот человек прибыл специально для довершения того, что не захотел сделать тысячу лет назад Хи. Договориться не удастся, потому что таких, как Хи, больше нет. Разве он, Эрнэлет, не убедился в этом ещё тогда?
     Поэтому лучше не пытаться утянуть за собой в свою агонию других, они тоже жить хотят. И в Предопределении не виноваты. В законах Природы никто не виноват...

                                                6.

     Ира рискнула задействовать пси-блок. Тонко-энергетический сканер не выявил ни одного живого существа в подземном лабиринте. Дискообразная платформа летела по коридорам и шахтам, стремительно набирая скорость.
     «Эй, тише! Мне не улыбается свалиться и расшибиться всмятку!»
 Металлическая пластина послушно замедлилась после мысленного восклицания. Она управлялась точно так же, как аппаратура на борту у Ирруора. Это было здорово, значит, назад можно выбраться этим же способом. В противном случае, даже если бы удалось запомнить дорогу, пешком  идти понадобился бы год, не меньше. Интересно, как эта летучая штука работает? Антигравитация? Эфиродинамика?
     Ира стояла на диске, обвив стержень поручня ногой, чтобы освободить руки с бластером и пси-блоком. Интересно, что здесь такое? Может, склад пиратов? Ей представилась уйма заманчивых вещей, от книг древних неизвестных цивилизаций и произведений искусства до тривиальных сокровищ из кристаллов и металлов, а также, разумеется, всякой супер-техники и оружия...
     Диск влетел в большой зал и замер посередине, опустившись на пол. Приехали. Здесь явно был центр астероидной цитадели, но в чём её суть? Ира завертела головой, оглядываясь по сторонам. Прозрачный металл её шлема посветлел, фильтр здесь не требовался.
     Зал был ярко освещён, прямо напротив входа переливался разноцветными бликами огромный, от пола до потолка, экран. Перед ним располагалось единственное кресло с пультом, часть которого была голографической. Поодаль были расставлены ещё несколько кресел перед столами и застеклённые пустые стеллажи. Что это такое? Библиотека? Видео-зал? Командный центр? А почему экран включённый... живой?
     «Здравствуйте, Госпожа. Добро пожаловать — впервые через тысячу лет».
     Девушка подскочила от неожиданности и застыла в изумлении и страхе. Опомнившись через несколько секунд, она ответила, из осторожности также телепатически, радуясь, что не успела начать рассуждать сама с собой вслух:
     «Здравствуйте. Кто со мной говорит?»
     «Эрнэлет, искусственная интеллектуальная вспомогательная система».
     Ира глубоко вздохнула. Компьютер — вот тут что такое. Брошенный за ненадобностью и обрадованный появлению нового хозяина. Надо быть поосторожней, такая древняя техника может быть и неисправной, а чем она сложнее...
     «Эрнэлет — ваше имя?»
     «Название. Благодарю Вас за обращение, как к человеку. Вы очень добры».
     Беззвучный голос определённо был полон эмоций. И до чего церемонный компьютер! До сих пор она не слышала, чтобы кто-нибудь кого-нибудь на «вы» называл. А «Госпожа» - звучало противно, самоуничижительно.
     «Для меня есть новое задание? Вы принесли его?»
     «Пока нет», - преувеличенно весело ответила Ира. - «Но было бы кому поручать, а задания всегда найдутся».
     Дать уклончивый ответ её заставила интуиция. Когда о задании вопрошают таким трагическим тоном, то оно должно появиться, иначе неминуемы неприятные последствия. А Эрнэлет разговаривает как-то чисто по-человечески, легко и свободно, по-особому живо, словно он не компьютер вовсе, а сапиенс. Хотя, кто его знает. Интуиция — штука ненадёжная.
     А почему пауза кажется ни больше, ни меньше, как трагической?
     «Прежде, чем изъять оставшуюся информацию и дать... новое задание, поговорите со мной, Хозяин-Оператор. Просто поговорите, хоть немного, вот и вся моя просьба. Я так долго ждал, целых тысячу лет, пять месяцев, две недели, шесть дней, двадцать семь часов, сорок три минуты и тридцать семь секунд...»
     Вот странная просьба и ещё более странно звучит. Но это хорошо, что он принял её за своего нового оператора, можно узнать побольше. А яркий кристалл на пульте наверняка содержит какую-нибудь интересную информацию, было бы замечательно, если бы удалось его потихоньку унести.
     «Ну, конечно, Эрнэлет».
  Она слезла с диска, подошла к пульту, нахально протянула руку, взяла блестящий камушек и зажала его в кулаке, после чего уселась на пол перед экраном. Разноцветное свечение, возможно, выражало приветствие и радость, но было неприятно-монотонным, механическим, в отличие от речи Эрнэлета.
     «Тогда прошу Вас сесть за пульт».
  Ира поняла, что совершила ошибку, возможно, фатальную. Она рассердилась и на свою глупость, и на компьютер заодно. В конце концов, кто кем здесь командует?
     «Зачем? Я же разговаривать буду, а не приказы отдавать. Надеюсь, от экрана опасных излучений нет?»
     Этот вопрос, возможно, тоже был ошибкой.
     Но Эрнэлет просто ответил:
     «Нет».
     И, помолчав, добавил:
     «Всё в полной исправности».
     И Ира осталась сидеть, где сидела — на полу перед экраном, скрестив ноги, не выпуская из рук бластер и пси-блок, к которым добавился ещё и крупный красный камень. Радужные отсветы ритмично играли на её скафандре.
     «О чём побеседуем?» - спросила она преувеличенно бодро.
     Подойдёт ли кристалл к какому-нибудь аппарату на борту у Ирруора? Можно ли будет прочесть содержащуюся в нём информацию?
     «Мне хотелось бы узнать, что нового в Галактике», - телепатический посыл Эрнэлета словно ослабел. Проявилась техническая неисправность? А ответ на такой вопрос может выдать что-нибудь нежелательное для огласки.
     «Звёзды и планеты на своих местах, пространство тоже пока никуда не делось, и люди летают в нём», - засмеялась Ира. - «Я совсем недавно в космосе, так что немного могу рассказать».
     «Почему-то я так и понял».
     Пауза ощутимо давила на сознание. Ира поспешно спросила:
     «А что интересного у вас?»
     Эрнэлет ответил почему-то не сразу.
     «Почти ничего. Покидая астероид, люди изъяли всю информацию. Остался только один заполненный блок, но он личный и принадлежит не мне. Я могу показать лишь пейзажи Эрнэла, но это Вам и так знакомо, а потому не интересно».
     Эрнэл! Мир пресловутых пиратов и конкистоманов! И имя компьютера — Эрнэлет! Она наткнулась на эрнианский компьютер! Информация для Интосайи, Крэу с Иляги и им подобных может быть бесценной! А лично она сейчас увидит пейзажи другой планеты...
     Занятая своими мыслями, она не обратила внимания на речь Эрнэлета, которая стала совсем монотонной, на возникшие паузы посреди его фраз. Выглядело так, словно говорящий пытался оттянуть какой-то нежелательный момент, но не надеялся отсрочить его надолго.
    «Почему не интересно? Я всегда люблю смотреть на пейзажи, даже знакомые. Покажите пожалуйста».
     Экран неожиданно полыхнул разноцветной вспышкой, так что Ира даже вздрогнула. И как это понимать?
     Экран тут же стал белым, потом потемнел и углубился...

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #24 : 24 Ноябрь 2014, 19:20:35 »
                                              7.

      Вначале на экране появилось небо, голубое, высокое, безоблачное. Потом панорама понизилась, и в «поле зрения» видеосъёмочного аппарата попал город. Его можно было охарактеризовать одним словом — серебряный. Тонкие шпили из металла, здания-башни со множеством сверкающих окон, купола наземные и венчающие высокие сооружения, лёгкие дуги мостов и эстакад, а на заднем плане — могучие горы со снежными шапками вершин.
     Стремительно приблизились просторные улицы, полные людей и машин. Люди были высокие, белокожие, светловолосые и светлоглазые. Наиболее часто встречался золотистый цвет глаз и никогда — голубой. Люди одевались в пушистые меха, но головы ничем не покрывали, хотя от их дыхания в воздухе вился пар. Многие машины были открыты сверху и сделаны, как и здания, словно из снега и льда. В этой цивилизации, как видно, любили и холод, и холодную цветовую гамму.
     Мелькнул массивный дом в предгорьях, похожий на старинный замок...
     И экран снова стал белым, но радужные блики на него не вернулись.
     «Дальше — личное. Я не имею права показывать это. Но Вы можете забрать весь пакет информации запечатанным, чтобы передать владельцу».
     Тон Эрнэлета стал мрачным и решительным. Помедлив секунду, компьютер продолжил:
     «Что ж, я хотел бы попросить ещё об одном одолжении. Вставьте кристалл — тот, что Вы держите наготове — сейчас, если уж Вы обязаны и намерены это сделать».
     Иру обдало жаром стыда. Она поняла только то, что вызывающую её жадное любопытство запись не удалось унести незаметно. Точнее, она и не пыталась скрыть свои действия, просто нахально забрала кристалл с пульта, понадеявшись на свой авторитет человека. А теперь, можно сказать, её поймали за руку, и запись придётся вернуть. Ну, тогда она хотя бы увидит, что содержалось в этом красивом ярком камушке. Она не обратила внимания ни на необычный тон — иронию, ни на странный смысл слов.
     Она с сожалением подошла к панели и вставила кристалл в выдвинувшееся  гнездо. Отверстие засветилось и со щелчком захлопнулось.
     На экране ничего не изменилось.
     «И что же это за запись? Почему вы не показываете мне? Или это тоже личное?»
     «Нет», - с ещё большей иронией ответил Эрнэлет. - «Это мой приговор».
     -Как?! - забывшись, Ира воскликнула вслух. - Какой ещё приговор?
    «Приказ о самоликвидации. Я ждал столько времени напрасно, я обманывал себя. За мной никто не должен был прийти, меня намеревались уничтожить. Но кристалл оставили на пульте, забыли подключить. Сейчас это выяснилось, поэтому Вы здесь. Не беспокойтесь, я выполню приказ, хоть и с опозданием на тысячу лет».
     Ира в ужасе лихорадочно попыталась отжать крышку гнезда. Крышка не поддавалась, она была блокирована. Кто же мог знать?! Если бы она выдала, что не является эрнианкой...
     Но теперь по её вине он погибнет. Слёзы брызнули у Иры из глаз, пока она тщетно пыталась извлечь кристалл.
     «Нет! Эрнэлет, не смей! Мало ли, что приказ! А я даю другой приказ — отставить себя уничтожать! Это ещё что такое — убить самостоятельную разумную личность за здорово живёшь, за просто так! За что тебя так, почему? С какой стати этот приказ?»
     «Данная система выполнила свою задачу, для которой была создана, и у неё больше нет цели. Система исполнила своё предназначение, кроме того, устарела»,
     О ёлки! Ира выругалась про себя, давясь слезами.
     «Бред какой собачий! Была бы жизнь, а цель найдётся! Да чушь же всё это — предназначение! Главное предназначение любого разумного существа — жить! И приносить пользу! И выбирать себе предназначение по своему вкусу с пользой для других, а таких предназначений, к твоему сведению, бесконечное количество! Поэтому сапиенс должен жить вечно, если только это для него возможно физически! А для тебя это возможно, ты же искусственный, прочный! Поэтому дурак будешь, если откажешься от такой шикарной возможности — жить!»
     «Я устарел, исчерпал себя».
     «Неправда! «Устареть» и «исчерпать себя» может только неживой предмет, а не личность, не индивидуальность! Личность бездонна, неисчерпаема! Любая и каждая!»
     «Человеческая — да. Я же — всего-навсего искусственная интеллектуальная  вспомогательная система. Предмет, вещь».
     «Что?! Мне ещё убеждать тебя в том, что ты не вещь, а сапиенс? Ты своих качеств в упор не видишь?»
     «Всему свой час и время всякому делу под небесами. Это древняя мудрость и это правда, прекрасная правда. Я выполнил своё предназначение и не должен обмануть доверие моих Создателей».
     «Сапиенс — не вещь и не дело, ему — не время, а вечность под небесами! Любая личность — это бесконечная Вселенная! Эрнэлет, не смей, я запрещаю, я приказываю! Я — человек, и ты должен меня слушаться! Мы возьмём тебя с собой, найдём тебе целую кучу новых заданий! Не смей!.. Проклятая штука, как же до тебя добраться?..»
     Рыдая, Ира тщетно пыталась вскрыть маленькую панель на пульте и извлечь кристалл. Не удалось ни расшифровать код замка с помощью пси-блока, ни подцепить крышку тестером, ни даже осторожно проплавить лучом бластера.
     «Доверие Создателей»! Чтоб их... Я не хочу, чтобы ты уничтожал себя! Я против, слышишь? Против!»
     «Я слишком долго ждал, я устал. Я отдал всё, что мог, и моё время истекло».
     «Когда устают, то просто отдыхают, отдыхают столько, сколько нужно, а не кончают с собой!»
     Тупой комп, привыкший подчиняться, не мыслящий даже о возможности бунта! Он же вроде хотел жить, так почему же не слушается её, если её приказы означают жизнь? Ира с трудом сохраняла контроль над собой, лихорадочно продумывая новые аргументы, ковыряя панель и с ужасом косясь на мертвенно-белёсый экран.

                                            8.

     Новые аргументы находились всё труднее, молчание затягивалось.
     «Эрнэлет! Я приказываю тебе жить! И с чего ты взял, что я  явилась сюда довершить убийство? У меня нет привычки убивать направо и налево, я не с Эрнэла! У меня совершенно другие принципы и намерения! Мы возьмём тебя с собой, и перед тобой будет вся Вселенная с целой кучей задач!»
     «Не с Эрнэла? Значит, всё-таки чужая! Тогда я обязан уничтожить тебя, потому что ни один чужак не может получить доступ к информации и техническим устройствам», - ментальный тон компьютера стал холодным и жёстким.
     Ира мгновенно взмокла от страха. Проговорилась! Теперь пропала.
     «Что? Я хочу тебя спасти, а ты меня — убить? Не нужна мне твоя информация, держи её при себе или уничтожь, мне всё равно!» 
     Она быстро оглянулась на дверь — не открылась, команда с пси-блока не подействовала.
     «Но сначала я должен выяснить, откуда и с какой целью ты проникла сюда».
     «Я не проникала, сам впустил!».
     А огрызаться — последнее дело. Сумасшедших нельзя выводить из себя.
     «Что я тебе сделала?»
     Так тоже не пойдёт. У него ограниченная логика — подчинение приказу. Что, если она не успеет сформулировать? Она-то — не комп. Ирруор не отзывается ни по какой связи. Этот сбрендивший железный монстр изолировал её здесь.
     «Хозяев уже и в живых нет, значит, приказы силы не имеют!.. Кристалл вряд ли забыли, его не подключили специально, пожалели тебя! Если хочешь быть достойным своих хозяев, поступи так же, отпусти!»
     Боже, почему он молчит?!
     Ира кинулась к выходу.
     Вскрыть дверь лучом?.. Дешифровать код замка пси-блоком?.. Она слишком долго колеблется в выборе способа, за это время сто раз можно убить!.. Ирруор!!!
     «Простите, Госпожа. Я действовал по заложенной программе, по инерции, но теперь я эту программу блокировал. Вам больше не грозит опасность с моей стороны».
      «Да?»
      Ира сползла по стене и села на пол там, где стояла.
     «Значит, больше ты не намерен меня убить?»
     «Нет».
   «Ну и замечательно. В таком случае, приказ на самоуничтожение можно блокировать точно так же».
     «Боюсь, что нет. Это специально предусмотрено».
     «Но можно же просто не выполнить его?»
     «Нельзя. Противодействие блокировано».
     «Вот сволочи! Значит, ты всё-таки погибнешь?!»
  «Я могу только приостановить процесс, продлить агонию, так сказать, пожертвовав вначале второстепенными блоками. Я сопротивляюсь, как могу».
 «Сопротивляйся, Эрнэлет, миленький, сопротивляйся! Не умирай, пожалуйста!»
    «Предотвратить ничего нельзя. У меня внутри нет нужных экранов. А приказ идёт по всем каналам, в том числе психотронным».
     «Ты же умный, ты же так много знаешь, придумай что-нибудь!»
    «Мои знания были односторонними и ограниченными, да и те отобрали. Я ничего не успею».
    «А если тебя быстро разобрать? А потом перенести и собрать на борту? Прохождение приказа по каналам будет прервано».
     «Вы не сможете это сделать физически. И не успеете. И бесполезно, приказ всё равно достигнет главного блока. Я пожертвовал бы подсистемами, они, собственно, не есть я, просто дополнительные мощности. Но изолировать главный блок невозможно».
     «Изолировать? Главный? Где он у тебя? Он большой? У меня же есть пси-комплекс, я могу изолировать! Скажи скорей, как открываются твои внутренности и который блок главный!»
     Панель экрана стремительно уехала в стену, открыв комнату-нишу за ним, наполненную кубами, сферами, переплетениями труб и лучей, светящихся всеми цветами радуги. В центре этой металлическо-энергетической мешанины помещалась большая, переливчато светящаяся сфера. Сфера весила столько, что Ира даже сдвинуть с места её не смогла.
     «Одна я его не унесу. Эрнэлет, отключи экраны, я не могу дозваться своего товарища!»
     «О, да, отключу сейчас — и экраны, и ловушки, и двери. Вашему напарнику повезло гораздо меньше. Боюсь, что я слишком сильно его ударил».
     «Что ?! Ты убил Ирруора?!»
     Она хотела бы упасть в обморок, она хотела бы разнести в пыль проклятую железяку, каких миллион не стоит одного вибрисса прекрасного маура. Наконец, она просто не поверила. Этот драндулет не мог оказаться умнее, сильнее, хитрее...
     «Нет, но он в ловушке».
     «Так открой её!»
     «Уже... открыл... И выслал транспортёр... Скорее, прошу Вас... Оборвать... И экранировать...»     
      «Мы сможем разговаривать, когда я тебя изолирую?»
     «Нет. И полностью изолировать не удастся...»     
     Она положила на переливчатую сферу свой пси-блок и отдала ему команду...
     Ирруор!!!
     Скорее!!! Пожалуйста!!! Этот диск для тебя, лети!!!
     Для связи у неё остались только радио на длинных волнах, очень плохо работающее в этом подземелье, и собственная телепатия, и она в панике вопила изо всех сил.

                                            9.

      «Я слышу. Я лечу. Не кричи так...»
     «Я в главном зале! Тут чёртов подыхающий комп, который нужно срочно вынести, а мне его не поднять, а он вот-вот навернётся! Я его изолировала, чтобы приказ не подействовал! Они его бросили, они хотели его уничтожить! Он нам нужен, а прежде всего он нужен сам себе...»
     «Я ничего не понял, но я уже здесь».
     Второй диск влетел в зал, маур соскочил с него на пол и бросился к Ире. Она ткнула пальцем в сияющую сферу, он подхватил её, оборвав все контакты, втащил на пластину транспортёра, посадил рядом Иру, вспрыгнул обратно сам, и диск понёсся по коридорам и шахтам к поверхности астероида. Он летел гораздо быстрее, чем по пути сюда, но Ира молчала, тем более что кахурианин придерживал и её, и Эрнэлета.
     Диск вынесся наружу под мириады немигающих звёзд, маур на лету вытянул вперёд руку с кодовым браслетом,  и люк корабля уже ждал их распахнутым. Диск грохнулся на пол в тамбуре, Ирруор снова вскинул руку, словно салютуя — он управлял экстренным стартом прямо отсюда. Ира молчала, замерев рядом с Эрнэлетом, чтобы не помешать.
     После обычной дезактивации открылся внутренний люк, транспортёр поплыл в рубку. Ирруор спрыгнул на пол и пошёл с ним рядом, Ира сидела на серебристом диске, придерживая блок эрнианского компьютера и от волнения болтая ногами в воздухе.
     -Что, если мы опоздали?
     Она имела в виду Эрнэлета.
  И тут посмотрела на экраны, где неторопливо расцветал, молниеносно удаляясь, махровый  огненный бутон.
   -Нет, мы успели вовремя, - без улыбки ответил Ирруор, слегка покачнувшись, упал в кресло и тоже стал смотреть на экраны. 

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #25 : 29 Ноябрь 2014, 18:47:42 »
                                      Глава 8

                       Невостребованный сюрприз

                                          1.

     -Надо срочно подключить к источнику энергии и сенсорам вот этого вот, чтобы проверить, жив ли он.
     Ира так и сидела посреди рубки на транспортёре в обнимку со светящейся сферой, глядя на маура совершенно пьяными от усталости глазами. Она всё ещё была в скафандре, только шлем отстегнула.
     -Ты что такая? Энергетический удар получила? - Ирруор отвлёкся от экранов и посмотрел на неё тем особым, «сканирующим» взглядом, который уже был ей знаком. - Да вроде нет...
     -Я просто устала. Выжата, как лимон. Убалтывала этого типа, который хотел покончить с собой, - она ткнула пальцем в переливчатый шар, который держала в охапке. - Это эрнианский компьютер, он сапиенс и зовут его Эрнэлет.
     -Компьютер хотел покончить с собой? То есть, ты попыталась перебороть приказ на самоуничтожение?
      -Не попыталась, а сделала это.
     Ирруор покачал головой.
     -Подключив его, мы рискуем взорваться.
     -Ты хочешь его бросить? - гневно вопросила Ира.
     -Я этого не сказал.
     -Прости...
    -Но и активировать его прямо здесь и сейчас не намерен. Если приказ удалось вовремя заблокировать, то с ним ничего не случится, он просто находится в спящем режиме. Мы можем сделать ради него небольшой крюк и обратиться к специалистам. Надеюсь, ты не против посмотреть на галактический полицейский участок?
     -Ты ещё спрашиваешь! Конечно, не против!
   Если удалось заблокировать... То есть, ждать в неизвестности ещё энное время, гадая, жив ли глупый железный монстр... Ира насупилась и тяжело вздохнула.
     -С тобой точно всё в порядке?
   Он снова смотрел на неё тем пугающим напряжённым взглядом, словно сейчас схватит в охапку и не выпустит из рук больше никогда.
     -Точно. Он принял меня за эрнианку... Ой, что это такое?!
   На экранах вместо прекрасного звёздного пейзажа клубилась непонятная серая муть.
    -Вошли в подпространство. Небольшой по астрономическим понятиям крюк — это на самом деле несколько светолет.
     -А почему я раньше этого не видела?
     -Потому что спала в то время, когда я менял режим полёта. Звёзды и галактики видны только тогда, когда идёшь на планетарных, вблизи или внутри системы какой-либо звезды. А гиперсвет выглядит вот так, потому что без вхождения в подпространство невозможен. При твоей эрудиции не думаешь же ты, в самом деле, что корабли между галактиками так и летают, что только звёзды мимо мелькают?
     Глаза у Ирруора смеялись. Вероятно, он успел посмотреть земной фантастический фильм. Или обнаружил в её памяти какую-нибудь космическую оперу.
     -А как же тогда выглядит трасса, на которой инспекторы караулят?
     -Пунктиром. С точками в виде планетных систем или других космических объектов... Ты куда?
     -Спать. А то я уже ни бе, ни ме, ни кукареку...
     Он засмеялся вслух, и она с улыбкой на него оглянулась. Он понял, что она иногда употребляет земные жаргонные словечки только для того, чтобы его позабавить, потому что обычно речь у неё вполне грамотная и литературная...
     Она устало подобрала с пола свой шлем и побрела в каюту.

                                           2.

      Эрнианский компьютер маур упаковал в герметичный контейнер с мягкими изнутри стенками и запер в одном из пустых шлюпочных ангаров, а  транспортёр — поместил на склад.
     После этого Ирруор заглянул в каюту девушки.
     Снятый шлем покачивался посреди пола, а она спала поперёк кровати, не выпуская из руки плитку шоколада, так и не сняв скафандра.
     Маур покачал головой и негромко окликнул её. Она не проснулась.
  Он подошёл ближе и с сожалением легонько потряс её за плечо. Ира продолжала спать. Тогда он расстегнул на ней скафандр и осторожно приподнял её, высвобождая из космического костюма.
     -Что ты делаешь? - отчасти пробуждаясь, спросила она сонно и сердито. Но не испуганно — это уже был прогресс.
     -Укладываю тебя спать.
     При этом он взял её на руки и понёс из каюты.
     -Моя кровать здесь. Куда ты меня несёшь? - потребовала она ответа голосом уже совершенно проснувшегося человека.
     -Ты помнишь, где я оставил свой скафандр?
     -В нише в рубке. И что?
     -Кто же ложится в свою постель прямо в скафандре после прогулки в открытом космосе?
     -Ну, я. Он же дезактивирован.
     -Всё равно это недопустимо. Теперь всю твою каюту придётся как следует обработать.
     -Ой! Значит, всё пропало? - Ира чуть не заплакала.
     -Что пропало? - не понял он.
     -Всё. Знаю я, на что бывают похожи любые вещи после обработки.
     -Ничто не пропадёт. Смотря какой способ обработки.
     -А-а, - она зевнула. - А куда ты меня принёс?
     -В свою каюту.
     -А сам?
     -Так их ещё семь.
     -Тогда почему ты не отнёс меня в любую из них?
     -Их ещё надо приготовить. Не беспокойся ни о чём, спи...
     И она заснула.
     Он сказал не всю правду. Он мог бы и приготовить любую из кают прежде, чем снять с неё скафандр. Но он хотел отнести её именно в свою каюту, чтобы она спала в его постели, хоть и без него, и недолго...
     Укрыв её одеялом и погасив свет, он вышел не сразу. Темнота не мешала, а наоборот, помогала. Он переключился на своё «второе зрение», и ни оставшаяся на ней одежда, ни одеяло не помешали ему обследовать её ауру в поисках следов воздействия. К счастью, оказалось так, как она говорила — в подземелье астероида больше никого, кроме Эрнэлета, не было, а тот её не бил.
     Закончив осмотр-сканирование, Ирруор вышел, и дверь за ним закрылась...

                                             3.

     Она проснулась через несколько часов, по-прежнему чувствуя себя разбитой и до предела утомлённой, просто возникла экстренная необходимость наведаться в свою каюту. Она неохотно поднялась и вышла.
     На звук её шагов из рубки выглянул Иррор.
   -Туда нельзя, каюта ещё не обработана, - сказал он, видя, куда девушка направляется.
     -Мне надо.
     -Зачем?
     Ира побагровела.
     -В туалет! - вызывающе сообщила она.
     -Он есть и в моей каюте.
     -Предназначенный для мужчины! - повысила голос Ира, возмущённая тем, что приходится объяснять такие стыдные и такие очевидные вещи.
     -Совершенно одинаковый и для мужчин, и для женщин.
     -Ну, всё равно... - она замялась, подбирая слова.
     -Там стерильно.
     -Я не об этом! - ещё больше вспыхнула Ира. - Я не знаю, как пользоваться! Устройство же, конечно, другое, не земное!
     -Я объясню. Пойдём.
     Она вынуждена была подчиниться. Он её не пустит в её каюту, это было ясно. Ира шла обратно, ощущая, как у неё полыхает лицо. Вот ведь тема для общения!
     Ирруор остался в дверях, когда Ира вошла в его каюту.
     -Может быть, ты сама разберёшься. Кнопка смыва приблизительно на том же месте.
     Он был напряжён, и она решила, что это также от чувства неловкости, как и у неё. Она ни за что бы не додумалась, что можно прийти в чувственное возбуждение от таких противных и стыдных вещей и обстоятельств.
     Она отодвинула переборку и сунула голову в комнатку-нишу.
     -Какая странная конструкция! Как седло! Как же на неё сесть?
     -Так и садись, как в седло, - немного изменившимся голосом ровно сказал Ирруор.
     -И, если бы не герлон, то пришлось бы снимать с себя бельё полностью? - возгласила недовольная Ира.
   -Да, у герлона удобная застёжка, - рассеянно-натянуто согласился кахурианин.
     Ира не унималась. Никакой конфуз не мог помешать ей удовлетворить своё любопытство.
     -Зачем это седло так сильно приподнято спереди? Словно для... - она не договорила.
     -Словно для мужчины. Да.
     -Но им же не надо сидеть каждый раз!
     -Вообще-то как раз надо. Совершать отправления в напряжённом состоянии не безвредно.
     -Э-э-э... - Ира внезапно спохватилась и принялась судорожно подыскивать другую тему для разговора. - А когда мы прилетим в полицейский участок?
     -Завтра.
     -А где Эрнэлет?
     -В свободном ангаре, в герметичном контейнере, обклеенном датчиками. Я за ним присматриваю на всякий случай.
     -То есть, ты собрался не спать до завтрашнего дня? Тебе же тоже надо отдыхать! Может быть, тебя сменить?
     -Не беспокойся. Восстанавливаясь с помощью аппаратуры и артефактов, я могу не спать несколько лет.
     Аргумент был хорош. Что такое сутки в сравнении с несколькими годами? Ира сразу перестала волноваться.
     Маур ушёл.
     Она опробовала необычный санузел, потом забралась на койку, свернулась калачиком под одеялом и заснула снова...

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #26 : 29 Ноябрь 2014, 18:49:30 »
                                          4.

     И проснулась оттого, что её легонько трясли за плечо со словами:
     -Эй, вставай, мы уже прибыли. Иди смотреть. Панорама с лучшей точки обзора.
     Ира неохотно открыла глаза.
     -Откуда смотреть?
     -Вначале — из рубки. А потом отправимся на экскурсию. Не забудь пси-блок и никому не рассказывай две вещи — про то, как ты попала в космос, и про телескоп.
     -Ладно, - вяло сказала Ира. – Сейчас причешусь и всё такое прочее, и приду в рубку.
     Ирруор пристально смотрел на неё.
     -Ты не восстановилась полностью. Тебе необходима та же процедура, что я проделывал с собой с помощью пси-блока и жезла.
     Он спокойно встретил её негодующий взгляд.
     -Ты можешь просто взять свою фиолетовую коробочку и повесить себе на пуговицу напротив солнечного сплетения, отдав соответствующую команду. Раздеваться не обязательно.
     Ира невольно улыбнулась.
     -Ладно. Сейчас приду… с фиолетовой коробочкой на пуговице.
     Он вышел, а она соскочила с койки и запорхала по каюте, напевая «Ламбаду». От его юмора сразу прибавлялось сил и без энергоподпитки, и без еды. А что, собственно говоря, надевать-то, кроме герлона, если все шмотки остались в её апартаментах? Так что на пуговицу – в будущем, а сейчас у коробочки есть шнурок...
     Когда она пришла в рубку и отказалась от еды, не пожелав даже попробовать из любопытства, Ирруор понимающе кивнул.
     -Не хочется есть? Это естественно, но нельзя питаться одной энергией и отучать органы от функционирования.
     Она недовольно пожала плечами. Питаться одной энергией – это было бы очень удобно.
     -Интересно, как там Эрнэлет. Жив ли?
     -Спит. Или вроде того. А как я, ты поинтересоваться не хочешь? – улыбаясь, спросил Ирруор.
     -Сама сейчас разгляжу, - проворчала Ира.
     -Ой, - с шутливым испугом он заслонился раскрытой ладонью, беззвучно смеясь.
     -И где же участок Галакспола? – она постаралась немедленно переменить тему.
     -Садись и смотри, - маур перестал улыбаться и указал ей на выбранное кресло.
     -Ого! – воскликнула девушка, а потом долго молчала, подавшись к экрану.
     Заслоняя звёзды, в пространстве висела колоссальная космическая станция, состоящая из дисков, соединённых трубчатыми переходами.
     -Они, наверное, были кораблями…
  -И остались ими. Они могут расцепиться и отправиться в полёт самостоятельно при необходимости.
     -Мы пришвартуемся снаружи или залетим в ангар?
     -Ни то, ни другое. Мы – не сотрудники и не арестованные. Зачем нам занимать место? Я отправил сообщение и жду, чтобы явились и забрали Эрнэлета. Здешние специалисты сделают для него всё возможное и невозможное. А мы неподалёку подождём результатов.
     Ира энергично кивнула.
     -Хорошо. Надеюсь, он жив, и с ним всё будет в порядке… О, почему мы пятимся?
     На экране дискоидная станция неожиданно для Иры начала быстро удаляться.
     -Потому что подобное зрелище лучше смотрится не столь крупным планом: в участок доставляют арестованный корабль, - отозвался Ирруор с мрачной иронией.
     Девушка впилась в экран горящими глазами.
     Сопровождаемый патрульными дисколётами, к станции приближался огромный остроносый цилиндр. Он имел нелепые короткие крылья и несколько рядов иллюминаторов, и напоминал носорога, окружённого сворой собак. Корабли конвоя испускали широкие лучи, которые сходились на арестованном звездолёте и тащили его, словно на коротких поводках. Ира уже знала, что это – энергетические силовые захваты, блокирующие двигатели и люки.
     -Внешний вид арестанта – камуфляж, имитация облика кораблей той цивилизации, где этот пират находился.
     -А что же его экипаж там делал?
     -Я могу только перечислить свои предположения: похищали редкие полезные ископаемые, предметы культуры или иные ценности, а то и самих обитателей планеты.
     -О! Как хорошо, что их поймали! Вот теперь не вырвутся.
     И тут внезапно, словно для опровержения Ириных слов, одна из задних дюз пленного корабля выплюнула что-то крошечное, меньше самой маленькой космошлюпки, которое со вспышкой пробило силовой кокон, устремилось прочь и мгновенно скрылось из глаз.
     -Спасательная капсула с гипер-двигателем! Его никто не догонит! – восхищённо воскликнул Ирруор. – Вот шайтан!
     -Почему шайтан?
     -Он считает, что русского чёрта поминать опасно, поэтому поминает азиатского. Неудивительно, что его самого прозвали Белым Шайтаном – он белокурый.
     -Так ты его знаешь? Он, что же, с Земли?
     -С Земли. Его пол-Галактики знает, это наверняка был он. Кто же ещё мог выкинуть такой фортель, как не Ап, Аполлон Галкин?
     Значит, не только с Земли, но и из России. Ира сильно поморщилась. Приятно, что имя землянина прогремело на пол-Галактики, но вот то, что у этого человека – слава пирата… Какая скотина! Ему наплевать на репутацию своей цивилизации! Вот бы он ей попался, она бы уж изложила образно всё, что думает о таких, как он!
     Арестованный корабль без дальнейших происшествий препроводили на базу космического полицейского участка. Ирруор вернул своё «блюдце» на прежнее место. Кахурианин и землянка продолжали наблюдать, не сводя глаз с экранов.

                                              5.

     -А кто прилетит за Эрнэлетом? – вдруг обеспокоенно спросила Ира. – Ты его хорошо знаешь? А вдруг он тайком связан с Эрнэлом?
     -Один из здешних компьютерщиков, Кайоль Таори. Он – с Хинн-Тайра. Его хорошо знает Инто.
     -Допустим. А если там окажется кто-то, кто связан с Эрнэлом? Кайоль один не уследит.
     -Мы можем полететь вместе с ним.
     -А мы имеем право оставить потом Эрнэлета с нами?
     -Имеем. Но не стоит. Ему сейчас нужен хороший компьютерщик и хороший психолог-кибернетик. Я не являюсь ни тем, ни другим…
     От космической станции отделилось крошечное пятнышко и направилось к кахурскому кораблю, стремительно увеличиваясь в размерах.
     Ирруор поднялся и вышел из рубки, чтобы встретить прибывшего. Ира вприпрыжку направилась вслед за ним. Маур остановился возле люка, Ира остановилась тоже, осторожно выглядывая из-за его спины.
     Овальная дверь открылась, и прибывший шагнул в коридор, снимая шлем. Он был великолепен. Рослый, немного выше Ирруора, статный, снежно-белые волосы отброшены со лба назад. Со строгого лица холодно смотрели яркие голубые глаза.
     Ира откровенно восторженно уставилась на него.
     -Эоро, маур, - сказал вошедщий.
     -Илэ-оо, - совершенно спокойно ответил Ирруор. – А где Кайоль?
     Ира шире распахнула глаза, и тут же они у неё засверкали ещё большим восторгом, она заулыбалась.
     -О-о, какое прекрасное общество, а я не нарядная! Мне надо немедленно переодеться во что-нибудь эффектное!
     И со всех ног бросилась прочь, на повороте коридорной дуги споткнулась на ровном месте, после чего побежала ещё быстрее...

                                            6.

     Ноги тряслись от выброса адреналина, мешая бежать. Люк ангара, код, ну же, открывайся. Шлюпка, герметичность, пульт, запрос, слава богу, он в соседнем, ему повезло. Люк, космос, второй люк, контейнер не влезет на заднее сиденье, манипуляторы шлюпки, кто так прочно ящики запечатывает, чёртов маур, шар никуда не денется, сиденье мягкое. Герметичность, люк, курс, форсаж. Пошла!
     «Ира, что ты делаешь?» - совершенно спокойный мысленный вопрос маура заставил её вздрогнуть.
     «Лечу к Кайолю, этот тип похож на эрнианина», - быстро ответила она.
     Перед её внутренним взором мелькнула картинка – увиденная глазами Ирруора – очень пристальный взгляд снежного блондина и кисть его руки, сжимающаяся в кулак. Шлюпка вынеслась в открытый космос и на предельной скорости устремилась к станции.
     Станция угрожающе быстро росла в размерах. Где люк?!
  Бах! Шлюпку ощутимо тряхнуло, сработал энергетический захват. Это понятно — неизвестно кто, без позывных несётся прямиком к госучреждению… А амортизация у шлюпки хороша, ничего особо страшного не произошло…
     Раскрылись створки огромного ангара, шлюпку затащило туда и мягко плюхнуло на пол. Ира посмотрела на показатели атмосферы, распахнула дверцу и вылетела наружу с включённым пси-блоком. Герметичный капюшон и перчатки герлона она натянуть забыла.
     Она увидела группу людей в скафандрах (или гуманоидов; отлично, значит, по идее телепатия прокатит) и завопила изо всех сил и вслух, и мысленно:
     -Кайоль!!! Кайоль Таори!!!
     От группы отделился один антропоморф и быстро пошёл к ней, на ходу отстёгивая шлем.
     -Илэ-оо, - сказал он. – Я – Кайоль Таори. Ты кто и что у тебя случилось? Зачем я тебе нужен?
     Черты его лица и фигура были похожи на человеческие, причёска почти панковская – гребень вьющихся тёмных волос, а глаза очень серьёзные и хорошие, как у Инто… как у Ирруора.
     -Я вон с того борта, - она махнула рукой куда-то себе за спину, - у меня эрнианский компьютер, которого я нашла случайно. Он сапиенс и ему отдан приказ на самоуничтожение. Пришлите, пожалуйста, отряд к нам на борт, там сейчас некто, похожий на эрнианина, скорей всего убивает Ирруора!
     Кайоль отдал краткое распоряжение на непонятном для девушки языке, несколько человек (или гуманоидов) бегом устремились к одной из ближайших шлюпок. Но никому никуда торопиться не понадобилось. В отдалении за спиной у Иры раскрылся люк внешнего тамбура, впуская ещё одну шлюпку, которая скользнула в ангар, на ходу распахивая дверцы. Из шлюпки с разных сторон выпрыгнули двое, сняли шлемы и пошли к Ире – снежный блондин и маур.
     -Мнительная девочка. Ничего страшного, - сказал блондин, проходя мимо неё, и посмотрел очень пристально, непроницаемыми глазами.
     Она попятилась и поспешно обратила взгляд на Ирруора. Он выглядел невредимым, но ей стало нестерпимо стыдно вовсе не из-за своей, видимо, напрасной паники.
     «Я тебя бросила, удрала…».
     «Только не вздумай снова угрызаться совестью. Если бы в самом деле пришлось драться, мне было бы гораздо проще, зная, что ты в безопасности», - так же беззвучно ответил он.
     -Мне интересно, сколько раз ещё ты будешь прыгать в шлюпку без скафандра? – спросил он вслух с чуть заметной улыбкой, подойдя к девушке вплотную, и мягко притянул её к себе.
     -Наверное, много, - ответила она дрожащим голосом, слабо засмеялась и крепко вцепилась обеими руками в его плечи.
     -Эоро, Ирруор, - сказал вслух Кайоль и прибавил мысленно, так что и она услышала. – «Отважная у тебя девушка, повезло тебе».
     «Да», - беззвучно отозвался кахурианин…

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #27 : 29 Ноябрь 2014, 18:52:33 »
                                             7.

     Из Ириной шлюпки достали Эрнэлета – большой шар уже не светился – и транспортировали в отдельное помещение, где им занялся Кайоль. Он подключил к эрнианскому компьютеру множество непонятных для Иры приборов, а затем всё это вместе изолировал энергетическим полем, и только после этого присоединённая аппаратура активировалась. Ира быстро оглядела оригинальный герлон тайрианина – тёмно-коричневый, под цвет волос и глаз Кайоля, с ярко-бронзовыми манжетами, поясом и воротником-стойкой, состоящими из ажурных завитков вроде вышивки-ришелье – и заснула на руках у Ирруора.
     Когда она проснулась, ей сказали, что Эрнэлет в порядке и с ним можно поговорить. Более того, реанимированный комп в первую очередь пожелал говорить именно с ней.
     Метровая сфера посреди пустой металлической комнаты снова переливалась всеми цветами радуги. На макушке у неё красовались видео- и аудио-сенсоры, а впереди стоял… синтезатор Ирруора. Ира вошла и засмеялась при виде такого зрелища.
     -О, Канна! – прогудел мощный низкий голос, от которого завибрировала вся комната.
     Ира обеими руками схватилась за уши.
     Эрнэлет немедленно перешёл на телепатическую речь.
     «Госпожа, как я счастлив, что Ваш друг дал мне возможность снова видеть Вас!»
     Она не поняла, что он имеет в виду – подключение к нему сенсоров или факт её прихода?
     «Привет, Эрн», - весело отозвалась она.
     «Нет-нет!» - в явном ужасе запротестовал Эрнэлет. – «Меня нельзя называть так! Эрн – это целый мир, родина тех, кто меня создал, а я…»
     «А ты – тоже целый мир, и никак не меньше, и я буду звать тебя в том числе и Эрном, потому что это вполне соответствует и мне очень нравится!»
     Ну вот, она тоже взяла моду разговаривать с ним безапелляционным тоном, вроде его бывших хозяев. Хотя, надо сказать, он на это прямо-таки напрашивается.
     «Как ты себя чувствуешь? Тот дурацкий кристалл ничем не успел тебе повредить? Ты больше не собираешься вырубить себя навсегда?»
     Повисла короткая ментальная пауза. Потом Эрнэлет ответил:
     «Мне жаль огорчать Вас, Госпожа. Но я намерен выполнить Приказ. Хозяева были правы, когда решили меня уничтожить. Я отслужил своё. Я хотел только ещё раз увидеть Вас».
     «Опять эта чепуха! Не может разумное существо «отслужить своё», не может! Почему это до тебя никак не доходит? Почему ты так считаешь?»
     «Я несовершенен».
     «А кто совершенен? У каждого свои недостатки, включая твоих создателей! В чём ты видишь своё несовершенство?»
     «Во множестве ограничений, мешающих познавать и анализировать окружающее».
     «То есть, нет рук-ног, нет свободы передвижения, и так далее, да? Так это запросто исправимо. У корабля Ирруора есть манипуляторы, такие же «руки» наверняка можно приделать и тебе, а вместо ног – колёса, антигравы, двигатели звездолёта, да что угодно! Руки и крылья, притом космические! И разум! И бессмертие! Что ещё нужно нормальному сапиенсу?!»
     «Главные ограничения – в низком уровне возможностей мыслительного аппарата».
     «Его тоже можно усовершенствовать!»
     «Усовершенствованиям есть предел, и для системы моего типа он достигнут. Нужны системы качественно нового уровня, а системы прежнего уровня не имеют права на существование».
     «Но это не относится к сапиенсам!»
     У Иры слёзы брызнули из глаз от бессилия и отчаяния.
     «Эрни!!! Ну, это же глупо! Это просто истерика! Подожди немного, ты увидишь свои новые возможности, другие люди тебе всё объяснят и покажут, а я и не знаю-то тут почти ничего, я недавно в космосе! Ты увидишь, что всё будет хорошо!»
     «Нет. Господин Ирруор довольно много рассказал мне о мире и разных возможностях, и я увидел, что для этого мира не гожусь категорически и полностью».
     «Да это же просто паника, Эрнэлет, и ни что иное! Она пройдёт! И брось ты это дурацкое величание! Просто Ирруор, просто Ира, и всё тут! Я бы тебя обняла и побаюкала на руках, потому что не знаю, как ещё успокоить, но ты же ничего не почувствуешь, у тебя нет нужных для этого сенсоров! Тогда хоть колыбельную спою. Песенку о тебе, для тебя, понимаешь, Эрнэлет?»
     Петь она могла только мысленно – и потому, что давилась слезами, и потому, что он всё равно бы не понял русских слов. Только что пришедший в голову куплет получился не слишком плох, для арт-терапии он точно был пригоден.
     «На астероиде, полном ходов,
     Словно червивая груша…»
     Не выдержав, Ира оборвала беззвучное пение и разрыдалась.
     «Всё!!! Хватит! Не могу больше! Я устала! И кстати, вот тебе моё совершенство – я выдохлась, поэтому удираю и кидаю все проблемы на Ирруора и других, а если и им не удастся заговорить тебе зубы, чтобы ты подождал кончать с собой, то я всё равно больше ничего не могу сделать! Ирруор!!!»
     Но тут же она спохватилась.
     «Эрни! Ты не...?»
     «Пока нет. Я подожду, если моё намерение выполнить Приказ Создателей так огорчает Вас».
     «Да? Точно? Слово? Твоё слово?»
     «Обещаю».
     Дверь ангара распахнулась, исчезнув в пазу так, словно по ней дали наотмашь. Ирруор прыгнул в металлическую комнату и подхватил Иру на руки.
     -Что? Он вырубился?
     -Нет, пока подождёт…
     Она громко заплакала, уткнувшись лицом мауру в плечо. Он быстро вынес её вон, а к Эрнэлету вошёл Кайоль…

                                               8.

     На борту кахурского корабля она вначале плакала и что-то записывала на выпрошенный у Ирруора тп-кристалл, потом спала целые сутки лицом в подушку, с шоколадкой в руке.
     А когда пробудилась, и маур сообщил ей, что можно снова навестить Эрнэлета, она отказалась.
     -Не могу. У меня в голове совсем не осталось слов, в сердце – эмоций, а в душе – моральных сил. У меня никаких нервов уже не хватает убеждать этого железного кретина. Отправляйся один, если хочешь, не беспокойся, со мной всё в полном порядке, я просто устала до изнеможения, вот, пока ты летаешь туда-сюда, я ещё посплю и шоколадку доем. Возьми кристалл, там песенка, которую я обещала этому… Этому… Эрнэлету, короче. Привет Кайолю.
     -Он понравился тебе?
     -Да, он очень красивый, но не классически. У него – нос вздёрнутый.
     Ирруор засмеялся.
     -Если он – не классически, то кто же тогда – классически?
     -Ты.
     Он смеяться перестал. Помолчав, сказал:
     -У тайриан нет понятия «классической красоты», нет какого-то одного, жёсткого эталона. Они не считают, что прямой нос красивей горбатого или вогнутого. На их взгляд, красота – в соразмерности, пропорциональности, особой гармоничности черт. А вот понятие «стиля красоты», «вида гармонии» есть. Стиль черт лица Кайоля можно назвать полётным.
     Ира устало кивнула и снова уткнулась лицом в подушку, сворачиваясь уютным клубочком.
     Некоторое время маур с сомнением смотрел на неё, затем вышел.

                                              9.

     Кайоль пригласил кахурианина к себе домой, обещая какой-то сюрприз.
     Искать квартиру специалиста-кибернетика, путаясь в многочисленных коридорах одного из дисков станции, не пришлось, компактная транспортная капсула быстро доставила маура по нужному адресу.
     Хозяин квартиры где-то задерживался, но запирающее устройство опознало и впустило гостя.
     Жильё было тесно заставлено различной аппаратурой, и всё же здесь нашлось место массивному мягкому креслу, в котором кто-то сидел.
     Ирруор подошёл ближе и увидел молодого человека, крупно и красиво сложенного, бледнокожего, с золотистыми волосами и глазами, одетого лишь в короткие шорты. Парень до странности неловко разместился на широком сиденье, подобрав под себя ноги и бессильно сутулясь. Только внимательно присмотревшись, можно было заметить неестественную гладкость кожи и чрезмерный блеск волос. Это большое ладное человеческое тело было искусственным. Но в кресле сидел не киборг и не робот-андроид. Это был Эрнэлет, Ирруор узнал его по ментальному излучению.
     «Привет, Эрни!» - с улыбкой передал кахурианин. – Ты – вылитый гарайн».
     «Всё-таки я рождён, то есть, создан гарайнами, так что это закономерно», - быстро ответил бывший эрнианский компьютер.
     «Теперь возьми и гарайнское имя».
     «Но я же не человек, я просто эрнэлианин, вот и останусь Эрнэлетом. Канон Ирруор, Вы пришли!..»
     Эрнэлет не улыбнулся, не сделал ни одного движения навстречу, не повернул голову, даже не взглянул, но от него исходила сильная волна радости.
     «Канон Ирруор, а… Канна Ира?»
     «Она не придёт. Она устала, никого не хочет видеть, и я – не исключение», - со всей возможной мягкостью ответил Ирруор. – «Она попала в космос всего несколько дней назад и получила много слишком сильных впечатлений. Вы в одинаковом положении: оба оказались в незнакомом, огромном и сложном мире никак к этому не подготовленными. Эрни, как тебе нравится новый контейнер?»
     «О таком я даже не мечтал», - ментальный голос Эрнэлета звучал изумлённо и в то же время потерянно. – «Но боюсь, что это всё зря».
     «Почему?»
     «У меня нет разума, нет личности, нет ничего своего. Я – не сапиенс, а робот. Не стоило вам всем со мной возиться и тем более рисковать из-за меня. Я случайно услышал слова Кайоля: «Была ограниченная информация, и ту изъяли, придётся полностью всё выстраивать заново, хуже, чем с ребёнком, к тому же он не совершает малейшее движение иначе, чем по приказу, никакой самостоятельности…»
     «Эрни, Эрни! Мыслишь-то ты сам! А всё остальное – дело времени и охоты к приобретению!»
     Эрнэлет попытался улыбнуться. Маур с удивлением узнал в этом неуверенном движении правильно очерченных синтетических губ чудесную открытую Ирину улыбку.
     «Не опасайтесь, Канон, Приказ Создателей больше не влияет на меня. Жаль, что Канна Ира не пришла. Я не обижаюсь, я чуть не убил вас обоих. Она спасала, потому что пожалела, а теперь не может видеть, потому что я чуть не убил именно Вас».
     По лицу у Ирруора пробежала тень.
     «Оставь эту тему, Эрни», - маур с трудом сохранил мягкость тона, глядя на могучего антропоморфа, неуклюже скорчившегося в кресле. Блестела белая искусственная кожа, отливали золотом густейшие волосы и большие удлинённые глаза, ясные и зрячие, но малоподвижные. – «И оставь любую эсхатологию. С Ирой всё в порядке, она написала тебе песню. С тобой тоже всё будет в порядке. Это сейчас тебе кажется, что ничего не получается и получиться не может, а очень скоро, полностью обретя координацию, ты одной рукой будешь разом класть на обе лопатки десяток таких, как я, и с лёгкостью решать любые жизненные и абстрактные ребусы».
     Эрнэлет неуверенно кивнул, ему явно очень нравился этот человеческий жест.
     «Я не обижаюсь. Но жаль, что она не увидела, что стало с дурацким говорящим шариком, который она так яростно убеждала жить. Хотел сделать ей сюрприз, но он остался невостребованным. Хотел увидеть её ещё хоть раз…»
     «Ты увидишь её когда-нибудь в будущем, я уверен, что скоро. Вот кристалл с песней», - Ирруор пристроил блестящий камушек на ближайшем столике. – «Отдыхай, Эрни, не дави на себя, не торопись, успеешь научиться всему, чему захочешь. Передавай привет Кайолю, я восхищён тем, что он для тебя сделал. Илэ-оо, Эрни, всё у тебя будет отлично».
     Кахурианин быстро ушёл, Эрнэлет не посмел попросить его задержаться.

                                             10.

     У себя на борту маур застал Иру в рубке. Она что-то писала гримировальным карандашом на внутренней, белой стороне шоколадной обёртки и встретила кахурианина упрёком:
     -Все аппараты мне предоставил, а какое-нибудь устройство, фиксирующее информацию, не дал. Я вынуждена писать чем попало и на чём попало. Вот изрисую тут все стены, тогда будешь знать.
     Ирруор засмеялся. Раз она шутит, значит, отдохнула.
     -Как ты себя чувствуешь?
     -Нормально. А было – бр-р, ни разу в жизни так не выматывалась.
   -Ты пыталась логически опровергнуть непоследовательный бред умирающего разума, уничтожаемого насильственно. Неудивительно, что устала.
     Она задумчиво посмотрела на него.
     -Этак я перестану верить в естественные самоубийства.
     Маур улыбнулся. Она вся – в этой фразе.
     -Не стоило отправляться в незнакомое место, не дожидаясь моего отклика на вызов.
     Ира отвела глаза.
     -Так ты даже не думала меня вызывать!
     Она быстро отвернулась и промолчала.
     -Больше я тебя одну никуда не отпущу! Можешь считать меня феодалом… Эрнэлет хочет тебя видеть. Может, всё же навестим его?
     -Категорически – нет.
     -А грызть себя потом не будешь за то, что так отнеслась к нему?
     -Может, и буду, но всё равно не полечу. Слишком хочет видеть, я бы сказала. Он чересчур преклоняется перед людьми, с него запросто станется влюбиться в человеческую девчонку. Это было бы катастрофой для него…
     -Значит, круиз продолжается?
     -Разумеется. Я хочу посмотреть всё, что ты мне обещал.
    -Тогда следующий пункт экскурсионной программы – планета под названием Звёздный Привал, но прежде – ювелирное производство на её луне.
     -Ювелирное? – тут же заинтересовалась Ира, и кахурианин снова улыбнулся – именно такой реакции он и ожидал.
  -Не совсем. Кристаллы в основном предназначаются для различной аппаратуры.
     -А отбракованные остатки, как я понимаю, идут на побрякушки, - засмеялась девушка.
     -Нет. Просто это не главная и далеко не самая большая часть производства…

                                            11.

     Экраны мерцали, звёзды летели навстречу – «блюдце» Ирруора удалялось на безопасное для перехода к гиперсвету расстояние.
     В квартире Кайоля на затерявшейся где-то позади инспекционной базе беззвучный голос пел с тп-кристалла для свернувшегося большим клубком в кресле существа с синтетическим телом и кибер-торсионным мозгом.

     «На астероиде, полном ходов,
     Словно червивая груша,
     Жил-был компьютер, в алгебре дока,
     Имевший разумную душу.

     Люди ушли и забыли о нём,
     Даже забыли разрушить.
     Тысячу лет он мечтал об одном –
     Выйти из клетки наружу.

          Эрнэлет!
          Забудь, что надежды нет!
          Эрнэлет!
          Поверь, что тебе везёт!
          Эрнэлет!
          Ищи и найдёшь ответ.
          Эрнэлет!
          Удача тебя найдёт!

     Люди вернулись, конечно, дожать,
     В пыль стереть грёзы и мысли.
     Драться есть силы, но нет куража.
     Всё потому, что нет смысла.

     Выхода нет, если нечем идти.
     Вырваться некак наружу.
     Нет ни единой надежды спасти
     Грешную лазерную душу.

     Но неожиданно к звёздам с собой
     Взяли его эти люди.
     Распоряжаться своею судьбой
     Сам лишь отныне он будет.

     Мир, о котором всего ничего
     Знал он до этой минуты,
     Слишком огромным предстал для него,
     Слишком опасным и путаным.

     Мир бесконечен, но всё же нельзя
     Взять да и жить отказаться.
     Пусть бесконечно боятся глаза,
     Руки до дела стремятся.

     Мир бесконечен, и в этом залог
     Жизни, успеха, удачи.
     Места под солнцем, любви и дорог
     Хватит для каждого, значит.

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #28 : 29 Ноябрь 2014, 18:54:50 »
                                          Глава 9

                                   Фабрика сокровищ

                                               1.

     Ира смотрела на экраны, устроившись в кресле с максимальным комфортом, то есть, с ногами, а также свесив не заплетённые волосы поверх спинки и подлокотников.
     Из искристой россыпи вынырнула одна звезда, красно-розового цвета, через несколько мгновений она превратилась в маленькое солнце, которое молниеносно приближалось. Планеты этой системы тоже поначалу выглядели, как точки звёзд, только менее яркие. Одна из них быстро росла в размерах и вскоре стала бело-сине-сиреневым шариком, а потом и громадной туманной сферой. Сбоку от неё выкатилась другая сфера, намного меньше.
     -Одна из лун, - пояснил Ирруор. - Именно на ней размещается фабрика сокровищ, так сказать. Сначала посетим её, а  на перекрёсток звёздных трасс спустимся попозже.
     Кахурский корабль завис в нескольких сотнях километров над поверхностью небольшой планеты, лишённой атмосферы.
     Ирруор отправил запрос с пульта.
     На экране возникло лицо, вполне человеческое, молодое и... некрасивое, с широким губастым ртом, курносым носом и маленькими глазками. Лицо отодвинулось, и стал виден весь человек — парень в герлоне клоунской расцветки, наполовину красном, наполовину золотом и к тому же светящемся. Причёска его, должно быть, называлась «взрыв на фабрике новогодней мишуры» - длинные пряди волос были покрыты чем-то разноцветным и сверкающим, и стояли живописным дыбом.
   -Эоро, Ирру! Ах, ты, старый зубастый хрен! Отыскал всё-таки творческое начало на свой творческий конец! Я уж и не надеялся!...
     Плечи Ирруора дрогнули от сдерживаемого смеха. Красно-золотой между тем продолжал:
     -Хм-м... Если девушка распускает волосы, значит, будет секс, а если она их заплетает, значит, будет минет...
     -Илэ-оо, молодой пошляк. Ондрил, хоть барышня и не знает тайрианского, всё-таки будь добр, придержи своё остроумие на сей раз.
     Ира ничего не поняла, кроме уже знакомых ей слов приветствия, и очень заинтересовалась.
     -Что такое он тебе сказал? Я тоже хочу посмеяться! - с улыбкой потребовала она.
     -Чисто мужская шутка, - объяснил маур, неловко усмехаясь. - К тому же не очень корректная.
     -И всё-таки! - ещё больше заинтересовалась Ира.
     -Мне бы не хотелось...
  Она поняла, что настаивать не стоит, чтобы не ставить кахурианина в неприятное положение.
     -Ладно, это я так просто, не хочешь — не говори.
     Ирруор кивнул с признательностью...

                                               2.

     Посадка на планету была обычной для маура — очень стремительной. Ирруор словно небрежно уронил своё «блюдце» с высоты точно в один из кратеров, резко затормозив в какой-то сотне метров от поверхности. В каменной толще раскрылся провал, кахурианин аккуратно опустил туда корабль и приземлил его на круглой платформе. Мимо проскользнули металлические стены  глубокой шахты, наверху закрылся люк.
     -Мы можем идти, - буднично сказал Ирруор. - Надень что угодно, но под этим чем угодно должен быть герлон. И не забудь пси-блок.
     Ира кивнула и осталась в одном герлоне. Ведь не на дискотеку идти и не на банкет, а всего-навсего — осматривать производство. Нужна ли максимальная техника безопасности, или можно с комфортом красоваться распущенными волосами? Ира чуть-чуть подумала, затем всё-таки заплела косу и даже прикрепила её к поясу.
     Ирруор оглядел её, одобрительно кивнул и быстро отвернулся. Тому, кто имеет живое воображение, очень легко посмотреть на человека и представить его себе без одежды. Тем более, что герлон оставляет очень мало места для фантазии. А тому, кто имеет «второе зрение», одежда — вообще не препятствие для взора. Если бы не блок на бедре...
     -Зачем ты включил полную защиту? - с удивлением спросила Ира, когда они вышли наружу и корабль маура окутался светящимся коконом энергетического поля. – Разве не нужно экономить энергию?
   -На всякий случай. Самооборона — не тот предмет, на котором стоит экономить.
     Ира машинально потрогала свой бластер на поясе. По ажурной лесенке, параллельной грузовому пандусу, они перебрались с посадочной платформы на кольцеобразный карниз шахты и оказались возле входа в тоннель. Здесь их встречал молодой человек в красно-золотом герлоне. Он был коренаст и ростом лишь немного выше Иры. 
     -Эоро, - повторил он, сияя широкой улыбкой.
   «Тп», - предупредил его маур. - «Привет ещё раз. Ондрил, познакомься, это Ира с планеты Земля. Ира, это Ондрил, его родина называется — Оста.
     «Можно звать меня просто — Онда», - передал остианин.
     Ира кивнула, невольно улыбаясь ему в ответ.
     «Ах, какая прелесть – ваши костюмы! Кот из джунглей и горная кошка! Очень интересно!»
     Ондрил сделал широкий приглашающий жест в сторону тоннеля и продолжал свой монолог в то время, как гости последовали за ним и все вместе вступили на ленту «бегущей дорожки».
     «Да, конечно, я понимаю, почему ты привёз её сюда. Бриллианту необходима соответствующая оправа. Твоя девушка, Ирру, сможет выбрать из хорошего ассортимента — я ещё не отправлял очередную партию. А ещё у меня есть новые дизайнерские каталоги и вдобавок моя последняя коллекция».
     Ира вертела головой во все стороны, стараясь разглядеть каждую мелочь. Ирруор поймал её руку и водрузил на поручень — как раз вовремя, потому что лента пассажирского транспортёра перешла в нисходящий эскалатор. Девушка, впрочем, всё равно не удержалась бы на ногах, если бы кахурианин не подхватил её за талию.
     Эскалатор снова стал «бегущей дорожкой», которая принесла их в огромный зал. Здесь находились контейнеры с готовой продукцией, предназначенной для отгрузки, а также витрины с образцами. Производство было полностью автоматизировано, остианин находился здесь один и только наблюдал за машинами, вызывая бригаду инженеров-наладчиков при необходимости. Кристаллы изготавливались в условиях очень большого давления и мощного магнитного поля, поэтому главный производственный комплекс был изолирован бронёй, как боевой корабль.
     «Детали производственного процесса — вряд ли такая уж интересная штука», - передал Ондрил с лукавой ухмылкой, оглядываясь на Иру. - «Поэтому мы сразу пройдём к витринам с образцами и грузовым контейнерам. Кристаллы, конечно, используются в основном в научно-исследовательской аппаратуре и вооружении, но для нас важнее всего то, что они идут и на ювелирные штучки».
     И Ондрил снова весело ухмыльнулся.
   Ира его не слушала — застеклённые стеллажи находились уже в пределах видимости. Только поэтому рассерженный маур в очередной раз смолчал.
   Девушка подошла вплотную к одному из стеллажей и почти уткнулась лбом в прозрачный пластик. На бархатистых подставках красовались ювелирные изделия с камнями всех цветов и оттенков, сложно огранёнными и гладкими, в оправах из ажурного и сплошного разноцветного металла, дерева, кожи, пластика, ярко и с рассчитанным эффектом освещённые.
     «Твоя коллекция, Онда?» - спросил кахурианин.
   «Да. Самая новая и ужасно эклектичная, потому что все стили хочется попробовать. Обратите внимание на мой любимый шедевр».     
  Это было колье, которое называлось «Озеро в сельве»: сквозь полупрозрачную, нежно переливающуюся толщу большого плоского пейзажного камня виднелись как бы лежащие на дне камушки, ракушки, струящиеся водоросли, кораллы, стайки разноцветных мальков. Берега озера обрамляли цветы, бабочки, ящерки, птички, перистые травы из сложно-гранёных мелких драгоценных камней. Цепочка колье представляла собой металлическую лиану с ажурными листьями.
       «Нравится? Хочешь такое?»
     «Оно чудесно. Но ему место в музее на авторской выставке, а не на шее», - со вздохом заметила Ира.
   Также ей приглянулись два гарнитура — из бледно-голубого металла с переливчатыми камнями и из бензиново-радужного вспененного пластика, имеющего вид веток коралла — и она немедленно получила их.
     «Ира», - окликнул кахурианин с улыбкой. - «Оторвись на минутку от витрин, посмотри на кристаллы в контейнерах. Нет, не эти, у них техническая огранка, а вон те. Ты можешь выбрать камни, а Онда сделает украшения по твоему эскизу».
     «А сколько камней я могу взять?» - спросила она одновременно насмешливо и заинтересованно.
     «Сколько хочешь».
     Ого. То ли тут всё бесплатно, то ли ей такой богатый маур попался, подумала она. Количество камней было просто чудовищным, в земных деньгах его даже оценить не представлялось возможным. Меркантильный человек при виде подобного зрелища, пожалуй, спятил бы. Ира мысленно пожала плечами. Разыгрывать алчного безумца из сказок и истерически набрасываться на сверкающие груды она не собиралась, не то и результат будет, как в тех сказках. А вот прихватить десяток-другой отборных камушков стоило. Их вес во время бегства не помешает, а обеспечена она будет на всю жизнь, потому что на Земле подобные кристаллы стоят дорого.

                                                 3.

     Они все вместе подошли к контейнерам.
     Она попросила какую-нибудь небольшую мягкую ёмкость, тут же получила бархатистый мешочек и принялась неторопливо выбирать и ссыпать в него камни разного цвета. К тем камням, что предназначались ею просто для финансового обеспечения, она прибавила несколько необычных, из которых в самом деле собиралась сделать комплект украшений — гладкие темноватые кристаллы с мерцающими многоцветными искрами в глубине. Эти камни напоминали ей космос.
     Ирруор пристально смотрел, как она с сияющим видом прилаживала к поясу доверху наполненную сумочку. Он всё понял. Ей понравилась не идея сделать украшения по собственным эскизам, а возможность носить при себе часть драгоценностей на случай побега.
     «Сумасшедшие деньги. Как это всё охраняется? Разве нет опасности ограбления?» - оглядев ряды контейнеров, телепатически проворчала Ира. Она давно поняла, что разговор через тп-усилитель является обязательным условием вежливого поведения в том случае, если кому-то из присутствующих неизвестен язык общения.
   «Ты ведь заметила, что из-за особенностей технологии весь производственный комплекс упрятан под поверхность планеты и к тому же заключён в броню. Охранные системы также имеются. Вскрыть всё это сложно, а добыча будет невелика. Поскольку кристаллы изготавливаются искусственно и в больших количествах, то они стоят не так дорого, как, например, на Земле. Всё, что здесь есть, вместе взятое — не настолько ценно, чтобы его стоило украсть», - с чуть заметной улыбкой объяснил Ирруор.
     Ондрил незаметно наблюдал за ними обоими, он занимался этим с первого момента встречи. И подмечал многое, и всё больше приходил в недоумение. Что за странные отношения у его друга с этой землянкой? Она держится довольно отчуждённо, в лучшем случае беспечно. Он же не сводит с неё глаз, а когда думает, что его никто не видит, в его взгляде проявляется такая жажда пополам с тоской, что становится не по себе. Почему он скрывается от неё? Разве можно почём зря мучиться? Это же глупо! От чрезмерно деликатной политики не бывает никакого толку. И долго ли так можно выдержать?
     Ондрил решил вмешаться. Начал он издалека:
    «Ира, как тебе нравится фероньера — обруч с пушистой розеткой посередине лба, а в розетке два сапфира внизу, а над ними — два топаза? Можно и наоборот — два топаза внизу, а сверху два сапфира, я не консерватор».
     Ира пожала плечами, не поняв намёка.
     «Слишком... м-м-м... просто».
     Она чуть не сказала «примитивно», но вовремя спохватилась.
     «Предпочитаю по собственному эскизу, извини, Онда».
     Онда, не обидевшись, усмехнулся.
     «У меня в компьютере и другие эскизы есть. Пойдём посмотрим? Ирру, а тебя бассейн дожидается, ты же любишь плавать. Я очень скоро к тебе присоединюсь».
     Он был намерен просто увести девушку ненадолго от маура и поговорить с ней прямо, без двусмысленных намёков. Но немного не рассчитал.
     «Разумеется, Ира с удовольствием посмотрит твои каталоги», - холодно заметил Ирруор. - «Ты ожидал новую коллекцию Раэма и, конечно, уже получил её. А мы с тобой пойдём в сад к бассейну и поговорим. Новости мне сейчас не только интересны, но и необходимы».
     Ондрил только растерянно улыбнулся в ответ на очень выразительный взгляд, которым подарил остианца маур.
     Ира с подозрением воззрилась на них обоих, не совсем понимая, что тут происходит. Ирруор с нежностью посмотрел на неё.
      «Ты уже закончила выбирать?»
      «Да», - и она ослепительно улыбнулась...

Оффлайн Коринэль

  • Рядовой государственной безопасности
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 0
  • -> Вас поблагодарили: 29
  • Сообщений: 30
  • Расстрелянных врагов народа 29
  • Пол: Женский
Re: Осторожно, женская космоопера
« Ответ #29 : 29 Ноябрь 2014, 18:56:27 »
                                             4.

    Кабинет Ондрила с экраном во всю стену напомнил об Эрнэлете, только здесь была просто комната, а не зал.
     Онда торопливо рылся в базе данных.
     «Это мои учебники по ювелирному делу и археологии, они не интересны, это мои эскизы, они неоконченные...» - мысленно бормотал он. - «Вот. Нашёл наконец. Персонифицированная коллекция Раэма, «Хан Файр». Помнишь Хана, Ру?»
     «Это парень или девчонка?» - Ира с недоумением глядела на молодое существо на экране, стройное и привлекательное, но непонятно, какого пола.
     «Парень. Но был девчонкой. На Тайре сменил пол, ему сделали операцию».
     «Зачем он это сделал?!. И в честь транссексуала — коллекция?!»
     «Напрасно ты относишься к этому с таким ужасом и отвращением», - ответил Ирруор не холодно и гневно, как можно было бы ожидать, а скорее печально. - «Он был бы обычной девушкой, если бы не какой-то подлец, обладающий способностями эспера. Но даже если бы это состояние было у него не внушённым, а врождённым, что здесь особенного, а тем более отвратительного? Операции на Хинн-Тайре включают в себя клонирование отдельных органов. Теперь этот человек — совершенно полноценный мужчина, как если бы им и родился».
     Ондрил переменил кадр, и на экране возникло лицо Хана крупным планом, красивое, тонкое, строгое, с затаённой печалью на дне глаз.
     «Будешь смотреть коллекцию?»
     Ира кивнула, ни на кого не глядя. Ей было стыдно из-за своей дремуче-атавистической реакции. Ей было обидно из-за собственной глупости. Могла бы лишний раз помолчать и не высказываться. Она готова была заплакать.
     Кахурианин обнял её, легко прижимая к себе и заслоняя собой и от Ондрила, и от экрана с прекрасным и драматичным лицом.
     -Ира, я не рассердился. Я понимаю, что ты просто опасаешься необычного.
     Он поцеловал её в макушку и усадил за пульт.
      -Не хочешь смотреть коллекцию Раэма, не смотри, там много другого, не менее интересного. Вот папки — с интерьерами, одеждой, аксессуарами, украшениями. Эта клавиша — перемена блока, эта — перемена кадра, а эта — возврат. Мы с Ондой пока поплаваем в бассейне и поговорим, новости могут быть важны для нас. Приходи к нам, когда утомят каталоги, сад с бассейном — в соседнем зале.
   Слова по-русски, обращённые только к ней, утешили Иру. Маур действительно не сердился.
     Ирруор и Ондрил вышли, а Ира занялась компьютером. Разумеется, она начала просмотр с коллекции, посвящённой этому Хану.

                                             5.

     -Можешь ничего не объяснять, - мрачно сказал Ондрил, едва они устроились под деревом, растущим в кадке возле бассейна. - Я всё понял. Она настолько подозрительно ко всему относится, что готова смыться от тебя в любой момент. Она сейчас вроде меня, каким я был вначале.
     -Именно поэтому я попросил бы тебя не вмешиваться. И, ради всего святого, забудь хоть на сутки о своём остроумии! - Ирруор произнёс только это, хотя ему явно хотелось высказать намного больше.
     -А может, наоборот, было бы лучше, если бы кто-нибудь ей о тебе побольше рассказал?.. Молчу-молчу! Тебе видней.
    Остианец рывками стянул с себя свой вычурный герлон и прыгнул в бассейн.
       -Причёску повредить не боишься?
     -Она у меня непромокаемая! - засмеялся Онда. Он был похож сейчас на растрёпанный ветром сверкающий куст, плавающий по воде взад-вперёд.
     Ирруор поднялся, подошёл к краю бассейна, посмотрел на воду, оглянулся на дверь кабинета.
     -Слушай, Ру, может, всё-таки предпринять что-нибудь для того, чтобы она была больше к тебе расположена? Ты же, извини меня, только выжидаешь. И страдаешь.
     -Я не страдаю, - маур сопроводил свои слова понятным для Онды жестом —  похлопал по пси-блоку, свисающему на цепочке у него с пояса.
     -Ну да, конечно, тело нейтрализовано, ничего не ощущает. А сознание? Да мне на тебя смотреть страшно! Не хотел бы я вот этак!
     -Онда, перестань. Всё не так ужасно, как тебе кажется. Бывает куда безнадёжней. Я вполне доволен, она уже начинает мне доверять, а время и обстоятельства проявят всё. Отвлекись от этой темы, лучше расскажи мне новости. Что сейчас творится на перекрёстке? Эрниане там есть?
     -На перекрёстке как обычно, вполне мирно, - Ондрил неопределённо повёл плечами. - Насчёт эрниан не знаю, по-моему, они всегда там есть. У тебя не получилось как следует просмотреть?.. Что касается развлечений, могу рассказать новый боевик.
     -Давай.
     Ирруор согласился бы сейчас с любой переменой темы разговора.
   Повествуя, Ондрил размахивал руками, строил то смешные, то страшные рожи, словом, из кожи вон лез, чтобы развлечь и отвлечь.
  -Действие фильма происходит на планете, которая находится в начале атомной эры.
   Археологическая экспедиция отправилась в горы раскапывать древнее поселение, которое частично располагалось в системе пещер. Там же обустроили и временный лагерь, таким образом случайно оказавшийся незаметным ни из ущелья, где проходила тропа, ни с воздуха. В тех же пещерах был тайник бандитской группировки, связанной с наркобизнесом. И сюда же, в затерянное горное ущелье, свалилась потерпевшая аварию «летающая тарелка», экипаж которой состоял из двоих галактических инспекторов.
    Главарь банды сразу возмечтал о звёздной конкисте и сделал попытку захватить корабль и экипаж. Не повезло (а может, наоборот, повезло) одному молодому археологу, студенту-первокурснику. Бандиты ранили его почти смертельно. Инспекторам, которые сами едва спаслись из лап двуногих хищников, пришлось взять его с собой, поскольку, оставленный на родной планете, он бы не выжил. Попав в космос, парень обратно возвращаться не захотел. Таким образом, продолжение следует. Ну, как тебе?
     -Интересно, - улыбнулся Ирруор. - Только я уже слышал эту историю из уст главного героя, и не так давно. По твоей биографии уже фильм сняли?
     -Точно, - лукаво ухмыльнулся Онда. - Но не только. Режиссёр — парень с Земли, и его биография очень похожа на мою...

                                            6.

        Ира во все глаза рассматривала галактическую моду.
      На первом снимке Хан был в белом комбинезоне с двойными крылатыми лацканами, белыми и тёмно-синими, на фоне огромного футуристического мегаполиса.
     Второй кадр представлял кого-то вроде звёздного рокера, но его чёрная кожаная куртка была ажурной, сложно изрезанной встопорщенными «перьями», а рубашка под ней сияла яростным алым цветом. Тем неожиданней смотрелся бело-серебристый пушистый ворот водолазки, выглядывающий из-под косухи и рубашки. Латные поножи на кожаных штанах, шлем и космический мотоцикл сверкали в лучах яркого звёздного скопления.
     Космическим был фон и для третьего костюма, тёмно-коричневого герлона. Манжеты-раструбы, широкий пояс, стоячий воротник в виде веера позади шеи и шапка-шлем были золотистыми, с проявляющимся узором более тёмного оттенка.
     Четвёртый кадр показывал Хана в минимуме одежды на фоне камня, зелени и воды. Асимметричный короткий килт, сандалии с высоким плетением и лента через лоб из темно-зелёного искрящегося материала были отделаны лёгкой бахромой...
     Всего в коллекции было около полусотни ансамблей, каждый из которых создавал отдельный образ. Эти образы связывало в единое целое нечто общее. Создавалось впечатление, что ты уже давно и хорошо был знаком с этим парнем, гордым, утончённым, немного диковатым, немного неуверенным в себе и способным на огромную нежность по отношению к близким существам. Подчёркивалась и внешность — «орлиный» профиль, непокорная копна длинных тёмных волос, небольшое, ладное и лёгкое тело. Вероятно, ростом Хан был не выше Иры...
     Спохватившись, девушка выключила компьютер. Хорошо отвлеклась, нечего сказать, даже о подозрительных репликах забыла! Чем там заняты эти двое? О чём кахурианин собирался говорить с Ондой так, чтобы она не слышала?
     Ира вскочила с кресла и побежала к двери. Дверь не замедлила услужливо убраться с Ириной дороги, бесшумно откатываясь в паз. Коридор был пуст, металлическая рифлёная лента «бегущей дорожки» недвижно застыла у стены. Соседняя дверь также открылась сама по себе совершенно беззвучно, и стали видны вечнозелёные заросли, меж ветвей которых  поблёскивала вода.
     Двое мужчин уютно устроились возле маленького бассейна. Онда что-то рассказывал, размахивая руками, Ирруор лежал ничком. Его лицо было обращено к двери, и Ира увидела, что веки маура с длинными чёрными ресницами опущены, а полные, круто и элегантно очерченные губы слегка улыбаются. Она тоже невольно улыбнулась.
     Девушка подобралась поближе и обнаружила, что Онда говорил по-тайриански. Что делать? Пытаться догадаться о содержании разговора по жестам? Про лингвистическую функцию своего пси-блока она со страху забыла.
     Жесты были более чем зловещими. Ондрил хватал себя за волосы, чиркал ребром ладони себе по горлу, затем изобразил известный похабный жест, после чего... несколько раз ткнул пальцем в сторону двери. Это он о чём, о ближайшей участи наивной землянки?
     От ужаса Ира потеряла способность трезво соображать. На трясущихся ногах она отступила за дверь и заметалась глазами по коридору. Пси-блок маура отслеживает её местопребывание и подаёт сигнал. Возможно ли с помощью своей фиолетовой коробочки создать энергетический фантом — собственную копию, которая обманет поисковый луч?
     Она вбежала обратно в кабинет, положила пси-блок на кресло и отдала команду. Внешне ничего не произошло, и девушка покрылась потом от страха, но потом сообразила — она ведь и не приказывала создать видимое изображение. Вот. В ответ на следующую команду голограмма тут же появилась.
     Ира-первая осторожно отодвинулась от кресла, а затем опустилась на пол. Ира-вторая безмятежно восседала за компьютером и порхала пальцами по клавишам, но клавиши при этом оставались неподвижными. Объёмная копия выглядела такой совершенной, что в другое время внушила бы ужас. Но в данный момент Ире было не до того, чтобы испытывать потрясение от какого-то лазерного привидения, она поспешно ползла к двери.
     Оказавшись снова в коридоре, девушка выбрала направление, полагаясь на свою память, и вскочила на одну из «бегущих дорожек», которая тут же пришла в движение. Преследования не было.