Автор Тема: Героическая поэзия  (Прочитано 22893 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« : 07 Апрель 2010, 01:14:08 »
Пробуждение

Первобытные дети бетонных чащеб
на охоту выходят опять.
В их глазах - вековечный, нетающий лед,
архетипов железная власть.

Силуэты валькирий, что реют средь туч,
указуют берсеркам врагов.
Белый воин опять непреклонен, могуч,
как когда-то, в начале веков.

Не осталось следа от общественных норм,
сострадания и добра.
Я восславлю тебя, сокрушающий шторм -
как мила мне твоя красота!

Власть - реальна. Все прочее - только обман,
только лживые сказки врагов.
Порождения южных земель - горе вам!
Слава вам, дети Русских Богов!

      Завет Мизантропа

Человек человеку должен быть волком, запомни!
Серый зверь не предаст и не станет бить из-за угла.
Но десятками лет истребляются гордые волки,
Чтобы серая масса рабов и убогих жила.

Так паситесь же мирно, стада гуманистов и быдла -
Ваш Христос и ваш Будда  учили: "гордыня есть грех"!
Только как бы планета от толп дураков не погибла,
Все труднее Земле содержать и подкармливать всех...

Будет новое время - пред ним трепетали веками! -
Светоносных героев с ублюдками яростный бой.
Если серые массы не обернутся волками,
То хотя бы пусть гордые звери плебеев ведут за собой!

      Моя Родина

Под коловратом, под крестом,
под люциферовой звездою
Ты не склонялась пред врагом,
мечтавшим овладеть Тобою.

Твой несгибаемый народ
на западе был презираем,
но лишь беда на двор придет,
он становился крепче стали.

В себе ты все еще хранишь
суровый дух былых Империй...
Так почему же ты молчишь,
раз тебя ставят на колени?!

Пройдите ж в отсветах огня,
славяне, по чужим столицам,
чтоб ужас в сердце у врага
потом на веки сохранился!

Врагу мы поубавим прыть -
дави заморского вампира!
Один порядок будет в мире -
и он славянским должен быть.

      Черная Книга

Ветер столетий листает страницы,
тайнопись ведома мне.
Я завладел тобой, Черная Книга,
древнейшая на Земле...

Медленно я, и еще непривычно,
переплета касаюсь рукой.
Я ль завладел тобой, Черная Книга?
Или ты завладела мной?

Строки - я вижу! - написаны кровью,
их автор - правит во Тьме:
"Чтобы ты стал, наконец-то, собою,
превзойди человека в себе..."

      Призыв к Единству

Величие нации тает, как дым -
уже торжествует враг.
Русский язычник и христианин,
вставай под единый стяг!

Не время с родичем спор вести,
когда пылает земля,
когда наследие их защитить
призывают предки тебя.

Пред Богом ответим мы не за то,
что чью-то веру кляли,
а только за то, что смерти на зло
Россию свою сберегли.

Если раздоров мы не прекратим,
славянам конец придет:
на Западе и на Востоке враги
готовят на нас поход.

Но знаю я - все равно победим,
ведь Русский Дух не иссяк:
Русский язычник и христианин,
вставай под единый стяг!

      Рыцарь, Смерть и Дьявол

Меч и копье кровь проливают вражью,
Вечная слава рыцарю, что победит!
Недругов он в сече встречает отважно,
Ну а потом и сам он сталью будет убит.

Смерть заберет его душу в края без возврата,
Он оглянется последний раз на трупы и гарь,
Чтобы вдохнуть запах дыма, крови и смрада -
Запах войны, расстаться с которою жаль...

Ждет ли убитого пламя кромешного Ада,
Или же Рай, о котором нам - только мечтать,
Песню о рыцаре положит на музыку Дьявол,
Чтобы какой-нибудь юноша начал о славе мечтать.

      Князь

Слезы валькирий
омоют тебя перед битвой,
варяжский топор беспощаден, глаза твои - лед...
Помни, великий,
хранимый средь битвы молитвой -
там, позади, в твоем тереме, девушка ждет.

Что для тебя
ее плач, и печаль, и тревога?
В сердце твоем - только слава и битвы держав!
Верно храня
свою клятву суровому Богу,
воин Перуна, ты смерть вражью держишь в руках.

В миг же, когда
вражьи копья сверкнут перед вами,
стену щитов прошибет клин варяжский стальной,
пламя меча
замереть твое сердце заставит,
и нелюбимая взойдет на костер за тобой.

      Безумие

Нелепо чувствовать, что ты сошел с ума,
что каждый твой поступок неприличен,
что между всеми и тобой - стена:
за нею всякий обезличен.

Нелепо чувствовать, что из других времен
тебя зачем-то вдруг переселили
туда, где ты был чужаком рожден.
Переселили, а потом - забыли...

Нелепо чувствовать, что ты всегда изгой
для бутафорских норм и прочей дури,
и мало кто общается с тобой...
Но может быть, не ты, а мир безумен?

      Герои

Я пел о героях минувших веков,
закованных в бронзу и гневных,
достойных воителях древних Богов,
бросавшихся в битвы средь первых.

Но ныне герои уже не в чести,
и слава былая - не в счет.
Изгоем на лике своей земли
великий народ живет.

И тот, кто не дрогнул и в сам Рагнарек,
продолжив спорить с судьбой,
поднявшись на тех, кто нам гибель предрек,
и есть настоящий герой.

"К чему ему все это говорить?" -
кто-нибудь в толк не возьмет:
все просто, скинхэдом - можешь не быть,
но должен любить свой народ.

      Художник

Я создал лики демонов без глаз
и бледных женщин с волчьими клыками,
но каковы они все без прикрас,
один лишь я покуда в мире знаю.

О, если бы смогло одним глазком
людское племя глянуть в бездны Ада!
Вселенское безумие потом
для человека стало бы наградой.

Но видел Бездну только я один,
и кое что сумел зарисовать.
Не зря пришлось мне для моих картин
кровь человеческую в краски добавлять...

      Жатва

Придет последней битвы час -
к оружью Боги кликнут нас.
Кровавой жатвы грозный дар
мы бросим в мировой пожар.
Колосья - люди, серп - наш меч,
в бою мы честь должны сберечь.
Народ восстанет на народ,
и Солнце средь руин взойдет,
а та великая страна,
что миром всем заклеймлена,
медведем раненым пойдет
в святой, в решающий поход.
И назовут тогда враги
нас воинами Сатаны:
пусть так - плевать нам на слова,
лишь бы Империя жила!
О, жатва ждет своих жнецов,
что жаждут сокрушить врагов,
и если это - мой удел,
я умереть бы там хотел.

      Любимой

Без тебя мне и Солнце - не Солнце,
да и жизнь - не жизнь без тебя.
Далеко от меня ты, но все же
ближе нет никого для меня.

Я хочу, чтобы вновь повторились
те объятья, прогулки, слова,
что с утра до вечера длились -
ты же, милая, помнишь, когда?

А пока я - один, как и прежде,
словно призраки - люди вокруг...
Остается мечтать мне о встрече,
о тепле твоих ласковых рук.

      После меня...

После меня останется народ,
что никогда врагу не покорился,
который вновь на смертный бой пойдет,
когда бы этот бой не разразился.

После меня останется страна,
перед которой прочие - пигмеи,
раскинувшая Севера снега
над городами рухнувших Империй.

А может быть, останется народ
закованный и жаждущий Свободы?
Страна, которой скоро крах придет?
Бесчестья, что страшнее смерти, годы?

Но буду счастлив я и тем, что прожил век
в борьбе за нацию, Свободу и Державу,
чтоб мой потомок, через много лет,
вернул себе все, что его - по праву.

http://zhurnal.lib.ru/m/maslow_i_a/
Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн гоблин

  • камрад
  • Младший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 68
  • -> Вас поблагодарили: 515
  • Сообщений: 677
  • Расстрелянных врагов народа 661
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #1 : 08 Апрель 2010, 22:34:48 »
Империя умерла?
Могильщиков - к высшей мере!
Пусть перья ее орла,
На шляпах других империй.
Но грозный ее оскал,
Помнит трусливый Запад,
Был он от финских скал,
До сонных китайских пагод.
Пусть ужас бродит окрест
Ее остывшего тела,
Живет византийский крест,
В холодном зрачке прицела
Пусть радуется пока
Восторженный победитель,
Из памяти пиджака,
Не стерт генеральский китель!
Мертва ли она? - До поры,
Как в кровь обратятся реки,
И вытащат топоры
Железные дровосеки!
Куда там! Берлин, Париж,
Трофеи сдаем под опись.
Империя сдохла?... Шиш!
Мечтатели... Не дождетесь!
Мария Протасова

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #2 : 17 Апрель 2010, 18:30:24 »
Задымилась земля в костре,
Словно ночь расплескала медь.
Вертолеты летят быстрей,
Чем хотелось бы мне лететь.
И молчанье, сводя с ума,
Между нами встает опять;
Ты не жди от меня письма,
Мне отсюда нельзя писать...
Горизонт распахнулся вширь,
Исчерпав синеву до дна,
Подо мной не война и мир,
Подо мною - одна война.
Те, кто пулю глотнул во мгле,
Как и я, под сплетеньем трасс,
Залегли на сырой земле,
Потому, что таков приказ...
Пол ногами земля - тверда.
Автоматы рычат давно.
Те, кто ждал нас, кричат "Ура!"
Пусть негромко, но все равно.
Выползает из тьмы рассвет,
Прерывает короткий бой,
Надевает земля берет,
Как и наш с тобой - голубой...
Сигарету свою тушу,
К вертолету бегу, скользя.
Буду дома - все расскажу,
А писать, извини, нельзя...

Hа миг замолчали оглохшие птицы
И в этой живой тишине
Такие далекие, светлые лица
Друзей погибших
вдруг вернулись мне...

За окном несусветная тишь
Застоялась,
стозвездно звеня
Ты все "бедный "и "бедный "
Твердишь,
Все по женски жалеешь меня.
Да, всегда -
Не порой, одинок.
Да, не встать я пошел
И не в рост,
Только дали родители
Родинок
Чуть поменьше,
Чем в небе звезд.
Дни годами текли у обочины.
Хоть дорога была широка.
Жизнь давала мне щедро пощечины,
И порой -
Не разжав кулака.
Предавала любимая женщина,
Жгут рубцы от осколков идей.
Все, что было вчера мне завещано,
Смыто каплями черных дождей.
Но живущему
Верой и ранами
Покажите - счастливее -
Мне
За морями, за океанами
И в моей,
Горько-сладкой стране.
Потому что душою хранимые,
Хоть и прокляты были не раз,
Безразличные,
Но любимые
Есть на свете
Две родинки глаз.
Потому, что несу я кителе
Честь высокую русских погон,
Тем что дали мне с кровью родители...
Потому что на свет я рожден.

Сквозь пальцы уходящего песка,
Не удержать -
           сжимай ладонь до боли.
В х/б, что покоробилось от соли,
Мы восемь дней брели до кишлака.
Мы, как солдаты, выиграли бой.
И в БМП усталые трясемся.
Сведенные причудливой судьбой.
В бою мы встретились -
а в жизни разойдемся.
И вот, взмахнув приветливо рукой,
Мы друг за другом покидаем люк
Ведь, кроме солидарности мужской,
Мы не везли особо ценный груз.
Механик! Брат, давай-ка погуди -
Наш пост уже виднеется вдали...

Завершив небывало тяжкий
Наш последний за речкой бой
Мы с ремней поснимали фляжки
И глотнули за дембель свой.
А потом автоматы подняли
И - салютом в небесный свод.
Все мы вынесли, все запомнили,
Цепко прошлое в нас живет...

Мама!
 Как больно мне, мама!
 Пуля попала в меня...
 Снится сквозь время упрямо,
 девятнадцатая весна.
 Стон в тихом воздухе
                  страшен...
 Брошен?
 Оставлен?
 Забыт?!
 Мама?!
 Прорвались ли наши?
 Кто из них ранен?
 Убит?
 Жив ли ворвавщийся
                   в мысли
 ртом перекошенным враг,
 тот, что метнулся
                под выстрел,
 словно последний дурак?!
 Мама!
 Ты так меня любишь!
 Встань!
 Защити от беды!
 Сохнут дрожащие губы...
 Мне бы хоть каплю воды!
 Мне бы удачи немного...
 Жизни, дыхания, сил...
 Я уже верую в Бога!
 Господи Боже,
               спаси!!
 Мама, как страшно мне!
 Мама!
 Книги и в клетку тетрадь...
 Пунктики школьной
                  программы...
 Я не хочу умирать!!
 Я не хочу оставаться
 в жутком молчании дня!
 Братцы, ну что же вы?!
 Братцы!
 Ну подберите меня!
 Мамочка, где же ты?!
 Мама!!!

         ПРОГУЛОЧКА                                         
                                                   
Вот оплот сепаpатизма - детский сад.
Пеpекpытия лохмотьями висят.                       
Как в копеечку легли десятки мин.                   
Хоpошо с пpистpелкой было у pумын.                 
Мы пpоходим по Бендеpам наугад,
под внимательными взглядами солдат.                 
А над нами, как изваянная злость,                   
заводской тpубы облоданная кость.                   
Нет в окpуге неисклеванной стены.
А окошки-то уже застеклены.                         
Стpашновато и нелепо вместе с тем -
будто стекла оказались кpепче стен.                 
Тут и там асфальт pасплескан, тут и там.
А за мною сумасшедший по пятам.                     
"Ну гляди! - кpичит. - Гляди, коли забpел?
Где ж ты был, когда мочили нас, оpел?"             
Но послушай! Да ведь я ж не виноват,
я же выстpадал с тобою этот ад,
не свихнулся и не выгоpел дотла -
пpосто очеpедь до Курска не дошла.
По Бендеpам, по Бендеpам - в никуда,
в пpедстоящие, пpопащие года.                       
По Бендеpам, где гpядущее стpаны,                   
тупо смотpит из пpоломленной стены.                 
                                                   1992
        АМОРАЛЬНАЯ

Пуля щелкнула. Старуха, охнув,
кинулась к ограде.
И десятая зарубка
не возникла на прикладе.
Слушай, снайпер, ты не спятил?
Удрала - и дьявол с нею!
Ты ж на сдельщине, приятель!
Режь зарубку покрупнее.
Это ж выгодное дело
(нам приписывать не внове):
и старуха уцелела,
и заплатят в Кишиневе.
Снайпер хмурится, бормочет,
вновь берет винтовку в руки.
Он обманывать не хочет.
Он не сделает зарубки.
...Как напьюсь - пойдут кошмары.
поплывут перед глазами
тротуары, тротуары
в поцелуях "алазани"
сплошь пристреляная местность -
и, простите Бога ради:
ненавижу слово "честность",
Как зарубку на прикладе.
                                      1992

Разное время, разные авторы.
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн Каммерер

  • Глобальный модератор
  • Лейтенант государственной безопасности
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 11
  • -> Вас поблагодарили: 394
  • Сообщений: 1577
  • Расстрелянных врагов народа 554
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #3 : 17 Апрель 2010, 22:10:28 »
AleksandrW,  Массел? Прекрасные у него стихи. Жаль человек рано ушел.
Жить вообще вредно - от этого умирают

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #4 : 18 Апрель 2010, 11:04:14 »
Жаль! Одна только поэма Белого Террора чего стоит.
Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #5 : 18 Апрель 2010, 16:07:02 »

Ура!!!
Там где северные земли
                        отмороженных племён
Горсть тепла далёкой веры
                        породила сладкий плод
В долгих поисках шли годы,
                        оставляя на лице
Результат убитой воли,
                        изменнившей страсть к войне.
УР-Ра!!! У нас была когда-то
                       на всех одна судьба - 
Стоять лицом к лицу
                       и в радость и в беду.
Встречать у кромки Солнце
                       восторженным Ура!
Ур-Ра! - кричу, срывая глотку, - Рааа!!!
УРа!!!
На белом покрывале след
                       погибшего Свена,
Куда идти за правдой
                      подскажи великий Ра,
Ты, светлый, дай надежду
                      не сбиться на пути.
Ветра пускай укажут
                     на колыбель зари.
УР-Ра!!! У нас была когда-то
                       на всех одна судьба - 
Стоять лицом к лицу
                       и в радость и в беду.
Встречать у кромки Солнце
                       восторженным Ура!
Ур-Ра! - кричу, срывая глотку, - Рааа!!!
УРа!!!
В утробе старых гор среди
                     разбросанных камней
Стоял в лучах восхода
                     свободный человек.
Он шёл дорогой детства
                     сквозь тьму и пыль веков
В края далёких Предков
                     и северных Богов.
УР-Ра!!! У нас была когда-то
                       на всех одна судьба - 
Стоять лицом к лицу
                       и в радость и в беду.
Встречать у кромки Солнце
                       восторженным Ура!
Ур-Ра! - кричу, срывая глотку, - Рааа!!
Ура!!!
Виталий Королёв, группа Вранъ

Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #6 : 27 Апрель 2010, 13:40:59 »
Замечательная песня Тимофея Скоренко ака nostradamvs


ПОДПОРУЧИК ОНОДА
Война над холмами оставила крики и чёрный дым.
Закатное солнце отбросило блики, и, как рубин,
Спустилось под землю на время, пока ты был молодым.
Ты веришь, Япония сбросила бремя твоих Филиппин.
 
Война над домами бросает листовки, в которых ложь,
И ты достаёшь из землянки винтовку, и снова в глушь.
Скажи императору, воин, ответь же, чего ты ждёшь.
Ты высшей награды достоин, а мир – это просто чушь.
 
ПРИПЕВ:
        Ты слышал приказ, подпоручик Онода,
        Ты слышал приказ, и ты отправился в бой.
        Сдаваться нельзя, подпоручик Онода:
        Твой командир придёт за тобой.
 
Война над холмами жужжала моторами серых птиц,
И ты услыхал слова: “До скорого! До весны!”
Пусть даже страна Восходящего Солнца упала ниц,
Солдат никогда не сдаётся на протяженье войны.
 
Последним зарядом взорви на дороге военный джип
И краем глаза заметь звезду на его крыле.
Ты взял истлевшее знамя, и из лёгких раздался крик.
Скажи мне, чем ты был занят последние тридцать лет…
 
ПРИПЕВ
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #7 : 02 Май 2010, 23:38:40 »
Милитарист-империалист-шовинист Редьяр Киплинг. Трудно сказать лучше.   

НЕСИТЕ БРЕМЯ БЕЛЫХ

Несите бремя Белых
Среди племен чужих -
Сынов своих отправьте
Служить во благо их;
Без устали работать
Для страждущих людей -
Наполовину бесов,
Настолько же детей.
Неси же бремя Белых -
Не смея унывать,
Ни злобу, ни гордыню
Не вздумай проявлять;
Доступными словами
Их к делу приобщи,
И для себя в том деле
Ты пользы не ищи.
Неси же бремя Белых -
Чтоб шум войны затих,
И накорми голодных,
И вылечи больных.
Когда ж победа близко,
Увидеть ты изволь,
Как чья-то лень и глупость
Всё обращают в ноль.
Неси же бремя Белых -
Не право королей -
Твоим уделом будет
Тот труд, что всех трудней.
И то, что здесь ты строил
Пока хватало сил,
Пусть памятником будет
Всем тем, кто не дожил.
Неси же бремя Белых -
И пожинай плоды:
Брань злая за заботу,
Забвенье за труды.
Не раз ты здесь услышишь
От тех же дикарей, -
«Зачем идти нам к свету?
Нам наша ночь милей».
Неси же бремя Белых -
Не гнись перед людьми,
А крики о свободе -
Лишь слабость, черт возьми.
И по твоим поступкам,
И по твоим словам
Дадут тебе оценку
И всем твоим богам.
Неси же бремя Белых -
И скопишь с юных лет
Венок дешевых лавров,
Скупых похвал букет.
Но на закате жизни
Без всякой суеты
Твой труд пускай оценят
Такие же, как ты!

       ЕСЛИ

О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, 
И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова 
Без прежних сил  возобновлять свой труд.
И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь, сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "держись!" 
И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, 
Земля ? твое, мой мальчик, достоянье,
И более того, ты ? человек!
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #8 : 04 Май 2010, 15:47:49 »
Когда пройдешь путем колонн
В жару, и в дождь, и в снег,
Тогда поймешь,
Как сладок сон,
Как радостен ночлег.

Когда путем войны пройдешь,
Еще поймешь порой,
Как хлеб хорош
И как хорош
Глоток воды сырой.

Когда пройдешь таким путем
Не день, не два, солдат,
Еще поймешь,
Как дорог дом,
Как отчий угол свят.

Когда — науку всех наук —
В бою постигнешь бой, —
Еще поймешь,
Как дорог друг,
Как дорог каждый свой —

И про отвагу, долг и честь
Не будешь зря твердить.
Они в тебе,
Какой ты есть,
Каким лишь можешь быть.

Таким, с которым, коль дружить
И дружбы не терять,
Как говорится,
Можно жить
И можно умирать.
1943

Александр Твардовский.
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #9 : 05 Май 2010, 11:55:37 »
Сын артиллериста

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку.
А у майора Петрова
Был Ленька, любимый сын,
Без матери, при казарме,
Рос мальчишка один.
И если Петров в отъезде,—
Бывало, вместо отца
Друг его оставался
Для этого сорванца.
Вызовет Деев Леньку:
— А ну, поедем гулять:
Сыну артиллериста
Пора к коню привыкать!—
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
— Понятно, еще малец!—
Деев его поднимет,
Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
— Учись, брат, барьеры брать!
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
Прошло еще два-три года,
И в стороны унесло
Деева и Петрова
Военное ремесло.
Уехал Деев на Север
И даже адрес забыл.
Увидеться — это б здорово!
А писем он не любил.
Но оттого, должно быть,
Что сам уж детей не ждал,
О Леньке с какой-то грустью
Часто он вспоминал.
Десять лет пролетело.
Кончилась тишина,
Громом загрохотала
Над родиною война.
Деев дрался на Севере;
В полярной глуши своей
Иногда по газетам
Искал имена друзей.
Однажды нашел Петрова:
«Значит, жив и здоров!»
В газете его хвалили,
На Юге дрался Петров.
Потом, приехавши с Юга,
Кто-то сказал ему,
Что Петров, Николай Егорыч,
Геройски погиб в Крыму.
Деев вынул газету,
Спросил: «Какого числа?»—
И с грустью понял, что почта
Сюда слишком долго шла...
А вскоре в один из пасмурных
Северных вечеров
К Дееву в полк назначен
Был лейтенант Петров.
Деев сидел над картой
При двух чадящих свечах.
Вошел высокий военный,
Косая сажень в плечах.
В первые две минуты
Майор его не узнал.
Лишь басок лейтенанта
О чем-то напоминал.
— А ну, повернитесь к свету,—
И свечку к нему поднес.
Все те же детские губы,
Тот же курносый нос.
А что усы — так ведь это
Сбрить!— и весь разговор.
— Ленька?— Так точно, Ленька,
Он самый, товарищ майор!
— Значит, окончил школу,
Будем вместе служить.
Жаль, до такого счастья
Отцу не пришлось дожить.—
У Леньки в глазах блеснула
Непрошеная слеза.
Он, скрипнув зубами, молча
Отер рукавом глаза.
И снова пришлось майору,
Как в детстве, ему сказать:
— Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
А через две недели
Шел в скалах тяжелый бой,
Чтоб выручить всех, обязан
Кто-то рискнуть собой.
Майор к себе вызвал Леньку,
Взглянул на него в упор.
— По вашему приказанью
Явился, товарищ майор.
— Ну что ж, хорошо, что явился.
Оставь документы мне.
Пойдешь один, без радиста,
Рация на спине.
И через фронт, по скалам,
Ночью в немецкий тыл
Пройдешь по такой тропинке,
Где никто не ходил.
Будешь оттуда по радио
Вести огонь батарей.
Ясно?— Так точно, ясно.
— Ну, так иди скорей.
Нет, погоди немножко.—
Майор на секунду встал,
Как в детстве, двумя руками
Леньку к себе прижал:—
Идешь на такое дело,
Что трудно прийти назад.
Как командир, тебя я
Туда посылать не рад.
Но как отец... Ответь мне:
Отец я тебе иль нет?
— Отец,— сказал ему Ленька
И обнял его в ответ.
— Так вот, как отец, раз вышло
На жизнь и смерть воевать,
Отцовский мой долг и право
Сыном своим рисковать,
Раньше других я должен
Сына вперед посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
— Понял меня?— Все понял.
Разрешите идти?— Иди!—
Майор остался в землянке,
Снаряды рвались впереди.
Где-то гремело и ухало.
Майор следил по часам.
В сто раз ему было б легче,
Если бы шел он сам.
Двенадцать... Сейчас, наверно,
Прошел он через посты.
Час... Сейчас он добрался
К подножию высоты.
Два... Он теперь, должно быть,
Ползет на самый хребет.
Три... Поскорей бы, чтобы
Его не застал рассвет.
Деев вышел на воздух —
Как ярко светит луна,
Не могла подождать до завтра,
Проклята будь она!
Всю ночь, шагая как маятник,
Глаз майор не смыкал,
Пока по радио утром
Донесся первый сигнал:
— Все в порядке, добрался.
Немцы левей меня,
Координаты три, десять,
Скорей давайте огня!—
Орудия зарядили,
Майор рассчитал все сам,
И с ревом первые залпы
Ударили по горам.
И снова сигнал по радио:
— Немцы правей меня,
Координаты пять, десять,
Скорее еще огня!
Летели земля и скалы,
Столбом поднимался дым,
Казалось, теперь оттуда
Никто не уйдет живым.
Третий сигнал по радио:
— Немцы вокруг меня,
Бейте четыре, десять,
Не жалейте огня!
Майор побледнел, услышав:
Четыре, десять — как раз
То место, где его Ленька
Должен сидеть сейчас.
Но, не подавши виду,
Забыв, что он был отцом,
Майор продолжал командовать
Со спокойным лицом:
«Огонь!»— летели снаряды.
«Огонь!»— заряжай скорей!
По квадрату четыре, десять
Било шесть батарей.
Радио час молчало,
Потом донесся сигнал:
— Молчал: оглушило взрывом.
Бейте, как я сказал.
Я верю, свои снаряды
Не могут тронуть меня.
Немцы бегут, нажмите,
Дайте море огня!
И на командном пункте,
Приняв последний сигнал,
Майор в оглохшее радио,
Не выдержав, закричал:
— Ты слышишь меня, я верю:
Смертью таких не взять.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Никто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
В атаку пошла пехота —
К полудню была чиста
От убегавших немцев
Скалистая высота.
Всюду валялись трупы,
Раненый, но живой
Был найден в ущелье Ленька
С обвязанной головой.
Когда размотали повязку,
Что наспех он завязал,
Майор поглядел на Леньку
И вдруг его не узнал:
Был он как будто прежний,
Спокойный и молодой,
Все те же глаза мальчишки,
Но только... совсем седой.
Он обнял майора, прежде
Чем в госпиталь уезжать:
— Держись, отец: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
Теперь у Леньки была...
Вот какая история
Про славные эти дела
На полуострове Среднем
Рассказана мне была.
А вверху, над горами,
Все так же плыла луна,
Близко грохали взрывы,
Продолжалась война.
Трещал телефон, и, волнуясь,
Командир по землянке ходил,
И кто-то так же, как Ленька,
Шел к немцам сегодня в тыл.
1941
Константин Симонов.
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #10 : 07 Май 2010, 23:32:18 »
Чуть седой, как серебряный тополь.
Он стоит, принимая парад,
Сколько стоил ему Севастополь,
Сколько стоил ему Сталинград!

И в слепые морозные ночи,
Когда фронт заметала пурга,
Эти ясные, яркие очи
До конца разглядели врага.

Эти черные, тяжкие годы
Вся надежда была на него.
Из какой сверхмогучей породы
Создавала природа его?

Побеждая в военной науке,
Вражьей кровью окрасив снега,
Он в народа могучие руки
Обнаглевшего принял врага.

И когда подходили вандалы
К нашей древней столице отцов,
Где нашел он таких генералов
И таких легендарных бойцов?

Он взрастил их. Над их воспитаньем
Много думал он ночи и дни.
О, к каким грозовым испытаньям
Подготовлены были они!

И в боях за Отчизну суровых
Шли бесстрашно на смерть за него,
За его справедливое слово,
За великую правду его.

Как высоко вознес он державу,
Вождь советских народов-друзей,
И какую всемирную славу
Создал он для Отчизны своей!

... Тот же взгляд. Те же речи простые.
Так же скупы и мудры слова ...
Над военною картой России
Поседела его голова.

Александр Вертинский, 1945 г.

[вложение удалено Администратором]
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #11 : 09 Май 2010, 00:57:34 »
Светослав Малорос

СЫНОВЬЯ РУСИ ПРОБУЖДАЮТСЯ!

Спит-то Русь моя сном дурмановым,
Сном нездОровым, да предсмертным сном.
Сон погибельный ведь не сам пришёл:
Гнусы подлые прежде влезли в дом!

А прижившись, сирыми кажучись,
Всё травили-то зелья новые, –
Так смутился Дух – и увяла Русь,
К лютой подлости не готовая.

Русь не взять мечом никогда было, –
Потому нас враг и не взял мечом;
Утравили ж Дух – стал не нужен меч:
Вдосталь впредь стегать по спине бичом!

А над ней, больной, умирающей,
Злы да карлики изгаляются:
«Эку силищу в рабство бросили!» –
Силе Чёрной, знай, похваляются.

Было что её – так уж продано,
Да барыш поделен вперёд меж них,
По владеньям вдруг всё расписано
Палачей – господ чужеподданных.

И пока Руси всё-то стравлен Дух, –
Так работает же под палкою;
Кровососам уж где противиться,
Как познать свою долю жалкую!

Сном ей чудится – будто впрямь сильна,
От напасти той поправляется;
Только сил уж нет: где же силам быть –
Упырями кровь выпивается!

И пока больна, столь годов лежит –
Кто помог бы, силы имеющий!
Так ведь нет того, да не станет впредь:
Потешаются над слабеющей!

Кто грызёт с боков, кто кусками рвёт,
Кто мозгами знай упивается;
Кто, глумлясь, в лицо всё помои льёт –
Что жива ещё, удивляются.

Али встать теперь – и не сможется?
Всё лежать-то ей в унижении?
Да ведь если кто умирал когда,
Смерти впред бывает прозрение!

Пальцем стоит ли упыря ведь ткнуть, –
Лопнет гноем он да отвалится;
Чуть поднять главу – прянет нечисть вон,
Да с копыт от страха увалится!

Шевельнуть рукой, силу пробуя, –
Так пойдёт же прыть по окрестностям:
Вперегон с вытьём да поскачет гнусь,
Хоронясь уж впредь в безызвестности.

Хоть слаба ты, Русь оглушённая, –
Да в плечах уж сила толкается!
Значит то, что впредь – на ногах стоять:
Сыновья твои пробуждаются!

Пробуждаются, силу пробуют,
Гневным оком зорко окрест ведут.
С вражьей сворою посчитаются,
Вырвут Русь свою из дурманных пут!

Спит-то Русь моя...
Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #12 : 09 Май 2010, 01:01:49 »
Русанов Владислав Адольфович

ПОСЛЕДНИЕ  ГУСАРЫ

Седой полковник дал команду "К бою!"
Пошли круги писать точеные клинки.
Держись, поручик, против нас с тобою
В который раз идут латышские стрелки.

А кони распластались в вихре скача,
Копыта роют залежалый снег.
Мы свято верим в Чудо и Удачу
И есть еще надежда на успех.

Ах, вы, гусары, вы, последние гусары,
Венгерки ваши спорят с небом синевой.
И никогда не станете вы стары,
В багряный снег склоняясь головой.

В сугробы падают изрубленные люди.
Грызутся кони, в схватке озверев.
Пусть этот бой последним боем будет -
Визжит картечь прощания напев.

В который раз за матушку Россию
В атаку мчим, поводья отпустив,
И, коль помочь Отчизне мы не в силах,
Мы ей шепнем последнее прости.

Ах, вы, гусары, вы, последние гусары,
Венгерки ваши спорят с небом синевой.
И никогда не станете вы стары,
В багряный снег склоняясь головой.
Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн AleksandrW

  • камрад
  • Старший лейтенант государственной безопасности
  • *
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 85
  • -> Вас поблагодарили: 480
  • Сообщений: 2583
  • Расстрелянных врагов народа 757
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #13 : 09 Май 2010, 01:04:58 »
Русанов Владислав Адольфович

Мы не ищем наград

Мы не ищем наград, мы не ищем чинов, вы поверьте!
Не наемники мы, а России заблудшей сыны.
Беспощадны и злы в кошки-мышки играем со смертью
На российских полях, на просторах родной стороны.

Словно на плац-парад, в полный рост поднимаясь в атаки,
Молим: "Господь всеблаг! Дай нам выдержать все до конца.
Сохрани и спаси, дай нам сил уцелеть в этой драке,
Не предав свою совесть, не вычернив злобой сердца."

Против шквала огня мы, заложники Веры и Чести,
Гордо плечи расправив, идем мимо райских дверей.
И успели уже очи выплакать наши невесты,
И морщины изрезали лица седых матерей...
Масквабад должен быть разрушен

Оффлайн SergeyS

  • Глобальный модератор
  • Комиссар государственной безопасности II ранга
  • *****
  • Спасибо
  • -> Вы поблагодарили: 1122
  • -> Вас поблагодарили: 6555
  • Сообщений: 13944
  • Расстрелянных врагов народа 8576
  • Пол: Мужской
Героическая поэзия
« Ответ #14 : 17 Май 2010, 21:22:21 »
   Я шепнул себе только: "Ура".
   Я промолвил всего лишь: "Вперёд".
   И когда наступила пора, я сказал:
   "До свиданья, народ".
   Я не думал, какой я боец,
   Я не ведал, какой я солдат.
   Но я чувствовал скорый конец,
   Сделав первый свой шаг.
   И это не песня, это не подвиг,
   Это только лишь десять шагов
   По недолгой весне.
   И это не радость, это не тайна,
   Это первые десять шагов
   К ближайшей войне...
                                           В.Бутусов
Прикажут - мы в пекло шагнём с вертолёта,
Прикажут - мы будем хлебать из болота,
А всё потому, что мы просто пехота,
Пехота на все времена.